Андрей Суздальцев: «Формирующаяся после майдана современная государственная идеология Украины строится на факте отрицания российской государственности»

1
14
Андрей Суздальцев
Андрей Суздальцев

От мирных демонстраций до кровопролитной гражданской войны. Как и почему ситуация в Незалежной успела так сложиться, в разговоре с редактором «Пражского телеграфа» рассуждает российский политолог, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики (ФМЭиМП) Андрей Суздальцев.

Андрей Иванович, каким образом, по Вашему мнению, ситуация на Украине успела перерасти из разногласий и волнений по поводу вступления в ЕС в гражданскую войну? Кто и что тому причиной и что теперь делать?

В данном случае ситуация делится на две части: на то, чем начался и закончился Майдан, и то, что происходит уже после Майдана.

Охарактеризую кратко обе ситуации.

Обсуждая возникновение проевропейского Майдана, которое произошло в конце ноября 2013 года, нужно отбросить иллюзии: далеко не все сторонники Майдана были за европейский выбор Украины. Вопрос по европейскому вектору использовался как инструмент давления на Януковича. На каком-то этапе Майдан оказался всем выгоден. Стало понятно, что Европа, с одной стороны, может давить Майданом на Януковича, а с другой – на Россию.

Второй аспект – сам Янукович использовал Майдан. Он и в Сочи появился с криком: «У меня на руках Майдан, помогайте!».

Тут надо заглянуть ещё глубже и объяснить, почему вообще возникла проблема с европейским вектором Украины. Дело в том, что и Янукович, и политики, которые были до Януковича, искусно занимались балансированием Украины между востоком и западом. Но Янукович заигрался, да и времена изменились.

О каких именно изменениях идёт речь?

Все годы, что Януковича Москва уговаривала вступить в Таможенный союз в любом формате, он постоянно заявлял, что вступить нельзя, т.к. основная масса населения Украины – за европейский вектор. Но за последние два года Янукович ситуацию пережал: в России реально поверили, что Украина уходит в Европу. А на самом деле это не так, ведь если бы Украина реально уходила в Европу, то Майдан бы не возник.

В России же за эти два года произошёл качественный скачок понимания необходимости и востребованности Украины. Когда возникло ощущение, что Украина «потеряна» для Москвы, то произошла переоценка роли современной Украины для будущего России. Встали вопросы нужности и далее поддерживать государственность Украины с учетом того, что это государство проводит в целом антироссийский внешнеполитический курс.

Кроме того, российский политический класс, элиты, да и население России изрядно устала от Украины, от бесконечных конфликтов, обид в стиле «Россия во всём виновата: и в низком жизненном уровне Украины, и в сложностях с украинскии языком…». Постоянные кражи газа, скандалы, отмывание денег – всё это очень утомило российское общество.

Теперь о Майдане. Майдан менялся, и в какой-то момент, в конце декабря, вообще все уже забыли про европейский вектор, главной темой на Майдане стала политическая борьба и смещение Януковича. В начале января, Майдан выражал интересы большинства населения Украины, отмечая язвы режима Януковича: снижение жизненного уровня, безработица, тотальная коррупция, засилье в экономике и политике олигархов и т.д.

Однако очень скоро проявилась, как из-под земли, «основа» конфликта майдана с властью – борьба олигархов. Олигархические структуры на Украине достигли невероятных масштабов. Украина – это одна из самых нищих в Европе стран, но на её земле «произрастает» целый клубок олигархов, которые по своим возможностям и контролируемым финансовым ресурсам относятся к числу крупнейших олигархических групп не только Европы, но и мира.

Борьба на Майдане шла, в основном, по линии старой олигархии и новой, той, что формировалась в «семье» Януковича (имеется в виду его старший сын и остальные молодые «волки», пытавшиеся взять под контроль всю экономику Украины). В борьбе этих олигархических кланов и есть суть зимней трагедии Украины.

Февральская революция – это революция чисто буржуазная, это победа «старых» олигархов, которые смели молодую поросль Януковича и остались на своих завоеванных позициях, использовав для этого националистов, как ударную силу. Они и сейчас финансируют «Правый сектор» и прочие радикальные группировки, которые кочуют по территории страны с целью устрашения и запугивания населения.

Какая роль в этом буржуазном столкновении отведена присоединению Крыма к России?

Позиция России была очень жёсткая. Россия не признала переворот, не признала новые власти в Киеве, Россия не признаёт, и не будет признавать избранного 25 мая 2014 г. президента, т.к. это всё нелегитимно.

Россия вышла из Будапештского протокола, ведь невозможно ничего гарантировать стране, которой сейчас, по сути, нет, чье руководство пришло к власти путем переворота и недоговороспособно. Естественно, что в создавшихся условиях встал вопрос о судьбе регионов Украины, которые являются наиболее русскими, например, Крым – там русских 70%.

Никогда раньше за 60 лет не возникал вопрос об отсоединении Крыма от Украины и присоединении его к России при тех правительствах в Киеве, которые Россия признавала, так как худо-бедно, но какие-то вопросы о судьбе проживающих в республике соотечественниках можно было решать. При этом всё равно области юго-востока Украины, Донбасс, Крым подвергались жёсткому остракизму, постоянно велась информационная кампания против русских регионов, из Донбасса украинские политики и СМИ сделали регион бандитов и вымогателей.

Но всё это было терпимо. А вот когда у власти оказались люди, неспособные к диалогу с Россией, вопрос встал ребром: мы не можем бросить своих людей. Отсюда и присоединение Крыма, тем более, что сейчас уже прекрасно понятно: то, что происходит сейчас в Одессе, Донбассе – это всё должно было начаться именно в Крыму. Украинские танки, в первую очередь, должны были быть именно в Крыму, штурмовать Симферополь и Севастополь.

Фактически эта начавшаяся на Украине гражданская война отчасти легитимизировала отсоединение Крыма от Украины и присоединение его к России. Украинское руководство продемонстрировало, что оно так или иначе не договаривалось бы с Россией – так или иначе послали бы боевую технику и «Правый сектор», как они это сделали в Одессе, на русское население Крыма.

Сейчас крымская тема уже закрыта, это стало понятно ещё в Женеве, куда приехал министр иностранных дел Украины с чётким намерением поднять вопрос о Крыме. Россия просто проигнорировала это, а все остальные представители стран, включая госсекретаря США, замахали руками: «Вот только Крыма нам ещё здесь не хватает!», когда в восточных регионах Украины разыгрывается настоящая трагедия.

Теперь у нас на повестке дня другая тема: распад Украины. Здесь необходимо понимать ряд моментов связанных с протестом на Юго-Востоке республики. Первое – в основе стремления к федерализации лежит социальный подтекст. Все опросы социологов показывают, что критической массы населения, желающей выйти из состава Украины и войти в Россию, нет ни в одном из восьми регионов, начиная с Харькова и заканчивая Одессой.

Почему, в таком случае, там повсюду вывешивают российские флаги?

На Майдане тоже вешали флаги стран ЕС, самого ЕС, США и другие. На юго-востоке Украины вывешивают российские флаги, т.е. люди дают понять, что европейская модель их не устраивает, и они показывают, что им бы хотелось модель другую, альтернативную. Есть вот, например, российская модель. Так что вывешивание российского флага абсолютно не означает, что вывесившие его хотят в Россию.

Что касается Донецкой народной республики, то она в своём нынешнем положении опирается на исторические события. В 20-е годы у жителей этогорегиона была своя республика. Жителей Донецкой республики не устраивает сама модель Украины– заведомая нищета, заведомое ограбление их регионов, заведомое выключение их регионов их политической жизни страны, т.е. превращение их в подобие рабов, которые должны кормить всю Украину.

Так что все разговоры «правых» о том, что тамошние русские собираются идти в Россию – смешны, тамошние русские живут там лет триста, появились там ещё раньше украинцев, когда эти территории отбирали от крымских татар и заселялись слободами русских.

Как в данном случае будут действовать киевские власти?

Недоговороспособное руководство использует примитивную методику – валить всё на соседа. Всё, что происходит на Украине – во всём виновата Россия. Нет дизтоплива и трактора не пашут – Россия не поставила. У наших детей нет будущего – будущее украла Россия, безработных много – виновата Россия, газа нет – тем более.

С газом вообще интересная ситуация. Украина сейчас подаёт себя, как честное европейское государство. Подписала даже политическую часть ассоциации с Европой. Однако цены за газ она требует азиатские, цены, которые Россия должна давать своим союзникам. Причем надо учитывать, что в формирующейся новой государственной идеологии Украины России вообще места нет. Там даже не то, чтобы русофобия, там хуже.

Коллективное мнение наших украинских коллег выглядит так: «Какой смысл связываться с Москвой и что-то с ней подписывать, если мы, уходя в Европу, будем опираться на всю политическую мощь Европы и США? Ведь все эти российские ресурсы и так будут наши. У России нет союзников, так как русские, как таковые никому не нужны». «Хорошо бы всех убить», – сказал мне один украинский политолог осенью прошлого года. «Все сто сорок шесть миллионов убить?», – спрашиваю.

Современная идеология Украины строится на факте полного непризнания существования российского государства, так что рассчитывать на понимание и общие цели – бесполезно. Украина, хоть пока и не вражеское государство, но враждебное.

Означает ли это, что Россия должна воевать с Украиной? Сама по себе эта постановка вопроса уже звучит дико…

Россия никогда не думала воевать с Украиной. Это на самом деле даже выговорить сложно. На Женевской конференции было сказано, что нужно идти на консультации со сторонами. Создавать переговорные площадки, и так далее, думать о будущем. Но вместо этого Киев послал войска.

Конечно, сейчас Украина сейчас хотела бы добиться на востоке республики реальной военной победы. Это бы частично легитимизировало современные власти в Киеве, помогло бы на президентских выборах, ведь надо учитывать, что вся пропаганда у наших соседей сейчас строится так, что Украина предстаёт жертвой агрессии. Поэтому победа над Донецкой народной республикой, которую подают, как гнездо российских диверсантов, была бы очень важна: представляете, украинцы победили Россию! В бою!

Да и статус жертвы на пользу Украине: потом не надо отдавать кредиты, в отношении жертвы не будет санкций, ей надо помогать и помогать безвозмездно.

Всем участникам сложившегося конфликта реально необходимо, чтобы Россия влезла в эту украинскую гражданскую войну, потому что тогда бы всё сложилось идеально для внешних игроков Этого ждут и постоянно провоцируют Россию. Обратите внимание на ход военных действий – ввод войск, бой, отход. И снова в том же ритме. Выйдут из боя и оглядываются на Россию.

Москву провоцируют на югославский сценарий: в свое время в распадающейся Югославии сербские меньшинства объявили войну за свои права. Обвинили во всём Сербию, всё и закрутилось. Так что России сейчас нужно быть очень осторожной. Пока у меня прогноз неутешительный.

То есть, России в данной ситуации лучше не делать резких движений, не поддаваться на провокации и продолжать балансировать на острие украинского лезвия?

Да. Если Москва сорвётся и введёт войска, то Россию будут уничтожать экономически и политически. Этого ждут. И помогать мы своим соотечественникам тоже не очень-то можем. Получается, что не можем делать ничего, и это очень тяжело, но отвечаем уже за все, что происходит на Украине. Однако у нас есть сильные рычаги, которые мы будем использовать, например, те же поставки газа.

Далее – непризнание. Помню, как меня поразили возмущения коллег: почему Россия их не признала, ведь признали США и Евросоюз. И что, говорю, упасть нам надо от восторга и ужаса, что вас признал Вашингтон? Налицо синдром Саакашвили, который был уверен, что за великую Грузию вступятся американцы.

А Россия разве не управляет событиями на Юго-Востоке Украины? О Крыме в Москве сначала тоже говорили, что там нет российских войск…

В Донецкой республике не ощущается какой-то чёткой руководящей роли, там царит традиционная анархия, что косвенно свидетельствует о том, что ноги России там нет и в помине. Поверьте, если бы Россия там была, все бы уже маршировали в сторону Киева походным строем. Что-то, а русские воевать умеют, это для них привычное состояние, так что украинской армии там бы давно не существовало бы в принципе.

Поддержку при этом оказать донецким и луганским ополченцам нельзя, так как именно этого и ждут от России, чтобы обвинить её в разжигании гражданской войны на Украине. Конечно, среди этих ополченцев есть как масса достойных людей, так и тех, кого называют деклассированными элементами. Злобствовать по этому поводу тоже нельзя, т.к., учитывая, что это регион с высоким уровнем безработицы, то для многих из этих людей то, что происходит – своего рода возрождение. Это шанс для них – только жаль, что этот шанс явился войной.

Фото с сайта www.club-rf.ru   

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №19/260

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 143 остальным подписчикам.
Предыдущая статьяИпотека для иностранца в ЧР
Следующая статьяЕВРОвыбор

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Всё хорошо, прекрасный замдекана,
    за исключеньем пустяка:
    в Политобозе две беды:
    с правописаньем нелады;
    карикатуры никуды!
    А в остальном, мудрейший замдекана,
    всё хорошо, всё хорошо!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя