Даниил Трифонов: «Музыка – это другое измерение».

0
95
Даниилу Трифонову нравится прогрессивный рок
Даниилу Трифонову нравится прогрессивный рок

В рамках Международного музыкального фестиваля «Пражская весна» 19 мая 2014 года в пражском Рудольфинуме выступил молодой российский пианист и композитор Даниил Трифонов. 

На счету уроженца Нижнего Новгорода, которому пророчат звёздное будущее, множество престижных международных премий и концерты с Лондонским, Израильским и Варшавским симфоническими оркестрами. Победитель варшавского фортепианного конкурса им. Шопена выбрал для своего пражского репертуара цикл 24 прелюдий Фредерика Шопена и «Вариации на тему Шопена» Сергея Рахманинова.

 Корреспондент ПТ Александр Кузьминых расспросил Даниила Трифонова о кумирах, тайм-менеджменте и отношении к рок-музыке. 

Вы помните своё первое выступление?

В деталях, может, и не вспомню, мне было лет шесть. Но я точно помню, как играл впервые с оркестром, когда мне было 8 лет. Я играл концерт Моцарта, и во время выступления у меня выпал зуб!

Вы доиграли концерт?

Да, до конца.

Расскажите о своём музыкальном образовании и о своих преподавателях.

Я родился в семье музыкантов. Когда мне было пять лет,  родители обнаружили у меня абсолютный слух. Меня тянуло к роялю, я постоянно подбирал на нём понравившиеся мотивы. Естественно, меня отдали в музыкальную школу. Когда мне исполнилось девять лет, наша семья перебралась в Москву,  чтобы я мог продолжить музыкальное образование уже в школе Гнесиных. Моим педагогом была Татьяна Абрамовна Зеликман. В течение последних пяти лет я учусь у Сергея Бабаяна в Кливлендском институте. Оба моих наставника – в ряду ярчайших представителей нейгаузовской школы.

Какая музыка Вам нравилась в детстве, какие именно мотивы Вы подбирали?

То, что я слышал на концертах классической музыки, куда меня водили родители. Что-то я сочинял сам. Можно сказать, что начал я как композитор, и это меня впоследствии привело к игре на фортепиано.

Каких пианистов можно назвать Вашими кумирами?

Когда я был подростком, Татьяна Зеликман давала мне слушать записи великих исполнителей ХХ века, таких как Альфред Корто, Дину Лепатти, Игнац Фридман, Владимир Горовиц, Сергей Рахманинов и других. Так формировалась моя любовь к произведениям тех времён, когда большое значение придавалось спонтанности и естественности исполнения, ярким краскам.

Слушая Вас, вспоминаешь Станиславского. Что Вы можете сказать про эмоции, испытываемые Вами при выступлении? Играя страстно или чрезвычайно нежно, Вы действительно переживаете чувства, заложенные в произведении? Не притупляются ли эмоции во время повторения?

Без повторения нельзя. Очень важно уже во время занятий вжиться в атмосферу произведения. Музыкальный материал зачастую рождается вследствие необычного эмоционального состояния, необычной атмосферы или явления. Всё это аккумулируется, и в тот момент, когда появляется потребность это выразить, рождается музыка. Обнаружение этих состояний очень важно, особенно в романтической музыке, так как её квинтэссенция – это и есть чистые эмоции. Например, одна из тем моего концерта пришла мне в голову после посещения кафедрального собора во французском городе Тур. В занятиях очень важно вживаться в те образы, которые предлагаются музыкальным сочинением, и их перемены – разнообразные состояния. А перед публикой эмоции приобретают ещё большую концентрацию. Во время выступления я полностью фокусируюсь на музыке.

Так Вы самовыражаетесь или играете для публики? 

Сложно сказать. Исполнитель должен выступать в некоей роли медиума между музыкой и слушателем. И в этой роли, чем больше он захвачен музыкой, тем полнее постигает её. В то же время, даже в состоянии глубочайшей концентрации, он должен быть открыт слушателям.

Выходит, музыкальное произведение существует в трёх ипостасях: композитор создаёт одно, исполнитель, вживаясь в музыку и преподнося её слушателям, не может не передавать своего собственного ощущения, а слушатель тоже воспримет её по-своему.

Конечно. Не буду говорить о психологии восприятия музыки залом – это другой вопрос. Что касается исполнительства, в каждом из нас много индивидуального, каждый по-своему интерпретирует, по-своему видит музыкальную картину. Музыка всегда проходит сквозь призму исполнителя.

Вспоминается высказывание Артура Шнабеля о том, что Бетховена надо не просто играть, а заново сочинять. Вообще, в идеале музыка должна не просто исполняться, но то же время и создаваться.

Что Вы имеете в виду? Вы считаете, что исполнитель может в какой-то мере менять текст? Или речь идёт только об эмоциональном звучании произведения? Насколько Вы готовы «поспорить» с автором?

Есть известные прецеденты, когда композиторы, слушая свою музыку в исполнении другими музыкантами, меняли своё отношение к произведению. То, что записано в нотах, не может передать всю полноту того, что заложено в музыке. Никогда нельзя играть по нотам буквально. Конечно, если, например, стоит акцент, его надо учесть, но обязательно в контексте фразы и всего произведения.

Говоря языком поп-музыки, каждый раз, исполняя произведение, вы играете его кавер-версию?

(смех).

Ваш любимый инструмент – рояль. А может, это выбор родителей? Звучания других инструментов Вам нравятся?

К примеру, недавно я писал концерт для фортепиано с оркестром. Мне было очень интересно работать с различными инструментами симфонического оркестра. И, слушая на репетициях уже живые инструменты в моей оркестровке, я открывал для себя их возможности, что было очень интересно. В рояле же меня привлекает необычайный диапазон литературы, посвящённой этому инструменту, и возможность использовать сложный и богатый гармонический язык, не говоря уже о выразительности фортепианного звука.

В пражских залах выступало множество великих исполнителей. Вы чувствуете, что, несмотря на завесу прошедших лет, магия времени позволяет Вам воссоединиться с духом былых звучаний? Или Вас подобная эзотерика не касается?

Всегда можно почувствовать, когда зал дышит великими исполнениями прошлого. Конечно, у каждого зала своя энергетика, своя атмосфера. В пражском Рудольфинуме она уникальна!

Опишите свой рабочий день. Вы планируете свою работу или играете то, чего душа требует?

Необходимо уделять достаточно времени всем произведениям, которые предстоит сыграть в будущем. Сейчас у меня запланировано несколько концертов, сольных программ, а летом я буду работать над новыми выступлениями.

Вы – человек, закалённый в соревнованиях. В чём заключаются особенности выступления на конкурсе? Вы слушаете игру своих соперников?

На конкурсе очень важно дистанцироваться от «конкурсности». Во-первых,  это способ сохранить себе нервы и, во-вторых, это позволяет сконцентрироваться на музыке. Конечно, других конкурсантов слушать можно, но, в первую очередь, для того, чтобы понять акустику зала. В начале конкурса, как правило, происходит выбор из нескольких инструментов, всё это при пустом зале. Однако во время выступления, особенно если это финал, зал заполняется публикой, а это кардинально влияет на акустику.

Чем Вы занимаетесь, когда хотите отдохнуть от музыки?

Концертный график у меня очень напряжённый, репертуар не позволяет особенно расслабиться. В свободное время люблю открывать для себя новые города и различные формы искусства. Занимаюсь спортом.

Бывший гитарист РХЧП Джон Фрущанте сказал, что музыка уже существует в совершенной форме, а композитор её лишь открывает, она ему является и позволяет себя воспроизвести. То есть человек не создаёт, а открывает музыку. Что Вы думаете по этому поводу?

Это вполне верное утверждение.

Так что такое музыка? Нечто уже существующее, которое ждёт открывателя? А композитор – искатель или создатель?

В любом случае, музыка – это совершенно иной мир, другое измерение, я бы так сказал.

Какую музыку, кроме классической, Вы любите? 

Прогрессивный рок. Например, Кинг Кримсон. Качество, инструментовка, драматизм и лирика их творчества меня привлекают.

Что Вы думаете о Карлхейнце Штокхаузене?

Очень важно знать авангардную музыку, но в данный момент музыка ХХ века для меня не является центром репертуара. В будущем я всё же планирую уделить внимание музыке ХХ и ХХI века.

Если бы Вас пригласили в рок-группу, что бы Вы ответили?

У меня сейчас нет на это времени. Но вот мой папа в молодости состоял в панк-рок группе. Некоторые аспекты рок-музыки мне интересны как слушателю, но классику мне ничто не заменит.

Какое будущее Вы предсказываете музыке как классической, так и остальным жанрам? 

Разнообразие музыкальных жанров во многом соответствует разнообразию человеческой природы, и некоторым её сторонам, возможно, ещё только суждено проявиться. Классическая же музыка всегда будет иметь место, и всегда будет играть важную роль для слушателей. Выступая в разных странах, я вижу много молодёжи на концертах. В последнее время наблюдается особенный подъём интереса к классической музыке среди молодёжи в странах Азии.

Вы сказали, что пришли к игре на фортепиано через сочинение собственных мелодий. А сейчас чем Вы больше занимаетесь – исполнительством или композицией?

В будущем я планирую уделять больше времени композиции. В данный момент я живу неким временным компромиссом. Концертный график – напряжённый, находить время для композиции непросто.

Но что для Вас важнее?

Несомненно, композиция.

Какие  у Вас планы на будущее?

В ближайшие входит расширение репертуара, новые проекты с «Дойче Граммофон», записи дисков. Один из проектов – все концерты Рахманинова.

Ваши композиторские планы так же определённы?

Композиция  сама диктует. В процессе композиции открывается – именно открывается, а не сочиняется – определённый материал, и он уже сам диктует своё развитие и те формы, в которые он может облачиться впоследствии.

Какое произведение Вы бы выбрали в качестве саундтрека для фильма про Вашу жизнь?

То произведение, которое изменило мое отношение к классической музыке, — «Поэму экстаза» Скрябина.

Вставка: 

Даниил Трифонов(5 марта 1991, Нижний Новгород) — известный российский пианист и композитор. 

Родился в Нижнем Новгороде в 1991 году и является одним из самых ярких пианистов нового поколения.

Начал играть на фортепиано в пять лет. В 2000—2009 годах он учился в Московской средней специальной музыкальной школе им. Гнесиных, в классе Татьяны Зеликман. 

С 2006 по 2009 год он также занимался композицией в классе Владимира Довганя, и в настоящее время продолжает сочинять фортепианную, камерную и оркестровую музыку. В 2009 году Даниил Трифонов поступил в Кливлендский институт музыки, в класс Сергея Бабаяна. 

В 2008 году, в возрасте 17 лет, музыкант стал лауреатом IV Международного конкурса имени Скрябина в Москве и III Международного конкурса пианистов республики Сан-Марино (получив I премию и специальный приз «Республика Сан-Марино −2008»). 

Первый компакт-диск пианиста был выпущен в фирме Decca в 2011 году. Также он сделал несколько записей для телевидения и радио России, США, Германии, Франции, Польши, Израиля и Италии. В 2012 году записал SACD на Mariinsky Label. В 2013 году подписал эксклюзивный контракт с Deutsche Grammophon. 

Лауреат XIV Международного конкурса имени П. И. Чайковского в Москве (июнь 2011, Гран-при, I премия и Золотая медаль, Приз зрительских симпатий, Приз за лучшее исполнение концерта с камерным оркестром). 

Лауреат XIII Международного фортепианного конкурса им. Артура Рубинштейна (май 2011, I премия и Золотая медаль, Приз зрительских симпатий, Премия за лучшее исполнение произведений Ф. Шопена и Премия за лучшее исполнение камерной музыки). 

Лауреат XVI Международного конкурса пианистов им. Ф. Шопена в Варшаве (2010, III премия и Бронзовая медаль, Специальный приз за лучшее исполнение мазурки).

Александр Кузьминых

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяВ Брно русский язык популярен среди студентов
Следующая статья«Яблочный» прорыв ВШЭ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя