Леонид Баксинер: «Я всегда ввязываюсь во всё с открытым забралом»

0
43
Леонид Баксинер
Леонид Баксинер

Как начать самому бизнес с нуля, в чужой стране и при этом добиться успеха? О секретах предпринимательства редактору «Пражского телеграфа» Александре Барановой рассказал Леонид Баксинер, владелец сети мастерских по ремонту одежды и аксессуаров «LeoBaxiner» (www.upravyobleceni.cz).

Не страшно было начинать в одиночку?

 А что страшного? Наша жизнь скоротечна, когда она заканчивается, то оказывается, что её и не было, как дуновение ветра. Люди, которые себя ведут неправильно, очень рискуют, только они об этом не знают.

Что для Вас означает неправильное поведение?

Кодекс – один для всех. Его декларирует и церковь, и прочие источники. Он действительно существует, этот кодекс. Был такой сериал интересный — «24 часа», снятый во времена бешеных девяностых, про «братков». И вот там один герой другому говорит замечательную фразу: «Место здесь глухое, земля сырая. Правильно себя веди, правильно». Эта фраза стала моим проводником по жизни.

В чем для Вас отличие жизни здесь от жизни в российских реалиях?

Я – космополит. Я здесь себя чувствую нормально, и в России я себя чувствовал вполне нормально, и в Штатах, где я одно время жил, я чувствовал себя тоже вполне нормально. Я нахожу верные ориентиры на местности.

Но! Когда попадаешь к нам на родину, автоматически начинаешь приглядываться, осматриваться, включаешь сигнальный огонёк, как на спасательном жилете. Здесь жизнь спокойнее. Мелкие нарушения закона могут везде случиться, но здесь это решается разумно. У нас же до сих пор могут «прессануть» по поводу и без.

А в том, что касается бизнеса, как с прессингом дело обстоит?

Нам удалось охватить сетью мастерских целую Прагу, мы – единственные во всём городе, кто реально занимается этим бизнесом. И пока всё спокойно было.

Чехи тоже занимаются этим бизнесом, в чём ваша уникальность?

У чехов нет размаха, есть лишь разрозненные ателье. Я бы не сказал, что чехи не честолюбивы, я думаю, что им это просто не надо. К тому же наш бизнес – малодоходный. Зато устойчивый: он не подвержен ни кризисам, ни падениям, ни взлётам. Люди как ходили к нам, так и ходят, как за хлебом. Просто, когда кризис, несут старые вещи переделывать, когда нет – несут новые.

Как подходите к выбору персонала?

У меня полный интернационал в коллективе: белорусы, казахи, киргизы, израильтяне, чехи… Эмиграция сближает. Однако лучшими в своём деле считаю украинцев. Здесь нет никакой националистской подоплёки, просто в них сочетается потрясающая работоспособность с пониманием европейской ситуации. У представителей остальных национальностей есть перекосы, а эти – чётко посередине балансируют.

Сколько всего мастерских у вас в городе?

11 открытых, две строятся. В 99-м году я начал дело.

И в какой момент его развития Вы поняли, что паровоз уже набрал скорость и едет без Вас, а Вы можете пожинать плоды и читать книжки?

Книжки я начал читать гораздо раньше (смеётся). В 8 лет я уже Пушкина всего прочитал. Лет восемь чётко мне потребовалось. Я начал без денег, без языка, без знакомых, в общем, без ничего. У меня было пять тысяч долларов, когда я приехал, но меня здесь быстро «развели» наши более опытные земляки, и я лишился всего. Помогло то, что я всегда был ходячим генератором идей.

Выбор сферы бизнеса обусловили две вещи: во-первых, я знал, что это должен быть сервис, во-вторых, финансовый вопрос – наличие, точнее, на тот момент отсутствие денег. Ну и, конечно, удача, провидение Божие, без этого никуда. Первое ателье было в подвале поликлиники на Высочанах. Напротив нас был морг. Я дал объявление о приёме на работу — вот так и начал.

А как же вопрос заработной платы сотрудникам?

Я так и сказал: «Девочки, денег у меня нет. Но я вам обещаю, что через какое-то время мы будем первыми, хотите – верьте, хотите – нет. Кто поверит – будет на коне, кто не поверит – ну что поделаешь». И они днём работали в больнице санитарками, а по ночам шили и ремонтировали то, что я доставал. Несмотря ни на что, я всегда знал, что буду первым.

Откуда такая уверенность?

Она идёт изнутри. Надо мной все шутили, все смеялись тогда. Хороший парень, говорили, но что-то он… — и крутили пальцем у виска. Хотя все, кто меня знает, думаю, что меня уважают.

 А враги есть?

Да нет. Бизнес малодоходный, как я говорил, не интересует никого всерьёз. И потом, каждый имеет право печь свой пирожок, так что чужая зависть меня не волнует. Я живу достаточно скромно. Человек должен взвешивать свои потребности, желания и расходы. Если все эти три компонента находятся в равновесии, то всё в порядке.

Вы говорили, что одним из ограничивающих факторов при выборе сферы деятельности был финансовый вопрос. Представим, что его бы не было. Чем бы вы занимались в таком случае?

Не знаю (задумывается)… У меня интересы разнообразные. По специальности я – инженер-строитель. Однако по жизни у меня было несколько бизнесов, и все они были связаны с производством. Сначала я производил картины на керамической плитке, потом занимался пошивом одежды (куртки, брюки) – это ещё в России, в Питере.

И здесь вот тоже ателье, как видите. Были бы в тот момент деньги, может быть, стал бы пошивом заниматься – это намного выгоднее и, главное, интереснее. Но и так дела идут хорошо. На данный момент мы обслуживаем 250 магазинов по всей Праге плюс ещё примерно 5 тысяч заказчиков ежемесячно.

За счёт чего удаётся поддерживать постоянный уровень дохода?

Постоянный доход обеспечивают и магазины, и заказчики. Клиент, который к нам однажды пришёл, уже не уходит. Я провожу тренинги для своих работниц, объясняю, что заказчик – это те же деньги, только они другой вид имеют. Ещё один секрет фирмы: каждый работник для меня – партнёр, он получает 50% чистого дохода от заказа.

Например, заказ на 1000 крон – значит, 500 крон получит та швея, что его выполнила. Когда меня спрашивают, почему, я всегда говорю: «Это же всё их золотые ручки! Моя – лишь идея бизнеса». Вести себя надо правильно, как вы помните, т.е. рабочим надо платить.

Каковы ещё правила успешного ведения бизнеса?

Я не получаю на фирме больше всех и себе беру зарплату в последнюю очередь. Регулярность выплат – обязательна. У меня американская система выплат – раз в неделю. Наша русская система, «раз в месяц», держит человека в постоянном страхе: «А вдруг что случится и денег не будет?..».

Конечно, есть фонд фирмы — на кредиты, на непредвиденные ситуации. Во главу угла поставлен труд профессионалов – моих работников. Конечно, бывает сложное время, летом, когда поток клиентов сужается. Однако никто у меня не жалуется и уходить с работы, даже если сам палкой погоню, не станет.

Даже если всё сделать правильно, предпринимательское дело часто заканчивается провалом. Как сделать так, чтобы пирожок всё-таки испёкся?

Вы знаете, мне в этом смысле действительно повезло. Когда я стал работать с большими чешскими компаниями (Zara, Marks&Spencer, Promod и т.п.), они научили меня работать. У нас тут все начинают бизнес за здравие, а заканчивают за упокой, потому что не знают ни чешского менталитета, ни правил ведения бизнеса.

У меня всё получилось очень интересно. Пришёл я в C&A, на тот момент они были монстром №1. Пришёл я, рассказал о фирме своей, предложил услуги. Мне говорят: «Подождите, позовём заведующую». И решили надо мной посмеяться. Приходит заведующая и приносит мне свитер с большой дырой. Говорит: «Сделаете так, чтобы дыры не было, будем с вами сотрудничать».

Ну, первая мысль, понятно, какая возникает: пойти в магазин, купить такой же свитер и выдать его за отремонтированный. Но, как говорится, не считайте других глупее себя. Я решил поступить по-другому. Я купил такой же свитер, девочки выплели из него нитки и вплели в разорванный свитер. Затем расчесали место, где была дыра, металлической щёткой, и свитер стал как новенький.

Мы справились за ночь, хотя сроков нам не ставили. Приношу свитер на следующий день, в C&A посмеялись, взяли свитер, и ушли в подсобку. Через несколько минут возвращаются с квадратными глазами: «Мы пометили свитер, думали, что вы купите новый и подмените, а это, действительно, работа!» и подписали со мной трёхмесячный контракт. Так началась моя работа. После C&A я уже открывал ногой все двери – я приобрёл репутацию. Настойчивость, трудолюбие и здоровая уверенность в себе – вот составляющие пирожка.

В чём ещё отличие чешской логики в бизнесе от российской?

Главная среди чисто чешских особенностей – неторопливость на грани с флегматичностью, которая просто несовместима с  русским человеком. Я чехов называю «южными финнами». Мы работаем, уважая их привычки, но со своей скоростью. Людям ведь всё равно: все хотят иметь готовую вещь через полчаса на себе.

Что для вас важно помимо работы?

Я люблю свою семью, люблю путешествовать, фотографировать, читать книги, писать картины. К кино спокойно отношусь: у меня самого жизнь такая увлекательная, что никакого кино не надо смотреть. Знаете, случайностей не бывает, бывают закономерности, нами не познанные.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №3

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяПраздники: часть вторая, реанимационная
Следующая статьяВторое дыхание металлургов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя