Художник Раис Халилов: «Синестезия — искусство будущего»

Раис Халилов
Раис Халилов

На днях чешскую столицу посетил берлинский художник и руководитель Татаро-башкирского культурного центра Раис Халилов. Корреспондент «Пражского телеграфа» Алина Максимова поговорила с ним за чашечкой кофе о мире идей, важности публики в жизни художника, вопросах эмиграции и многом другом.

Раис, Вы часто бываете в Праге. Чем Вас так привлекает этот город?

В Праге я уже в четвёртый раз, приезжаю практически каждый год – и неслучайно, этот город на меня действует успокаивающе. Несмотря на то, что здесь много туристов, в Праге есть немало улочек и закоулков, где можно отдохнуть от шума, уединиться и спокойно порисовать.

По Праге я всегда хожу с папкой или блокнотом, делаю наброски прохожих, архитектуры и просто рисунки-настроения. По сравнению с Германией здесь совершенно другой темп жизни. Я здесь отдыхаю. Чехия вообще обладает достаточно любопытной энергетикой. Вернусь в Берлин — там снова начнутся встречи, сроки, беготня. А в Праге хорошо, как в санатории (смеётся).

Что именно интересует Вас в Праге с художественной точки зрения?

В первый раз я попал сюда случайно, но сразу же мне понравилась и Прага, и пражане. Я прошёлся по галереям — как художнику мне очень интересна культурная сторона города (у меня в Берлине есть галерея, которую я делю со своими коллегами).

Затем потихоньку начали появляться деловые творческие контакты, захотелось узнать, чем «дышит» Прага, какие художественные течения здесь актуальны. Во время каждого приезда сюда посещаю различные отделения Национальной галереи, в которой собрана масса шедевров мирового искусства. В этот раз меня интересовал Климт, которого я смог наблюдать в выставочном пространстве Veletržní palac.

Расскажите о рисунках-настроениях. Вы пишете их для себя?

Да, для себя. Мне нужно постоянно упражняться. Как говорил Дюма: «Ни дня без строчки». Если долгое время не рисую, то начинаю «хворать». Ведь и глаз, и руку необходимо тренировать постоянно.

Традицию какой школы Вы продолжаете, где Ваша alma mater?

По образованию я — индустриальный дизайнер, окончил в Ленинграде Высшего художественно-промышленного училища им. Мухиной, сейчас этохудожественно-промышленная академия имени Штиглица. Это старая школа с хорошими, сильными традициями. Я благодарен этому образованию. Конечно, изначально хотелось в юношестве попасть в Институт имени Репина, но мои преподаватели вовремя мне рассказали о новой в то время профессии дизайнера.

Я заинтересовался, выбрал для себя это направление и ни разу не пожалел. Во время учёбы, кроме основ академического искусства, нас знакомили также с современной живописью и её течениями — конструктивизмом, концептуализмом и другими, что было очень важно. Кстати, до получения образования в Ленинграде, я учился ещё в Рязани на театрального декоратора.

Раис, как Вы для себя определяете направление в искусстве, в котором работаете?

Синестезия. Звучащие цвета, цветные звуки, чувства, выражаемые в цвете, мысли. Искусство будущего. Ведь люди также источают свет — ауру, зависящую от их настроения, самочувствия и много другого, что было доказано с помощью метода Кирлиана.

Меня интересует энергия и мир идей. Ведь как художник, я знаю, что часто в разных странах люди приходят к одной и той же идее в искусстве одновременно. Это я объясняю тем, что общая информация находится где-то в пластах атмосферы и люди просто «выходят» на неё. А когда приходишь к какой-то глобальной идее, выходит так, что стиль и почерк вырабатывается сам. Это то, что я могу сказать, а всё остальное оставлю искусствоведам.

Как сочетается профессия дизайнера с визуальной сатирой – изоанекдотами, созданием которых Вы некоторое время занимались?

Да, я, действительно, плотно занимался карикатурами, был даже отмечен на Международном конкурсе в Южной Корее, также карикатуры печатались в немецких специализированных календарях. Однако здесь существует проблема: у карикатуристов особое мышление, голова работает иначе, и в результате аналитической живописью заниматься становится сложно, там обязательно «вкрапляется» совершенно неуместный юмор. Поэтому на данный момент я решил притормозить эту деятельность.

Кого из великих мастеров прошлого Вы бы могли назвать своим учителем?

Леонардо (Леонардо да Винчи – примечание редакции). Я давно исследую его творчество, у меня есть идея написать книгу о нём на русском языке, потому что всё, что я перечитал на немецком и русском, меня удовлетворило только в той или иной степени. Есть много невысказанных идей.

Какие из Ваших картин Вам по-особенному дороги?

Каждая оставляет след в душе, работа над каждой из них запоминается, но есть среди них такие, которые я никогда не продам. Они очень удачно «законсервировали» какой-то период в моей жизни, который для меня очень важен.

Насколько для Вас важно мнение зрителя? Вы представляете свои картины глазами другого человека?

Я не думаю об этом, когда работаю. Однако к этому, так или иначе, всё равно приходишь, когда выставляешь готовые произведения на публике. Считаю, что художнику в любом случае очень важно делать экспозиции.

Видеть реакцию другого на собственные произведения — это важный процесс, необходимый для роста художника. А для чего ещё писать, в стол? Я уверен на сто процентов: если художник никому не показывает работы, то у него не будет продвижения, прогресса, развития. Публика и её мнение должны присутствовать в жизни каждого художника.

Какими видами визуального искусства, кроме живописи, Вы занимаетесь?

Сфера моей деятельности достаточно обширна. В молодости я работал индустриальным дизайнером в Латвии. Позже переехал в Германию, работал над театральными декорациями к балету «Синяя птица, или рай» в Русском доме в Берлине, поставленному на музыку русских композиторов-классиков, над декорациями к детским постановкам в театре в районе Нойкёльн.

Уже много лет занимаюсь книжными иллюстрациями. Так, живя в Риге, я оформил «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте, сборник американской фантастики, в Берлине — национальный башкирский эпос «Урал-батыр», татарский «Шурале» и многое другое.

В последнее время уже несколько лет подряд оформляю обложку литературного альманаха «Дворец Моабит», туда же пишу и эмигрантские рассказы. Со своими коллегами основал Международный конкурс иллюстрации, который в 2014 году будет проводиться уже в пятый раз.

Сейчас занимаюсь больше графическим дизайном, полиграфической рекламой — делаю буклеты, проспекты, товарные знаки, кроме того, создаю видеоклипы для социальных организаций, которые представляют их проекты.

Так, однажды меня пригласили поучаствовать в Международном проекте экспериментального кино, для которого я создал фильм на тему интеграции эмигрантов в Германии, о том, насколько болезненно приезжие переживают ностальгию — тоску по родине, как тяжело с ней совладать. Эту работу я с успехом представил на фестивале в Лондоне, после — в Париже. Также он «прокатился» по французской провинции, побывал и на кинофестивале в Турции.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что Вы достаточно плотно занимаетесь вопросами эмиграции. Почему?

Эти вопросы меня волнуют. Я работаю в организации, которая помогает беженцам. Меня часто приглашают в качестве переводчика и консультанта. Беженцы там есть с Украины, с Кавказа. Ребята уже являются носителями как минимум двух языков, поэтому выучить для них немецкий — не так трудно.

Вы тоже являетесь представителем одной из этнических групп бывшего Союза. Уделяете время вопросам, связанным с собственными корнями?

По отцу я башкир, по маме — татарин. В Берлине я являюсь основателем и председателем Татаро-башкирского культурного центра (tatarica.yuldash.com), членами которого являются не только представители стран бывшего СССР, но и Соединённых Штатов, Ирана, Ирака, Турции. Наша цель — интеграция татар и башкир в Германии и популяризация искусства и культуры на Западе.

В 2013 году, например, я читал лекцию в Немецком историческом музее о Мусе Джалиле, известном татарском поэте. Огромную работу выполняет моя коллега, доктор филологических наук Алия Тайсина – она занимается переводом татарской и башкирской литературы на немецкий язык. Мне кажется, это очень важно. Мы с удовольствием ориентируемся на академическую культуру.

С самого первого дня образования нашего общества моей основной целью остаётся стремление продвигать проект, благодаря которому одну из улиц Берлина назовут в честь Мусы Джалиля. Ведь именно там он был казнён на гильотине в 1944 году. Как известно, и свои знаменитые «Моабитские тетради» он написал тоже в Берлине.

Так что да, я стараюсь о своих корнях не забывать.

Алина Максимова

 Фото Алины Максимовой

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №30/271

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 187 остальным подписчикам.

Это интересно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя

Свежие новости

Храм под контролем

Управление пражских кладбищ расторгло договор аренды храма Успения Пресвятой Богородицы, который был заключён в 2016 году с Православной церковной общиной Прага-Жижков. По словам главы...

Концерт Олены Уутай в Праге - Пражский ТелеграфВнимание: будет изменена дата
Концерт Олены Уутай в Праге

Наш сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies