Владимир Чернов: «Человечество предрасположено к музыке и театру»

0
18
Владимир Чернов
Владимир Чернов

О том, как эволюционирует опера в современном мире цифровых технологий и интернета, о том, как рождаются оперные звёзды и о том, как надо воспитывать молодёжь, выпускающему редактору «Пражского телеграфа» Александре Барановой рассказал российский оперный певец и педагог Владимир Чернов.

Продолжение. Начало читайте в «ПТ»№17(258)

Какую мысль, как педагог, Вы стараетесь донести до своих учеников?

Точная самооценка. На мой взгляд, это – самый нужный элемент. Если человек в раннем возрасте научится самокритике, самосознанию, ему будет легче использовать Божий дар. Нужно всегда взвешивать свои психофизические данные, т.к. вокал – это психофизиологический процесс, и смотреть, какая чаша весов нуждается в дополнении, балансировке. Это очень тонкий процесс, и не каждому человеку удаётся найти ключик.

Я счастлив тем, что произошло за последние 30 лет. Самое важное – это переход моей активности из деятельности оперного певца в педагогическую деятельность. С тех пор, как я начал преподавать в университетах России и Европы, давать открытые уроки и мастер-классы в европейских городах и российских, мне было предложено занять место профессора в Калифорнийском университете.

Я преподаю там вокал уже более 10 лет, и очень часто ловлю себя на мысли: мои педагогические способности, умение найти вышеупомянутый ключик и открыть чашу познания, доверительности моего молодого студента – этим я обладаю с детства, ещё с тех пор, когда наблюдал за моими учителями, за отцом-педагогом. Папа был педагог выдающийся, он общался с людьми старой российской закалки, другого воспитания и уровня. Для меня это была эпоха, которая к тому моменту уже не существовала.

При всём этом именно в ту эпоху родились мэтры оперы. Кто для Вас является эталоном профессионализма?

Я – человек любознательный и гибкий, и очень тонко и внимательно отношусь к великим предыдущим поколениям. Шаляпин – номер один учитель для меня, и в вокальном мастерстве, и в исполнительском. Он первым назвал нашу профессию не «оперный певец», а «артист оперы».

Артист, который владеет телом – пластикой, осанкой, мимикой, человек, который может танцевать и выполнять пируэты на сцене. Человек, который слушает внимательно оркестр, партнеров, реагирует на них, человек, который никогда не бывает скучным.

В понятие «артист оперы» входит масса компонентов и характеристик. Артист оперы – это колоссальный комок нервов и комплексов, и всё это необходимо тщательно хранить, анализировать, взвешивать. Если человек не научится правильно себя оценивать, то до ощущения непризнанности недалеко. Порой приходится вести со студентами такую работу, что мозги плавятся. Невозможно, говорю им, быть первым, если вы не можете контролировать себя.

Вы преподаёте в Штатах, однако и с российскими студентами знакомы. Отличаются ли американские молодые певцы от русских, и если да, то чем?

Отличаются в корне. Американские студенты более аккуратны с точки зрения выполнения дисциплин. Там тоже есть ленивые ребята, есть капризы. Может, я преувеличиваю, но я вижу у своих соотечественников большие «брёвна в глазах». Американские профессора со мной солидарны, говорят, что с российскими студентами работать сложнее, они – капризны, нелицеприятны, могут в лоб сказать тебе всё то, что о тебе думают, поэтому преподаватель должен всё время держать оружие начеку, чтобы дать отпор. У американцев этого нет.

Причина кроется в менталитете и культуре воспитания. Этим мне и нравится американская культура: она  меня образовывает, учит и делает более дисциплинированным и успешным. Обожаю её, т.к. она имеет для меня серьёзное воспитательное значение. Благодаря знакомству с ней я держу себя в рамках элегантной дозволенности и уважаю любое общество, где бы я ни жил. Я уважаю законы, и не стараюсь, а непрекословно выполняю их правила.

Какая ещё деятельность, кроме педагогической, занимает Вас?

Я активно занимаюсь организацией фестивалей и конкурсов, в частности, являюсь председателем жюри конкурса Vissi d’Arte, названном так по первой фразе Тоски из одноимённой оперы Пуччини. Эта фраза – своеобразный эпиграф к мероприятию, символизирующему вечность оперного искусства.

Всё очень быстротечно, одно поколение сменяется другим, а мы хотим, чтобы из этого конкурса вырос настоящий оперный престижный конкурс. Мы надеемся создать в Праге оперный центр для повышения уровня квалификации молодых оперных певцов. Им нужна, как воздух, вокальная техника, им нужно сценическое мастерство, им нужны танцы, знание стилей и знание языков.

Я думаю, что мы сможем создать такой центр в ближайшие два-три года. Тогда оперные театры Праги обретут возможность приглашать больше певцов из разных уголков Европы и России, это будет проще со всех точек зрения.

Каковы задачи конкурса?

Каждому певцу нужно всегда работать над собой, поэтому мы стараемся привить нашим молодым участникам мысль: занятия вокалом – это как ежедневная тренировка, нет ничего более важного. Осознание собственного таланта у каждого человека происходит по-своему, но мы выражаем в скромной форме свои пожелания и направляем их. Это – очень ответственная задача. Задача конкурса также – привлечь внимание общественности, меценатов, спонсоров, так как от этого во многом может зависеть дальнейшая судьба исполнителей.

Организация этого мероприятия упала на плечи Тахиры Менаждиновой, с которой мы вместе учились и которая, несмотря на серьёзные сложности, всё-таки смогла организовать его. Хотелось бы верить, что в будущем у нас не будет таких проблем. Из-за низких премий мы, разумеется, не можем привлечь большое количество участников высокого класса, однако горим надеждой, что со временем создадим более удобные условия с точки зрения моральной и финансовой поддержки наших участников.

Кроме того, мы бы хотели продолжать процесс воспитания наших победителей, не хотели бы терять с ними связь, так как участие и помощь им необходимы.

Какие ещё проблемы, кроме отсутствия финансовой поддержки свыше, Вы видите на пути развития молодёжного мира оперы?

Мир меняется, меняются соотношения в нашей структуре жизни, и они настолько влияют на искусство, что мы не можем не замечать этого. Двадцать-тридцать лет назад состояние оперного искусства отличалось от настоящего.

С открытием границ люди стали свободнее перемещаться, но, с другой стороны, с этой свободой появилась и огромное количество певцов, которым нужно дать работу. Таким образом, за счёт того, что на рынок поступило огромное количество молодых исполнителей, средний возраст оперного певца сильно помолодел.

Это плохо или хорошо?

Это повлияло отрицательно на качество исполнения. Люди, которые следят за развитием оперы в течение последних трёх десятилетий – а это довольно просто, потому что люди моего возраста, кто постарше, знают оперу с 1960 года – со мной согласятся.

Природа до сих пор рождает великих музыкантов и оперных певцов, но появление интернета – одна из причин колоссального выброса на рынок певцов разного уровня. Наряду с этим появилось невероятное количество конкурсов, достоинство которых мне не хотелось бы умалять, т.к. все они объединены одной и той же благородной идеей: привлечь молодых исполнителей, дать им шанс проявиться, получить вознаграждение и идти дальше. Это – общественная роль людей, не всегда имеющих поддержку представителей власти.

Всё стало развиваться так быстро, что мы даже не успеваем следить за этим. Это – не очень хорошо. С другой стороны, нажимаешь кнопку компьютера и узнаёшь, как прошло оперное представление, например, в Ла Скала, и это потрясающе.

Наконец, звёздность в опере – неотъемлемое условие её существования. Звёзды нужны, без этого не было бы оперы.

Где же взять звёзд?

Звёзд надо воспитывать. Я думаю, что если бы я позволил себя называть звездой, то было бы мало толка. Меня воспитывали. Я и сам к этому стремился, не всегда плодотворно, но хотя бы я осознаю, в настоящий момент, чему я не успел научиться.

И чему же конкретно?

Чего не хватало? Не хватало усидчивости, целенаправленности, самоотверженности, веры в себя, благодарности окружающим, Господу Богу и родителям. Не хватало точного выполнения методик и наставлений своих педагогов. Это всё известные постулаты, на которых живёт педагогика. Преемственность поколений имеет первостепенное значение.

Если бы мы знали, что такое наша действительность, то мы бы ещё 30 лет назад позаботились о воспитании детей в детском саду. Представьте, какой бы был уровень, если бы детей приобщали к музыке с малолетства.

И не только детей, полагаю.

Конечно. Человечество вообще к музыке и театру предрасположено. Одни, как известно, выступают, другие слушают, аплодируют, потому что им, как воздуха, не хватает этой атмосферы театральности. Мы все – дети внутри, и ими остаёмся.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №18/259

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяАкция “Георгиевская ленточка в Праге”!
Следующая статьяПрага ждёт знатоков

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя