Валентин Давыдянц: «Конечное решение на корабле всегда принимает капитан»

0
91
Валентин Давыдянц
Валентин Давыдянц

Если бы Михайло Ломоносов жил в 21-м веке, то его знаменитая фраза о будущем России наверняка прозвучала бы как «Российское могущество прирастать будет Арктикой». Неосвоенные богатства Арктики манят к себе не только те восемь государств – членов Арктического клуба, которые имеют границу с океаном льда, но и другие страны. Лидерство России в этом регионе обеспечивает флотилия ледоколов.

Россия – единственная страна в мире, у которой есть свой атомный ледокольный флот. И своё технологическое лидерство в Арктике Россия не намерена уступать. О работе атомного ледокола, детских мечтах и команде «Пражскому телеграфу» рассказал капитан самого большого атомного ледокола планеты «50 лет Победы» Валентин Давыдянц. С Валентином Сергеевичем беседовала шеф-редактор издательства Наталья Судленкова.

Для многих служба на море – это воплощённая детская мечта. Вы тоже хотели быть капитаном?

В детстве я мечтал стать капитаном самолёта. Мне почему-то очень нравилось, как капитан в форме выходит после приземления самолёта первым. Но не сложилось, и я пошёл учиться в мореходное училище на штурмана. Мне это даже одно время мешало, говорили, мол, «ему штурманом надо быть, а он всё в капитаны метит».  Я был капитаном-дублёром на атомном ледоколе «Ленин», потом на атомоходе «Россия», оттуда уже перешёл на «50 лет Победы».

По каким критериям отбирают капитанов?

Смотрят, естественно, на твои деловые качества, оценивают, как ты можешь управляться с экипажем. У нас пять служб, это больше, чем на дизельных ледоколах, потому что добавляются операторы реакторов и контроль за состоянием среды и радиационной безопасностью. Для того, чтобы стать капитаном, надо закончить множество различных курсов и пройти тесты. А потом регулярные переэкзаменовки и учёба.

Сколько людей в команде самого большого ледокола мира?

Конечно, больше, чем на дизельных ледоколах. У нас более ста человек.

А Вы знаете каждого?

Конечно. У нас анекдот есть: «Устав состоит из двух пунктов. Первый пункт: «Капитан всегда прав», и второй пункт: «Если капитан не прав, то смотри пункт первый». На судах должно быть единоначалие. Сугубо моё мнение – демократия нельзя допускать на флоте, во всяком случае, я узурпатор в этом плане. Кто на нижнию площадку трапа наступает и хочет влиться в экипаж, тот  должен слушать меня и приспосабливаться  под наши правила, которые на ледоколе установлены.

И что, никому слова поперёк сказать нельзя?

Можно. Но в специально отведённое время. Я могу, конечно,  выслушать мнение всех, и оно по старым морским обычаям так и получается, когда собиравется весь офицерский сбор и начинают выслушивать мнение всех — от младшего офицера до старшего. Но конечное решение в любом случае принимает капитан.

В каких условиях живут моряки на ледоколе? Правда, что у вас есть и бассейн, и кинозал?

Да, правда. У нас есть и сауна, и санузел, и массажный салон, и ресторан. Мы ведь возим туристов, поэтому должны быть созданы оптимальные условия для проживания. У экипажа каюты одноместные.

Сколько туристов Вы берёте на борт? Как долго длится путешествие к Северному полюсу?

Обычно 120-130 человек. Дорога туда и обратно занимает 11 суток.

А откуда вы берёте воду для бассейна? С собой возите? Её ведь очищать надо?

Мы опресняем воду с помощью наших атомных реакторов. Они работают, в том числе, и как опреснительная установка.

Раз вода – не проблема, то сколько может атомный ледокол находиться в автономном плавании? Чем ограничен этот срок?

Психологической совместимостью экипажа и продовольствием. Топливо в наших реакторах работает 7-8 лет, поэтому, в отличие от дизельных ледоколов, количеством топлива мы не ограничены.  Продуктов у нас на 7-8 месяцев. По спутниковой связи со семьёй общаемся. В среднем одна смена длится 4-5 месяцев, потом четыре месяца отпуск.

С чем можно сравнить ощущение движения атомного ледокола? Он же всё время лёд пробивает….

Скажем так – не всё время. А вообще похоже на езду в автомобиле по брусчатке.

Когда ледокол пробивает лёд, то это наверняка довольно сильные удары. Как в таких условиях работают реакторы?

У нас установлены реакторы ВВЭР. Это та же технология, что и на чешских атомных станциях, только мощность меньше. Сила удара, которая безопасна для реактора, точно рассчитана. Хорошо известно, в каких условиях он может работать и какие условия для него опасны.  Удар удару рознь, да и реакторы установлены в средней части ледокола.

Но удары-то всё равно есть. Это же как работа в условиях непрерывного землетрясения! А как прорубается толстый лёд?

Только дурак в многолетний 5-метровый лёд будет на скорости 18-20 узлов ударять. Поэтому  делается зарубка на скорости, предположим, 12 узлов, потом ледокол делает движения влево и вправо, чтобы расчистать пространство. Потом вновь на небольшой скорости ударяет в зарубку. А вообще, конечно, работа на атомных ледоколах – это лучшая характеристика для наших атомных реакторов.

Посмотрите, в каких условиях они работают – мало того, что постоянно надо регулировать их мощность, чтобы управлять скоростью и манёврами, так ещё и  удары об лёд. И при этом за больше, чем полвека работы всего атомного ледокольного флота России не было ни одного мало-мальски серьёзного происшествия с реакторами.

Сейчас всё чаще можно услышать про Северный морской путь. Эта дорога вдоль российского побережья в Северном ледовитом океане из Европы в Азию гораздо короче, чем путешествие южным маршрутом, через Суэцкий пролив и Индийский океан. Насколько Северный морской путь популярен сейчас у западных заказчиков?

Интерес к нему проявился в  2009-м году, когда с востока прошли два судна немецкой фирмы «Белуга», которая занимается перевозкой крупнотоннажных и негабаритных грузов. Их провёл ледокол «50 лет Победы» с востока на запад по всей трассе Северного морского пути, и по возращении в родной порт капитаны дали судовладельцам информацию о выгодности этого маршрута.

Они сказали, что каждое судно сэкономило только на дизельном топливе более 100 тыс. долларов. Поэтому уже в 2010-м году у нас появились на трассе Севморпути иностранные суда, в 2010-м году было перевезено 111 тыс. тонн груза. Для примера могу сказать, что в 2013-м году уже перевезено 1 милллион 350 тыс. тонн груза.

Вы сказали, что экономия только на топливе составляет 100 тыс. долларов. На чём ещё экономят?

Во-первых, на страховке. Ведь на Севморпути кораблям не угрожают пираты, да и сокращение сроков в пути также вносит свою лепту в снижение страховых платежей. К тому же, меньше расходов на заработную плату экипажу и так далее. Судовладельцы уже присматриваются к этой дороге, они убедились, что здесь безопасно могут пройти судна по всей трассе, которая занимает  порядка 4 тыс км. И уже суда идут не только с востока на запад, но уже находят груз на востоке, который возвращают этим же путём назад, только уже с востока на запад.

А что мешает увеличить проходимость Севморпути, раз это так выгодно?

Сейчас эта тема активно обсуждается. К сожалению, чтобы увеличить объём перевозок по Северморпути, суда должны иметь определённый ледовый класс, т.е. иметь более крепкий корпус. Но так как навигация по Северному пути некруглогодичная, а занимает время с конца июня по ноябрь месяц, порядка 5-6 месяцев максимум, то судовладельцы ещё думают что делать с более дорогим судном в оставшиеся полгода.

По моему мнению, судоходство по Севморпути будет только увеличиваться, так как оно даёт реальную экономию во времени и в денежном эквиваленте по использованию меньшего количества дизельного топлива.  К тому же, представьте, насколько это выгоднее с экологической точки зрения, если один дизельный ледокол сжигает за день до шестидесяти-семидесяти тонн топлива.

Ледокол «50 лет Победы» представляет собой модернизированный проект второй серии атомных ледоколов класса Арктика. Расчётная максимальная толщина льда, которую должен преодолевать ледокол — 2,8 м.

«50 лет Победы» — это модифицированный проект 10520 «Арктика», имеющий множество отличий от своего предшественника. На судне применена ложкообразная форма носовой оконечности, впервые использованная при разработке в 1979 году канадского экспериментального ледокола «Кэнмар Кигорияк» и убедительно доказавшая свою эффективность при опытной эксплуатации.

На ледоколе установлена цифровая система автоматического управления нового поколения. Модернизирован комплекс средств биологической защиты атомной энергетической установки, прошедший переосвидетельствование в соответствии с современными требованиями Гостехнадзора. На «50 лет Победы» создан экологический отсек, оснащённый новейшим оборудованием для сбора и утилизации всех продуктов жизнедеятельности судна.

Корпус атомного ледокола «50 лет Победы» сделан в носовой части из специальной стали толщиной 46 млм, пояс переменной ватерлинии (там, где корпус ледокола соприкасается со льдом),  шириной несколько метров, по бортам его толщина 36 мм и в корме уменьшается до 32 мм.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №11

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 144 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяГод чешской музыки-2014: проект десятилетия
Следующая статьяСтильный до пят

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя