Евгений Чулков: «Личность Высоцкого удержала меня от множества ошибок в моей жизни»

0
58
Евгений Чулков
Евгений Чулков

Человек, будто бы проживший несколько жизней, кумир молодёжи семидесятых, которого боготворили в низах и недолюбливали в верхах за острые, наотмашь бьющие тексты песен – таков был Владимир Высоцкий. В окружении этого «царевича в свитере», гениального бунтаря не было человека, который бы не ощутил на себе влияние его личности.

Евгений Чулков, лучший исполнитель произведений Владимира Высоцкого среди бардов, не стал исключением. В канун очередной годовщины со дня рождения народного поэта он посетил с концертом Прагу и рассказал редактору «Пражского телеграфа» о роли фигуры Высоцкого в своей жизни.

В чешской столице Евгений Чулков оказался стараниями координатора проектов творческого объединения «Своя среда» (Минск, Беларусь), журналиста, автора-исполнителя, поэта Ольги Залесской. Евгению не раз приходилось выступать в программах «Своей среды» с сольными концертами, и его манера исполнения успела настолько полюбиться публике в Беларуси, что команда «Своей Среды» решила включить концерт Чулкова в первый европейский тур Творческого объединения.

«Идея возникла внезапно, и, как всё хорошее, что должно было воплотиться, она сразу стала обрастать средствами для реализации, — говорит Ольга. – Учитывая, что Евгений всегда приезжал к нам в канун дня рождения Высоцкого (25 января – прим. автора), мы и даты европейских концертов назначили в это время.

Женя Чулков, исполнитель песен Владимира Семёновича, приезжает к нам с момента образования  нашего объединения, и, когда я начала вести переговоры о его выступлении в Польше и в Чехии, здесь отозвались с радостью. Приятно, что живое участие в организации этого тура приняли посольства России и Беларуси, как в Польше, так и в Чехии. Также очень профессионально и доброжелательно сработал фонд Сближения Культур «Open Art» Евгения Малиновского (Польша)».

Итак,   Евгений Чулков сначала стал гостем третьего по счёту открытого фестиваля песен Владимира Высоцкого в Варшаве – «Тропами Высоцкого – песни привередливые», а затем выступил в Праге в Российском Центре Науки и Культуры на вечере памяти Высоцкого «В начале было слово..», посвящённом 76-й годовщине со дня рождения российского барда.

Евгений, когда Вы впервые услышали песни Владимира Высоцкого?

С творчеством Высоцкого я познакомился в 1964 году. Я учился в 9 классе, вращался в «пацанской» компании. Однажды один приятель предложил мне послушать магнитофонную запись с «блатными» песнями. Меня это сразу заинтересовало, потому что я немного играл на семиструнной гитаре, репертуар был у  меня небогатый, всего несколько песен, которым меня научил мой преподаватель по труду.

Запись была на плёнке, плохого качества, и я попросил кассету домой. Дома стал вслушиваться, и что-то меня потянуло к этим песням, хотя мне и надо-то было их только выучить, чтобы потом при случае в компании блеснуть. Задача была простая, но всё пошло дальше.

Я начал потихоньку собирать и учить эти песни. Так и продолжаю – уже в течение 50 лет. Я всегда брал только плёнки, причём никогда не записывал тексты от руки, за редким исключением, когда невозможно было оставить запись у себя.

Учили песни наизусть?

Я просто слушал и слушал, и они сами запоминались, песни эти, и я их стал исполнять. Поначалу я, конечно, и не помышлял ни о каких концертах и сценах. Всё это пришло само собой и постепенно.

Вам повезло ещё при жизни пообщаться с Высоцким. Что для Вас значила эта встреча?

Мечта у меня такая была – встретиться с Высоцким с глазу на глаз и поговорить с ним о  его творчестве. Обо всём. Я внутри себя нарисовал некий образ Высоцкого, он для меня во всём казался идеалом, и мне хотелось проверить, так ли это.

Я желал этой встречи и боялся её. Боялся, что мой образ не будет соответствовать реалиям. Слава Богу, всё прошло отлично.

Встреча состоялась в 1979-м году в городе Глазове, в Удмуртии. Высоцкий приезжал туда с ВИА «Поющие электрины» из Северо-Осетинской филармонии.

Встреча состоялась не сразу, он был очень занят, так что даже пришёл к нам и извинился, что сразу не может. Когда мы, наконец, встретились, то сразу забыли все наши вопросы, тщательно подготовленные для беседы: Высоцкий начал отвечать на первые вопросы, затем начали возникать всё новые и новые, и первоначальный план разговора канул в Лету. Помню, как он сказал нам: «ЗдорОво». Мы ему: «Надо поговорить».

А он: «Завтра-завтра!» А мы: «А мы завтра не можем, уезжаем, мы же аж из Нижнего Тагила приехали». И он сразу: «Как там Изочка?» (первая жена Владимира Высоцкого, Иза Константиновна Высоцкая (Мешкова) проживает до настоящего времени в Нижнем Тагиле – прим. автора).

После этого разговор пошёл как по маслу. Сначала, конечно, он больше молчал, на вшивость нас проверял, видимо. А потом, когда понял, что мы нормальные пацаны, расслабился, стул спинкой к себе повернул, сел на него верхом и сказал: «Ребята, я отвечу на все ваши вопросы».

И ответил?

Да. Он был очень деликатен в разговоре, мы абсолютно не чувствовали, что он такой великий человек и что он нас здесь просто терпит или оказывает снисхождение. Прошло минут сорок беседы, ему уже надо выходить на сцену, и вдруг я вижу его резкое движение: он глянул на часы. Потом второй раз – но без комментариев.

Тут мы сами сориентировались и сказали: «Владимир Семёнович, наверное, время уже выходит, Вам идти надо». А он в ответ говорит: «Пойдём, покурим, мужики». Выходим, он достаёт пачку сигарет – а она пустая. Он её выкинул, и я предложил ему свои, «Интер» у меня были (я уже не курю давно). У друга моего были папиросы «Беломор». Высоцкий выбрал «Беломор».

Память на фото или на плёнке об этой встрече осталась?

У моего друга была кинокамера, «Кварц», 8 миллиметров, старенькая. Предварительно, когда мы с Высоцким беседовали, мы сказали, что мы не за сенсацией здесь, мы – любители его творчества, и очень хотим снять его на камеру. Высоцкий согласился и очень здорово позировал. А я стоял рядом и потел: встать в камеру или не встать в камеру? А вдруг он меня выгонит? Я не встал.

Жалеете?

Сложно сказать, жалею я или нет, не в этом дело. Наверное, всё-таки нет. Моей целью не было «засветиться» с Высоцким рядом и показать: вот, ребята, я здесь был! Я-то это и сам знаю. Для меня важнее то, что я с ним общался и получил то, что и хотел получить от нашей беседы.

Воспоминания, что главное, на всю жизнь остались.

Ещё бы! Когда тогда народ увидел, что мы общаемся с Высоцким – а он ведь никого к себе не подпускал – за нами сразу стали ходить: кто это, дескать, такие. Нас посадили за стол звукооператоров. Высоцкий вышел на сцену, сказал, что у него есть любители, а есть настоящие поклонники его творчества, есть и будут ещё. Мы сидим и думаем: «Про нас говорит!»

Мы договорились с Владимиром Семёновичем о новой встрече, но она, к сожалению, не состоялась, это же был 79-й год. Самое главное, что мы от него получили разрешение на проведение вечера по его творчеству. Он сначала осторожно поинтересовался, зачем нам это надо, мы объяснили, что его творчество не так известно, как он думает, и мы хотим это исправить, затем рассказали, что и как будет происходить.

Когда и как состоялся вечер?

Вечер мы провели 23 марта 1980 года. Уже шло дело к его кончине. Мы, к сожалению, так долго тянули с перезаписью концерта, чтобы отправить Высоцкому запись, что не успели: бандероль вернулась невостребованная. Тот наш первый вечер был ознакомительным, мы рассказали публике о том, кто такой Высоцкий, раскрыли все грани его личности. После его смерти мы сделали вторую встречу, составленную по посвящениям, написанным на смерть Высоцкого, а затем и третью.

Третий вечер носил название «Канат». В первой части мы организовали на сцене что-то вроде спортивного ринга: сцену обтягивали канатом, я заходил в этот импровизированный ринг и пел ранние песни Высоцкого, задиристые, олицетворявшие его напор и энергетику, молодого Высоцкого. Во второй части канат протягивался вдоль сцены, и всё действие происходило на его фоне. Третья часть – декорация трансформировалась в памятник: друг на друга на сцене ставили кубы, на них водружали бюст Высоцкого.

Этот наш спектакль мы показывали в нескольких городах, в том числе, в Москве, в «Театре-студии на Юго-Западе». На представлении присутствовала мама Высоцкого, Нина Максимовна. Мы с ней там установили дружеские отношения.

Что Вас ещё связывает с Высоцким, кроме той встречи?

Как-то я провёл анализ фатальных дат Высоцкого, и с удивлением обнаружил, что моя жизнь во многом переплетена с ним. Во-первых, как-то я смотрел документальный фильм о Высоцком, и вдруг в кадре, где он едет на своём мерседесе, заметил, что его номер машины – это мой номер домашнего телефона, 7176.

Мой полный номер телефона – 29 71 76.  Эта машина, кстати, сейчас стоит в музее Высоцкого в Екатеринбурге. Во-вторых, сын у меня родился в один день с Высоцким, 25 января. 25-е число в судьбе Высоцкого и тут, и там присутствует: 25 января появился на свет, 25 апреля женился, а 25 июля его не стало.

А у Вас с 25-м числом как дело обстоит?

Я родился 26-го (смеётся). Почти!

Вернёмся к вопросу творчества. Что Вы для себя нашли в его песнях?

Благодаря знакомству с творчеством Высоцкого, я получил возможность учиться человеческим, мужским поступкам у его героев. Жизнь ставит тебя в разные ситуации, заводит в тупики, и в таких случаях я обращаюсь к его героям и вижу, что они находятся в более жёстких условиях и, несмотря на это, всегда находят достойный выход.

У Высоцкого есть не только положительные персонажи в песнях.

Вы знаете, я через некоторое время понял, что в творчестве Высоцкого нет отрицательных персонажей, даже если он их и выставляет с отрицательной стороны.

Я не скрываю: я хотел бы быть похожим на его героев. Возьмите даже отрицательного персонажа из песни «Был побег на рывок»: они там убегают от конвоя. Прообраз главного героя (отрицательного, по сути) – Вадим Туманов, друг Высоцкого. Однако если абстрагироваться от Туманова, я слушаю песню, и всё равно хочу, чтобы человек этот – убийца – убежал, спасся.

Должен сказать одно: исполнение мной песен Высоцкого – это не случайно, не дань моде. Я же этим занимаюсь всю жизнь. Правда, был у меня один период, когда я решил, что больше не буду выступать, потому что некоторые говорили: «А, это тот, что поёт под Высоцкого!» Меня это очень задевало и обижало, и я не мог людям объяснить, что любой исполнитель – в какой-то мере соавтор, потому что он сопереживает тому, о чём поёт.

Как задержаться на этой грани: донести до людей суть песни в манере исполнителя и при этом избежать того, чтобы Вас посчитали плохой пародией? Высоцкого ведь невозможно повторить, да и не нужно?

Я просто не исполняю публично некоторые песни Высоцкого. У каждого ведь своё видение песни. Как ты понял – так и понял. Помню, что в первый раз на выступлении в Белоруссии я страшно волновался, что «не понял», но там была такая публика добрая, сложились такие тёплые отношения, что я бояться перестал.

Вернёмся к моему — «под Высоцкого». Можно спеть песню, и она будет неинтересна, я даже ухудшу то, что было задумано другим человеком – ну и зачем это? Песню надо театрализовать, тогда она от этого лишь выигрывает. Однако внутри меня есть грань, которую я не могу переступить, например, вот эта характерная хриплость Владимира Семёновича.

Однако голос у Вас хрипловатый от природы, и при этом Вы сознательно стараетесь не подражать тембру Высоцкого?

Нет-нет, я этого не приемлю. Не могу на публике это делать, потому что это – всё равно пародия. Как бы ты ни пытался, ты никогда не споёшь с той мощью и интонацией, как это делал Высоцкий, поэтому лучше и «не рыпаться».

Как ему удавалось, на Ваш взгляд, быть в песнях своим для всех?

Это Божий дар, я считаю. Вот, например, снимался документальный фильм «Я родом из детства». Высоцкий потом рассказывал: «Вы представляете себе: я, никогда не воевавший человек, писал песни в картину, где не было ни одного грамма лжи, и поэтому нужно было как-то их так вставить, чтобы они звучали». И с остальными областями жизни было аналогично.

«Иногда пишу песни – профессии, поэтому все люди считают, что я обязательно должен был овладеть когда-то этими профессиями, — говорил он. – Только они в недоумении: когда же? Вроде человек ещё не совсем старый. Поэтому они спрашивают меня, не воевал ли я, не летал ли, не плавал ли, не сидел ли. Всем отвечать не могу, только вот пользуюсь случаями, чтобы в выступлении иметь возможность сказать, что – нет, я этим ничем не занимался, занимался этим только за письменным столом в стихах».

Он не воевал, не летал – но написал. Нет той области, которой бы он не коснулся в своём творчестве. С его-то подходом к теме! У него всегда был настолько чётко изучен материал, что поймать его за руку и сказать: «Этого не было!» — было нельзя. Никакой голословности. Есть у него в песнях фантасмагории, но тогда при прослушивании абсолютно ясно, что это – сказка, а не быль.

А вот все социальные вещи очень чётко были отображены. Ещё его мама говорила: «Вы думаете, Володя не знал, как написать?» У него дома, кроме справочной литературы, никаких и книг-то не было. Он говорил, что ему не нужны книги: взять почитать книжку он может и у кого-то, а вот справочники у него лежали на рабочем столе. Он всегда очень вникал в тему.

Вы смотрели последний фильм о Высоцком, который был снят его сыном? Он получил очень противоречивые отзывы, Марина Влади, по словам прессы, была в шоке и отказалась смотреть его, а некоторые, наоборот, хвалили сына за кропотливый труд над образом отца.

Я фильм тоже не смотрел. Мне говорят мои оппоненты: чтобы судить, каков фильм, надо его посмотреть. Я не хочу его судить и не хочу его смотреть, потому что в этом фильме очень ярко представлена история с наркотиками и прочая грязь. Люди, которые его не знали лично, молодёжь современная, скажут: «О, так и мы можем, как Высоцкий», и я считаю, что это неправильно.

Не хочу судить тех, кто вкладывал в этот фильм, в это грязное бельё деньги. Если вам не нравится «Щелкунчик», не говорите, что это плохо, признайте, что это просто вам лично не нравится. Многие мне говорят: ты должен посмотреть, чтобы составить своё мнение. Моё мнение давно сформировалось: я просто не хочу видеть Высоцкого там.

Возьмите, откройте сборники его  — сколько там написано материала, какие стихи! Когда бы он это всё сделал, если бы только пил да кололся? Фильм снят не в ту сторону, считаю, с креном. Что поделаешь, нужна людям скандальная история. Вот и личность Высоцкого тоже вогнали в скандальные рамки. Понимаете,  все мы – люди. Без недостатков людей не бывает. Но творчество, я считаю, гораздо интереснее рядовых бытовых подробностей.

В 19 веке русский язык был во многом сформирован Пушкиным, его чудесными стихами. В 20 веке в России был Высоцкий. Не зря Евтушенко писал: «Меньшого потеряли брата, всенародного Володю». Потому и меньшого.

Почему, как Вы считаете, так трагически закончилась его жизнь?

Высоцкий выбивался из всех характеристик и никак не хотел укладываться в обычные рамки. Конечно, он был очень добрым человеком. Всегда, раздавая автографы, писал: «Добра». Мальчишкам писал: «Будь сильным, умным и добрым», девочкам: «Будь красивой, умной и доброй». Ум и доброта для него были ключевыми качествами по жизни. Повторюсь: он был добрым и ранимым человеком. Наше общество его загнало в ту яму, из которой он не выбрался.

К какому-то моменту он уже вышел на финишную прямую и хорошо осознавал это. «Уйду я в это лето в малиновом плаще»… Не сберегли его. А может, по-другому и не должно было случиться. Иногда спрашивают: а что бы было, если бы он не умер тогда? Не представляю, ведь сейчас – совершенно другое время, может быть, потому он и ушёл, чтобы не доживать до наших дней.

Ему посчастливилось вовремя умереть. Вспомнить хотя бы самоубийство Ольги Берггольц – это была трагедия и полное отрицание всего происходящего. Конечно, был и другой путь. Барышников, Шемякин. Они поняли, что плетью обуха не перешибёшь, и уехали за рубеж.

Теперешней молодёжи, как думаете, нужно слушать Высоцкого?

Творчество Высоцкого ещё никому не повредило, и повредить не может. Кто слушает его – хорошо, кто не слушает – заставить сложно, ведь молодёжь нынче совсем по-другому воспитана и на другой социум, на другую музыку сориентирована. Над песнями Высоцкого надо думать. Нужно их слушать, это не рэп какой-то. Кто слушает – может и дойдёт до них смысл со временем.

Задача фестивалей авторской песни и мероприятий, подобных этому, как раз и заключается в том, чтобы подарить возможность людям услышать творчество Высоцкого. Возможно, кому-то не хватает именно этого – услышать.

Молодёжи так и вовсе есть чему поучиться. Вспомните «Балладу о борьбе»:

«Если мяса с ножа ты не ел ни куска,

Если руки сложа, наблюдал свысока,

И в борьбу не вступил с подлецом, с палачом, —

Значит, в жизни ты был ни при чём, ни при чём!

 Если, путь прорубая отцовским мечом,

 Ты солёные слезы на ус намотал,

 Если в жарком бою испытал, что почём, —

 Значит, нужные книги ты в детстве читал!»

Да, я, конечно, довольно однобок: меня все упрекают в том, что я всё свожу к Высоцкому. Но как с арфы на мандолину музыканта не перевести, так и меня тоже. Не могу выразить тех эмоций, которые у меня вызывает Высоцкий. У меня до сих пор иногда слёзы наворачиваются, как подумаю: как же мне повезло! Личность Высоцкого удержала меня от множества ошибок в моей жизни.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №8

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 144 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяРоландо Виллазон снова в Праге
Следующая статьяЖенщинам – только с любовью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя