Гарник Аразян: разговор по душам

0
30
Гарник Аразян
Гарник Аразян

В июне 2014 года в Хрустальном зале Российского центра науки и культуры в Праге прошёл творческий вечер кинорежиссёра, актёра и писателя, действительного члена Европейской Академии Телевидения и Радио,  Гарника Аразяна.

Автобиографические рассказы перемежёвывались с просмотром телевизионных работ и беседами со зрите лями, которые были абсолютно покорены тонким чувством юмора и самоиронией рассказчика.

Со сцены зала звучали небольшие философские эссе («Дуб», «Альбинос», «Душа»), кроме того, была представлена комедийная короткометражная лента «Поженились старик со старухой», снятая по мотивам рассказа Лазарева «Жених и невеста» на Рижской киностудии в 1971 году. Блестящая игра Алексея Грибова и Анастасии Зуевой излучают доброту,теплоту и свет, который, по Гарнику Азаряну, оставляют звёзды после жизни.

В тёплой и доверительной, по-домашнему уютной атмосфере гостям вечера предоставилась возможность познакомиться с творческим представленим мира Гарника Аразяна. Возможно, какие-то уголки его души остались темны для зрителя, но, во всяком случае, было очевидно: что бы ни делал Гарник Аршавирович, это было неподдельно и искренне. Таким получилось и интервью – не сухим набором вопросов и ответов, а продолжением беседы, которая была начата маэстро ещё на сцене.

Сегодня Вы показали  потрясающий фильм о Ван Гоге, в котором музыка, казалось, играла свою самостоятельную роль…

Музыку я подбирал около двух-трёх месяцев. Много слушал. У меня в фильме есть биографическая подоплёка, я же и сценарий создавал. Как Вы думаете, почему в начале и в конце портреты матери, отца и брата?

Наверное, это было самое прекрасное в жизни Ван Гога.

Просто без них не было бы Ван Гога. Жизнь его, как Вы знаете, была трагична. Он покончил жизнь самоубийством (задумывается)… Я не знаю и не могу знать, что видят люди в конце жизни, но мне бы хотелось, чтобы Ван Гог видел там мать, отца и брата Тео. Если бы не Тео, никто не знал бы Ван Гога. При жизни именно брат продал его единственную картину.

 В целом, по-моему, картина получилась гениальной (смеётся).

 Что, по-Вашему есть гений? Кого Вы можете назвать гением?

Это очень сложный вопрос. Гений – это тот, кто создаёт такое, чего никто ранее до него не делал. Вот Чаплин, например, гений. Он создал язык кино. Феллини. Он тоже создал свой язык в кино. Ранее никто так не снимал. Потом уже были повторения, копии. Мой педагог ВГИКа, Кулешов, тоже был гений. Он создал свой монтаж в кино.

Гении – люди, которые создают и полезное, и хорошее, и правильное и, конечно, новое.

Актеры Грибов и Зуева – гениальные. Я снимал Смоктуновского – это другая игра, но он тоже гений. С гениями очень легко работать. Они сразу понимают. Не так как все, по-своему, но сразу видят важное. И у них прекрасное воспитание. А вообще, я не знаю до конца, что такое гений.

В Вашем творчестве большую роль играет музыка. В документальных фильмах – это вообще отдельный персонаж. Ваши родители были музыкантами?

Нет. Но у меня сёстры – музыканты, обе – пианистки. Я на своих творческих вечерах часто играю на виолончели. У меня хороший инструмент. Недавно он был на реставрации.

Почему же сегодня, в Праге не сыграли?

Это проблема – привезти такой большой инструмент (смеётся).

Кто на данный момент Ваш любимый композитор? Ведь при работе, насколько я понимаю, Вы обращаетесь в основном к классике?

Да, к классической музыке. Мой любимый композитор – прежде всего Бах, но не только. Я многое слушаю. Вообще, у меня нет культа. Я – человек неверующий.

Правда? Почему?

То, что создали в церкви – культ.

Однако Вы же наверняка верите в  существование чего-то «наверху», некой высшей силы?

На мой взгляд, верха нет. Вот мы здесь стоим – и это верх, а кто-то на противоположной стороне шара – и это вроде низ. Но это просто разные стороны одного. Это не важно – верх или низ. Вот душа, например, — ведь не буквальное же понятие. Для меня реальность и нереальность – практически одно и то же, нереальность должна тоже иметь реальность. Вот маму свою я всегда помню, но это в мозгу. Физически её уже нет.

(Задумывается) Вот если бы Бог хотя бы раз со мной поговорил, может я бы и поверил.

И что бы Вы ему сказали?

Я бы спросил его: «И что обо всём этом думаешь?»

Вернёмся ко «всему этому», то есть к Вашему творчеству. Чем Вам сейчас интереснее всего заниматься?

Мне нравится писать рассказы. Есть два великих писателя малого жанра: О. Генри и я. Нет, не так: я и О. Генри (смеётся). Сейчас хочу написать рассказ о внучке и внуке (всего их у меня семь, и один правнук). Тема такая: люди общаются на планете, им это сложно делать, но есть язык, который понимают все. А когда продолжение напишу, тогда и узнаете – какой…

Как пишутся рассказы?

Да по-разному. Вот о дубе, знаете, как родился рассказ? Я сидел в гостях у своих друзей и вдруг говорю: « Я могу в любую минуту написать рассказ. Вот сижу на стуле и могу написать о нём рассказ». Мне не очень поверили. Через какое-то время я позвонил другому другу. Он работает с мебелью. И спросил его: «Серёжа, как обрабатывают дуб?». У меня уже задача пошла. Жена мне говорит: «Зачем тебе это надо?». А потом у меня сам собой родился рассказ.

И людям он понравился.

Мария Рогачёва

 Фото с сайта animatic.biz

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №33/274

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяОндржей Немец о ХК “Лев” (видео)
Следующая статьяВ Чехии запустили в производство первую машину для водителей-инвалидов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя