Язык – не идеология, а средство общения

0
18
Зденек Пехал
Зденек Пехал

Может ли знание языка помочь иностранцу понять русскую душу? Почему в последнее время популярность русского языка так возросла? Как менялось с течением времени отношение к русскому языку в Чехии?

На эти и другие вопросы корреспондент «Пражского телеграфа» Ксения Кудрявцева нашла ответы в беседе с профессором Зденеком Пехалом (Zdeněk Pechal) – заведующим кафедрой славистики в университете Палацкого в городе Оломоуце, автором нескольких монографий и публикаций о русской литературе XIX и XX веков.

Профессор Пехал, расскажите, почему Вы выбрали в качестве направления для специализации именно русский язык, и какое отношение к русскому языку было в то время, когда Вы приняли данное решение?

Меня всегда интересовала русская литература. Через интерес к русской литературе я и пришёл к изучению русского языка. Дело было где-то в начале или в середине 70-х годов ХХ века, и на тот момент русский язык был обязательным для изучения. С одной стороны, это было хорошо, но с другой стороны ощущалось отсутствие выбора и скованность.  Русский был таким языком, который очень многие изучали, но по-настоящему говорили на нём лишь единицы. Сейчас похожая ситуация с английским: его изучают во всех школах, но на практическом уровне им владеет очень малый процент студентов. На мой взгляд, это связано с разным уровнем мотивации учеников.

Когда я пришёл на кафедру, которая в тот момент называлась кафедрой русистики (сейчас она переименована в кафедру славистики) здесь располагалась довольно большая библиотека русской литературы XIX-XX веков. Вообще  в Оломоуце  с начала 50-х годов с большой охотой изучался русский язык, тут преподавали такие профессора как Илек и Исаченко.

А потом наступил 1968-й год и ситуация усложнилась, чехи не хотели изучать русский, потому что отождествляли этот язык с речью оккупантов. После 1989-го года и вовсе начались крупные перемены  в нашем обществе: некоторые кафедры русистики исчезли из университетов,  другие остались существовать в сокращённом виде.

Если до 1989-го года на нашей кафедре было где-то двадцать человек, то тут вдруг осталось всего семеро. Кафедра не перестала существовать, но теперь всё было максимально сокращено и урезано. Аналогичные ситуации сложились не только в Чехии или Словакии, но и в Польше, Венгрии и других странах бывшего социализма.

Как и когда начал возвращаться интерес к изучению русского языка?

Это началось примерно в конце 90-х годов XX века, когда уже на кафедру славистики приходило не десять студентов, а гораздо больше. Наступил момент, когда люди стали воспринимать русский язык не как идеологическое явление, а как явление прагматическое. Посредством этого языка у нас есть возможность общаться с огромным народом, обладающим как экономическим, так и культурным потенциалом. Самое замечательное, что так же начали рассуждать и студенты, и, таким образом, интерес к русскому языку начал постепенно повышаться.

В университетах появилось новое направление – русская филология, где студенты изучали не только язык, но и знакомились с литературой, живописью и кинематографией. Были разработаны программы, которые предлагали студентам, кроме языковой подготовки, получить образование в области экономии, туризма, права и т. д.

Надо сказать, что перемены затронули также английский, немецкий, французский языки. Конечно, выпускники средних школ на тот момент имели очень слабые знания по русскому, ввиду последствий 1968-го года и практически полного исчезновения предмета «русский язык» из школьной программы в течение 1990-х годов.

К счастью, существовали средние школы и гимназии с экономическим уклоном, педагоги которых понимали, что язык – это не идеология, а средство общения. Владеть русским стало выгодно: прохождение практики на русском языке в разы увеличивало ценность молодых специалистов на рынке труда и помогало получить высокооплачиваемую и интересную должность.

Многие чешские фирмы снова начали ориентироваться на Восток. Например, в Чехии находились известные всему Союзу фабрики обуви, и как только поставки на российский рынок и рынки стран СНГ ослабли, на наше место пришли немцы и голландцы. Так, на мой взгляд, возник неидеологический спрос на русский язык. Стало понятно, что экономические отношения нужно сохранить в пользу обоих стран.

Плюсы владения русским для студентов понятны. Но нужно же было ещё вернуть любовь к языку на уровне средней школы. Как это происходило?

В средние школы русский язык стал возвращаться примерно в конце XX века. Однако тут возникла новая проблема. В тот момент, когда изучать русский было не популярно, многие учителя, чтобы не остаться без работы, начинали ориентироваться на другие языки. Переквалифицироваться в 50 лет очень трудно, это привело к тому, что педагоги не владели ни одним языком на хорошем практическом уровне, а вернувшись к преподаванию русского, использовали старые методики.

Английский в тот момент уже изучался по современным новым публикациям из Оксфорда и Кембриджа, а по изучению русского языка таких пособий не было. Тогда мы ожидали поддержки от России, надеялись, что нам будут переданы современные учебные пособия, но оказалось, в России учебников подобного типа тоже в то время не было.

Как решилась эта проблема?

Чешские языковые школы выпустили ряд публикаций, по которым начали готовиться ученики средних школ. Помимо этого начали постепенно поступать учебники из Москвы, Санкт-Петербурга, и из всего этого была создана неплохая база учебных текстов, на основе которой чешские преподаватели и педагоги могли начать преподавать русский язык по-другому, по новым методикам.

А какую роль сыграл человеческий фактор?

Подоспело новое поколение в изучении русского языка, пришли новые университетские выпускники, которые в момент прохождения практики в средних школах были заинтересованы в том, чтобы передать то, чему научились в вузах. Сначала средние школы неохотно открывали программы по изучению русского языка, но затем педагоги, увидев, что спрос довольно велик, начали понемногу вводить новые программы и вернули русский язык на постоянную основу.

Конечно, эта замена давалась очень сложно. В школах ещё преподавали педагоги «старой закалки»,  поэтому пришедшим из вузов преподавателям не удавалось проявить себя в полной мере. После 2000-го года в вузы начали приходить студенты средних школ, которые уже обучались русскому языку по новым программам.

Уровень подготовки, разумеется, сильно отличался и зависел от способностей конкретного человека, но в любом случае студенты приходили не с нулевыми знаниями и неплохо ориентировались не только в языке, но и в культуре и литературе России.

Раз уж Вы упомянули о литературе, скажите, пожалуйста, какой её период и какие авторы Вам наиболее близки и понятны? 

Меня всегда интересовала русская литература XIX века. Несомненно, авторы, творившие в тот период, оказали огромное влияние на мировую культуру, этот период я бы назвал «ренессансом мировой культуры». Например, Александр Сергеевич Пушкин, которому удалось перевести код западной культуры – просвещения – в код русской литературы.

На основе привнесённого им культурно-языкового наследия русские осознали ценность своих традиций, свой невероятно богатый фольклорный потенциал.  И уже после Пушкина заимствованные из европейской литературы темы начали развиваться.

Появился Николай Васильевич Гоголь с удивительными описаниями Санкт-Петербурга, Фёдор Михайлович Достоевский, покоривший своими романами всю мировую общественность, Лев Николаевич Толстой, демонстрирующий в своих произведениях всё богатство русского языка, и, конечно же, Антон Павлович Чехов со своим необычным стилем рассказов, который впоследствии вдохновит Эрнеста Хемингуэя.

Появляется новая поэтика драмы, которая потом отражается в стилях новых американских и европейских писателей. Серебряный век русской литературы – Евгений Иванович Замятин, Андрей Платонович Платонов, Михаил Александрович Булгаков…

Что Вы можете сказать по поводу советской литературы?

К сожалению, вся литература, которая возникла во времена Советского Союза, не могла быть опубликована. Отдельное явление эмигрантской литературы – Владимир Владимирович Набоков, который подобно Пушкину, спустя век переводит уже русский код в западную культуру. Он показал русскую литературу с точки зрения западного восприятия. Без всяких сомнений, как XIX век, так и XX век, можно назвать пиком развития русской литературы.

Что Вас связывает с Россией?

В первую очередь, конечно же, дружеские отношения. Например, в Санкт-Петербурге на кафедре филологии преподаёт профессор Валерий Михайлович Мокиенко, очень известный лингвист и мой давний хороший знакомый. Он работает над фразеологией русского языка, мы поддерживаем контакт с городами Екатеринбургом, Костромой, а с Томском сейчас разрабатываем совместные проекты.  Уже налажены программы обмена студентами.

У нас очень хорошие отношения с русистами Западной Европы, Англии,  Бельгии, Германии и Франции. Раз в два года проходит конференция «Оломоуцкие дни русистов», на которую съезжаются порядка 150 участников со всей Европы, таким образом, возникают новые связи и контакты.

Русский язык для Вас – это просто работа или уже нечто большее?

Однажды я попал на пушкинскую конференцию «Болдинские чтения». Большое Болдино и прилегающие земли на протяжении четырёх веков принадлежали роду Пушкиных, и сейчас там находится музей-заповедник. Там я встретил людей, знатоков русской литературы и культуры.

Но меня, как иностранца, удивляли не только их глубочайшие познания, уровень образования, а способность простыми словами говорить о сложнейших проблемах. Я потом  приезжал туда ещё четыре раза. Через русский язык человек постигает пространство русского мышления, знания и традиции и это удивительно!

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №30/271

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяКонсервируем креативно!
Следующая статья«Sberbank CZ»: Бизнес без границ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя