Владимир Николаевич Ларин: «Земля, которую я представил на суд публике, ещё очень непривычна нам»

1
32
Владимир Николаевич Ларин
Владимир Николаевич Ларин

Автор альтернативной, металлогидридной теории строения Земли, Владимир Николаевич Ларин, посетил в декабре Прагу. После одной из его лекций в Чешском техническом университете редактор «Пражского телеграфа» Александра Баранова расспросила его о взглядах на настоящее и будущее нашей планеты. Неожиданная и, с точки зрения многих критиков, противоречивая теория Владимира Ларина, тем не менее, объясняет многие сегодняшние процессы, например, разрушение озонового слоя Земли.

Владимир Николаевич, когда и почему Вы вообще заинтересовались геологией?

Вот закончил я школу. Куда идти? Инженером-механиком? Изобретёшь машину, а она через 10 лет станет старьём. Моральным старьём. Искусство меня не интересовало, не было к нему способностей. Ну и куда ещё идти было, как не в геологи? Быть геологом сулило интереснейшую жизнь: уезжаешь на полгода, путешествуешь задаром, узнаёшь новые места. Это потом я уже понял, что я не ошибся.

Впервые Вы высказали идею о том, что основная доля в составе Земли принадлежит не силикатным соединениям, а водородным, при защите диссертации в 80-е. Как вас восприняли тогда, и как эти взгляды эволюционировали к настоящему времени?

Тогда это прозвучало очень необычно, к тому же у меня не было твёрдой доказательной базы, так что пришлось тяжело. Когда мне пришла идея о том, что Земля не так устроена, как нас учили, я понял, что мне придётся годы заниматься самообразованием в химии, физике, чтобы дорасти до понимания сути этой идеи. Мне надо было научиться многому: с физиками говорить на языке физиков, с астрофизиками – на языке астрофизиков.

Когда я защитил диссертацию, встал вопрос: какую мне степень записывать? Хотели физико-техническую специальность записать, а я всё-таки настоял на геологии. Были и те, кто в меня очень верил. Например, академик Смирнов, Владимир Иванович, завкафедрой, которую я заканчивал, взял и мои первые статьи на эту тему отправил в Академию наук. Не все пинали, в общем. А те, кто игнорировал, те просто не замечали меня: дескать, подумаешь, забавляется там молодой человек. Подрастёт и перебесится.

Расскажите о том, как Вы пришли к выводу об ином строении Земли и в чём отличие Вашей точки зрения от традиционной концепции?

Вспомните, как вас учили: у Земли – железное ядро, а всё остальное состоит из силикатов. Меня учили точно также. Однако после успешной защиты кандидатской диссертации я заинтересовался глобальными проблемами, поскольку наши представления о строении Земли в целом никак не помогали мне при решении региональных вопросов. Я обошёл многих корифеев в области наук о Земле и всем задавал вопрос: «Как устроена наша Земля?». И все они меня гнали прочь, утверждая, что это всем уже давно известно, не давая при этом однозначного ответа.

Я продолжил поиски информации и в процессе натолкнулся на блестящую теорию Фреда Хойла (автора термина «Большой взрыв») о том, что во время формирования протопланетного диска – первобытного Солнца – вещество было частично ионизировано, и что центральное сгущение на этой стадии обладало мощным дипольным магнитным полем. Оказалось, что именно эту идею можно проверить на вещественном составе объектов Солнечной системы: Солнца, Земли, Луны, астероидов, которые к тому времени были уже известны. Эмпирические тесты не только показали, что Хойл был прав, но и позволили определить первоначальный состав Земли.

Выяснилось, что в изначальной Земле резко преобладали металлы и водород (более половины всех атомов (60%) или 4,5% по массе). Если традиционное строение Земли предполагало преобладающий объём силикатов в составе, то по моей модели выходило, что силикаты встречаются лишь до глубины 120-150 километров от поверхности Земли. Была проделана большая работа, чтобы посмотреть, как этот состав Земли обусловил развитие нашей планеты и, в конце концов, привел к современному составу Земли.

Предположу, что к этому моменту Вы уже успели освоить «язык» физиков и астрофизиков, чтобы аргументировать свою точку зрения.

Достаточно, для того чтобы показать, что эта модель не противоречит современным данным по физике Земли.

Прежде всего, нужно было объяснить, почему внешнее ядро планеты – жидкое. По моей модели нельзя объяснить это высокими температурами, поэтому я предположил, что, если металл содержит примесь растворённого водорода, то, под высоким давлением этот металл будет становиться весьма пластичным и даже жидким. Это было очень необычное и нестандартное предположение, поскольку физики многие десятилетия изучали прямо противоположное. Они изучали водородную хрупкость металла.

Эксперимент, который проводился с титановыми соединениями, однако, показал, что с повышением давления от 5 до 10-12 килобар титан меняет своё агрегатное состояние на жидкое: в зоне давления 10-12 килобар титан начинает течь, как будто он расплавлен. И всё это при комнатной температуре (авторское свидетельство № 1165525 – прим. автора).

Не буду останавливаться на том, что эта модель полностью соответствует тому, что знают геофизики о планете. Аналогично титану изучались и другие металлы, и во всех них, вместо катастрофической хрупкости, как считалось ранее, при высоких давлениях появлялась сверхпластичность.

Какие ещё выводы можно сделать на основе этой модели?

Если существует такая модель, то с поверхности планеты должен выделяться водород, причём в огромных количествах. В нефти и природном газе основным элементом химического состава является водород. Если мы имеем миграцию водорода из глубин океана, например, то это решает проблему происхождения нефти и газа. Точнее, очень упрощает её решение. Более того, можно предположить, что месторождения нефти, полностью отработанные, будут восполняться через некоторое время. Этот прогноз был опубликован в рамках моей докторской диссертации в Канаде, книга же с ним вышла в 1992 году.

Кроме того, выделение водорода непосредственно связано с вопросом повышения уровня Мирового океана. Обычно считается, что это связано с глобальным потеплением и с таянием ледников Гренландии и Антарктиды. Однако обратите внимание: существенных колебаний температуры за прошлый век не наблюдалось. Как же тогда объяснить рост уровня океана?

В течение последних 20 лет уровень Мирового океана измерялся с помощью системы спутников, и очень точно. В среднем, по этим данным, скорость роста уровня Мирового океана составляет 3,2 мм\год. Для того чтобы представить, сколько это – каждый год у нас прибавляется такой кубик воды в океане (рисует). Отсечём от него 0,5%, т.е. только водород. Этого количества водорода будет достаточно для того, чтобы синтезировать 5 миллиардов тонн нефти.

Глобальных выводов не сделать без проведения локальных измерений. Где и как Вы их проводите?

В 2006 году мы с коллегой Николаем приобрели т.н. водородные газоанализаторы, стали путешествовать и измерять. Действительно, водородная дегазация происходит везде, даже в городах — наверняка и в Праге. В Африке, в Австралии, в США (Северная и Южная Каролина, Флорида), в Казахстане, в России, на Филиппинах… В Турции (Кемер) водород выделяется на поверхность Земли уже несколько тысяч лет. Считается, что там и зажгли первый Олимпийский огонь.

Можно ли как-то визуально определить место, где водород выделяется на поверхность Земли, и если да, то как?

Водород, выделяясь из земли, образует характерные кольцевые структуры, «депрессии». Такие структуры похожи на мелкие сковородки: глубина  — несколько метров, диаметр – несколько километров. Структуры образуются, невзирая на рельеф, в том числе скалистые породы.

Почему эти структуры имеют округлую форму?

Водород собирается в струю и эта струя имеет, соответственно, круглое сечение. Водород сам наводит себе пористость в теле планеты и идёт по ней. Нефтяники обычно удивляются: «Как вы собираетесь водород улавливать, ему же ловушки нужны!». Это нефти и газу ловушки нужны, а водороду нужно просто помочь из-под земли выйти, просверлив отверстие, поскольку его там невероятное количество.

Меняет ли как-то водородная структура плодородные свойства почвы?

Вы правы, плодородие почвы сходит на «нет». Более того, когда водородная структура образуется посреди лесной зоны, лес гибнет. В чернозёмных зонах обычно всё засажено лесозащитными полосами. Так вот, накладываясь на такую полосу, структура уничтожает её, а деревья, перед тем как погибнуть, испытывают генетические уродства. Как на живую фауну влияет водород, честно говоря, не знаю. Во всяком случае, у нас в ЖКТ есть водород, и ничего, живём.

Что же делать, если такая структура возникнет вдруг в заповедной области?

Ничего страшного, надо просто бурить скважину, извлекать водород и использовать его.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №4

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяВышеградская группа проведёт саммит
Следующая статьяОпасно, червь!

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Потрясающе ! Скромно отмечу о своем интуитивном очень давнем предположении иного образования нефти и расширении Земли и соответсвующем расхождении континентов и сейчас Ларин веливолепно все обьясняет ! Это суперсверхгениально ! Просто и гениально ! Отработанные месторождения снова наполняются — энергетических проблем нет ! И утилитарно — добыча водорода это потрясающе !

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя