Владимир Суровцев: «Процесс самореализации – бесконечен»

1
37
Литературного гения в бронзе увековечил скульптор Владимир Суровцев
Литературного гения в бронзе увековечил скульптор Владимир Суровцев

6 июня 2014 года на Пушкинской площади в Праге состоялось открытие бюста великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Литературного гения в бронзе увековечил скульптор Владимир Суровцев.  

Несмотря на то, что его многочисленными работами восхищаются по обе стороны океана, у мастера нет ни малейшего признака «звёздной» болезни. Он вдохновенно  и неутомимо работает, каждый раз по-новому воплощая в металле знакомые человечеству образы.   

О душевных коллизиях творческого человека, о совместной работе с сыном и о любви к лошадям с Владимиром Суровцевым побеседовала выпускающий редактор «Пражского телеграфа» Александра Баранова.   

Владимир, скажите, в чём сложность профессии скульптора? 

У нас профессия такая, что редко слышишь добрые слова, и критика, в основном, такая: «Ты бы сделал лучше то-то и так-то».

Помню, я ещё пацаном учился в школе, вышел писать этюд какой-то скульптуры. Как водится, подошёл зритель и сопит над ухом. Так тяжело было: стоял он минут сорок, а я думал: «Ну, когда же ты уйдёшь?». А когда я закончил рисунок, он мне и говорит: «Ты бы, малый, лучше красками!».  Такую критику, к сожалению, иногда встречаешь.

У Вас с сыном сложился, судя по немалому количеству совместных работ, отличный тандем. Расскажите, кто и за что в нём отвечает? Каковы Ваши и каковы его сильные стороны?

За годы творческой работы я уже стал хорошим композитором: я чувствую, что я говорю о себе, а что – кто-то. Я пытаюсь каждый раз вникнуть в образ, прочитываю кучу книг, когда начинается новый проект, осматриваю место.

Что же касается наших отличий, то я обладаю опытом чутья монументальной скульптуры. Мелкая пластика, фарфор – это одно, а когда ты делаешь большую вещь, то влияет окружение, страна, психология нации, энергетика. Данька (сын Владимира – прим. редакции) – наоборот, высокий профессионал технический, и ему кажется, что нужно каждый раз это продемонстрировать. Иногда мы с ним бодаемся, я говорю, что не вечно мне быть лидером, так что ты должен научиться работе с социумом, ты должен быть менеджером, психологом, ты должен уметь разговаривать с людьми, общаться, отстаивать свои позиции. А он, дескать, нет, главное быть хорошим художником. Ну, ладно, говорю, хорошо (смеётся).

Как начинали Вы? Тоже с рисования?

Нет, я как раз с самого детства занимался скульптурой. Мы жили в коммуналке в центре города. Отец учился, а мама занималась со мной, но когда меня приводили с детского сада, и ей нужно было ужин приготовить, она меня сажала к печке, закутывала, чтоб я там под ногами не путался, и давала пластилин в руки. Я с детства лепил лошадей.

Вот почему у Вас столько конных статуй, оказывается!

(Смеётся) От своих корней никуда не денешься. Верховой ездой занимаюсь, мастерская – бывшая конюшня и конные памятники создаю. Всё крутится вокруг одного. А всё началось с детства: дед Василий занимался разведением и продажей лошадей. Он был хопёрский казак и принимал участие в Первой мировой войне. Я сам по сей день в седле верхом, сейчас, к сожалению, редко, и это плохо, потому что конь даёт невероятные эмоции, силу.

Есть ли у Вас свои лошади?

Нет. Недалеко от моей дачи есть хозяйство лошадиное, любимый конь есть, и я езжу на нём в парке. Мечтаю решить когда-нибудь эту проблему, но для этого надо вести оседлый образ жизни, а у меня уже с весны шестая по счёту командировка. Если собачек с собой возить ещё можно, то с конём в самолёт никак (смеётся).

Любовь к военной тематике, полагаю, тоже уходит корнями в историю семьи?

Во-первых, отец мой воевал, был участником парада Победы, я отношусь к первому поколению после войны. Во-вторых, в советское время у нас «кормильцем» называли В.И. Ленина, потому что статую Ленина доверяли изваять только матёрым художникам, и те жили хорошо, т. к. работа над памятником давала большие деньги. Человек мог содержать семью и заниматься ещё параллельно своим творчеством. Потом «кормильцем» был солдат. А сейчас популярна историческая тема – маятник качнулся в другую сторону, и я, честно говоря, рад, что попал в нужное время в нужное место.

Чувствуется, что Вы отлично знаете историю. Вы «подковались» в процессе работы?

Думаю, что да. И с детства она меня интересовала. Мне повезло: у нас в школе была хорошая учительница по истории. А вот в математике я не понимаю ничего, к сожалению.

А как же технические расчёты, пропорции и прочее?

На это есть архитектор. Когда начинаются какие-то математические задачки – а они всё равно начинаются, элементарно, когда составляешь проект, калькуляцию, обсуждаешь денежные вопросы, то у меня это вызывает какую-то внутреннюю дрожь (смеётся). Всё время хочется отделаться, спихнуть это побыстрее. Изначально гуманитарное полушарие у меня было развито лучше. Это всё пластилин, печка…

На сегодняшний день у Вас скульптуры в двадцати двух странах. Есть страна, где хотелось бы установить памятник?

Честно говоря, такого географического куража нет. Я каждый раз радуюсь, когда появляется новая страна. В Исландии стоят две работы, одну мы с сыном сделали, одну – я сам. Сейчас есть возможность третью работу там поставить, я поеду туда с интересом, с удовольствием. Одна работа у меня в Австралии, это был частный заказ, надгробье. Интересно работать было с французами.

Я, как Раскольников, когда приезжаю в какие-то страны, не могу не прийти к тем местам, где стоит мой памятник. Сижу и иногда наблюдаю, что вокруг происходит.

Есть ли финал у процесса самореализации в творчестве? Когда бы Вы могли сказать: «Теперь я могу остановиться?»

Ты всегда неудовлетворён, это железно. Однозначно – неудовлетворён, что бы ты ни сделал. Когда вещь состоялась, когда она уже отлита, ты приходишь и видишь – вот тут надо было так, а здесь – вот так.  Я всегда нахожусь в развитии, а работа, которую я сделал, уже остановилась на определённом этапе. Ты всегда перерастаешь эту работу, и догнать себя невозможно.

Вставка:

Суровцев Владимир Александрович — скульптор, Народный художник РФ, лауреат премии Правительства РФ за 2009 г., лауреат первой премии в области изобразительного искусства по ЦФО РФ за 2008 г., лауреат первой премии «Вера» Международного фестиваля искусств «Традиции и современность» в номинации «Скульптура» за 2008 г., лауреат премии ФСБ в области изобразительного искусства за 2007 г., лауреат премии Федеральной пограничной службы в области изобразительного искусства за 2002 г.; дипломант ЮНЕСКО, член Общественного Совета Министерства культуры РФ, член Правления Объединения московских скульпторов, Почётный гражданин Черняховска.

Родился 9 июня 1951 г. Член Московского Союза художников с 1984 г.

Автор ряда памятников и монументальных сооружений: памятника генералу Белой армии С.Л. Маркову, совместно с Д.В. Суровцевым (г. Сальск Ростовской обл.); памятника крейсеру «Варяг», совместно с Д.В. Суровцевым (пос. Ленделфуд, Шотландия); памятника генералу Скобелеву (г. Плевен, Болгария); памятника русским партизанам – участникам французского Сопротивления (кладбище Пер-Лашез, Париж); памятника павшим советским воинам и партизанам – участникам французского Сопротивления (кладбище Пер-Лашез, Париж); памятника морякам, погибшим в Арктических союзных конвоях (г. Рейкъявик, Исландия); памятника лётчикам полка «Нормандия – Неман» (аэропорт Ле-Бурже, Париж); памятника М.В. Скопину-Шуйскому (пос. Борисоглебский Ярославской обл.); памятника «Пограничникам Отечества», совместно с Е.М. Суровцевой (Москва); памятника «Солдату Отечества. ХХ век» (Москва); памятник Петру I и Францу Лефорту в Лефортове (Москва); памятника М.Б. Барклаю-де-Толли (г. Черняховск Калининградской обл.); памятника А.П. Чехову (г. Истра Московской обл.); памятника на месте первого контакта Союзных армий (г. Штрела, Германия); оформления Зала Славы в штабе Военно-Морского Флота РФ, совместно с Д.В. Суровцевым; памятного знака преподобному Андрею Рублеву, совместно с Д.В. Суровцевым, архитектором В.И. Сягиным (Москва, Спасо-Андроников монастырь, Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва); памятной композиции Анне Ахматовой (Москва); памятного знака канцлеру Александру Горчакову (г. Москва); памятного знака Артему Боровику (г. Москва) и других.

Монументальные композиции установлены в 15 странах мира.

В.А. Суровцев — участник аукциона «Сотбис» и значительного ряда выставок как в России, так и за рубежом. Его работы находятся в Государственной Третьяковской галерее, в Королевском музее военной истории в Брюсселе (бюст молодого Петра Первого и фельдмаршала М.И. Кутузова), в частных коллекциях и музеях РФ и за рубежом.

В декабре 2011 г. Русским биографическим институтом назван «Человеком года» (номинация «Культура») наряду с премьер-министром В.В. Путиным, Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, хирургом Л.А. Бокерия, режиссёром В.В. Бортко, актёром Е.В. Мироновым и другими известными людьми России.

Фото: Finam.fm

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяАнонс номера 26 «Пражского Телеграфа»
Следующая статья«Роден» Бориса Эйфмана

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. По счастливой случайности недавно познакомился с Владимиром. Даже поучаствовал в обустройстве его экспозиции. Подымали лошадь на место.Потому что одному такую тяжесть не осилить.А втроем — в самый раз)))))
    Хороший человек, приятно было пообщаться… Дальнейших ему успехов в творчестве!!! успехов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя