Александра Новосёлова: ветеран Байконура и счастливый человек

0
76
Александра Новосёлова
Александра Новосёлова

Ветеран космодрома Байконур, Александра Александровна Новосёлова – выдающаяся женщина с непростой, но очень интересной судьбой. Она посвятила свою жизнь ракетно-космической отрасли и внесла неоценимый вклад в развитие химической технологии в области космических разработок страны после войны.  С Александрой Новосёловой встретилась корреспондент ПТ Дарья Гнилобокова.

Александра Александровна, как прошло Ваше детство?

Непросто. На мои детские годы выпала война. Когда мне было 6 лет, немецкие войска шли на Сталинград через мой родной Ростов-на-Дону и оккупировали наш город. Для ночлега немцы заставили нас выкопать себе убежище, спать приходилось сидя. Тогда мы, дети, были совершенно бесстрашными – над головой летали бомбы, а мы не понимали ни всей опасности, ни переживаний взрослых, а только хохотали в землянках, дрались и на глазах у немцев играли в войну, где всегда побеждали просто «наши»…

Наш дом был рядом с железной дорогой, и однажды партизаны взорвали путь. Пришли немцы, выстроили нас и на всех навели пистолеты – под прицел попали и дети, и женщины, и немощные старики. Вопрос был один: «Где партизаны?». А партизаны тем временем залегли за железной дорогой — хотели застать немцев врасплох, но увидели, что мы стоим на краю вырытого рва и открыли огонь. Тогда  расстреляли почти всех, и это был тот самый переломный момент, когда дети в одночасье повзрослели.

После того, как наш город освободили, все оставшиеся в живых работали. Многие – на поле, чтобы снабжать фронт продуктами. Система полива была разрушена, поэтому женщины и дети весь день носили привязанные к спине баки, которые наполняли водой, чтобы под палящим солнцем поливать саженцы.

Когда мы победили, радости не было предела. В то время в домах из-за бесконечных бомбардировок окна были завешены чёрной тканью. Помню, однажды ночью мама закричала: «Победа!», —  и сорвала с окон эти чёрные занавески. Из всех домов люди высыпали на улицу, и, я знаю точно, — никакая демонстрация не сравнится с этим общим криком, общим «Ура!» всей России. Все обнимались, куда-то бежали, каждого переполняли эмоции… После победы, мне кажется, в стране даже не было лентяев – каждый хотел внести свой вклад в общее дело, восстановить разрушенные города  и доказать всему миру, что мы умеем не только воевать.

В юности Вы пели в опере и играли в театре. А как получилось, что Вы стали технологом?

После войны, несмотря на потери и заплаченную цену победы, у всех был невероятный подъем, стремление жить, идти вперёд, учиться и навёрстывать пропущенное – ведь во время войны я ходила в школу всего несколько дней, и то, сбегая от маленького брата, которого оставляла на меня мама, уходя в поле. Кстати, однажды я вернулась из школы, а мама рыдает вместе с замёрзшим, посиневшим от крика, голода и страха братом – от отчаяния, бессилия, одновременной злости на меня, что бросила брата, и жалости ко мне, стремившейся в разбомбленной неотапливаемой школе научиться читать и писать.

Поступив в институт, я стремилась успеть все, наполнить свою жизнь до последней минуты – и в опере пела, и в театре играла, и первым городским депутатом от студентов была. Но всегда знала, что это – в свободное от учёбы время. А времени не хватало катастрофически. В общежитии мы жили по 10 человек в комнате. И девчонкам из комнаты моя круглосуточная занятость однажды настолько надоела, что поздним вечером, после моего возвращения с выступления в очередном спектакле, они повесили над дверью ведро с ледяной водой (смеётся). Шутя, конечно. И никто ни на кого не обижался.

Окончила я Новочеркасский политехнический институт, который считался кузницей инженерных кадров. Я была среди первых послевоенных выпускников. Все мы были счастливы, что выбрали именно ту специальность, которая нам нравилась. Нам было не важно, куда нас направят работать, главное – теперь мы инженеры. А то, чем мы будем заниматься, стало сюрпризом.

Вы имеете в виду Вашу 40-летнюю работу в ракетно-космической отрасли? 

Да. После защиты диплома  меня сразу направили в Ижевск. Я ехала в летнем платьице и единственных, купленных в честь окончания института, босоножках на высоком каблуке; с собой — сшитая мамой из отреза кофточка и сумочка с документами – вот и всё мое богатство. На каждой станции, где мы останавливались, я писала домой письма: «Еду в чудесный край!».

И вот я добралась до Ижевска, выхожу — на вокзале мостки деревянные, дорога грунтовая, грязь, дождь! На свою первую работу я пришла почти по колено в грязи. Помыла ноги, умылась, сняла испорченные босоножки и босиком пошла знакомиться к главному инженеру – я приехала как молодой специалист по распределению. Наверное, у него был шок, но принял он меня очень тепло и сразу же назначил технологом в отдел.

Постепенно я узнала, что специализироваться буду в области приборов ракетной техники. Мне поручили делать жёсткий монтаж – это было нечто совершенно новое, чего я даже не изучала в институте. Конечно, волновалась, но у меня было огромное желание проявить себя, показать, что я из Новочеркасского политехнического.

Наверное, работала хорошо – перед отпуском директор предложил мою кандидатуру на должность начальника цеха. Для меня это было чем-то невероятным: я ведь молодой специалист, а там работают такие корифеи! С директором мы договорились, что я отдохну и всё обдумаю — я поехала в отпуск, а по дороге познакомилась со своим будущим мужем, Олегом Николаевичем, и сразу вышла за него замуж. Мы вместе уже 54 года.

Олег Николаевич тоже работал в Ижевске?

Нет, он был из Подмосковья, из города Калининграда (сегодня – Королёв), но работал в той же сфере. Калининград был закрытым городом. Там находится Центр управления космическими полетами. Мне нужно было увольняться.

Тогда молодые специалисты должны были отработать 3 года на одном месте там, где стране были нужны кадры, а за преждевременное увольнение могли даже лишить диплома; однако действовало негласное правило: если оба – молодые специалисты и работают в разных местах, то жену отправляют к мужу. Наши директора созвонились, выяснили, что на новом предприятии нет таких специалистов, как я, а ведь мы все работаем на общее дело. Только поэтому меня отпустили. Уезжать я не хотела, такой хороший был коллектив в Ижевске!

Меня приняли в НИИ ракетной отрасли. Мы занимались разработками технологий, которые нужно было внедрять на заводах. Я не пожалела: работа нашлась в НИИ, где руководителем был Алексей Михайлович Исаев – один из соратников Сергея Павловича Королёва.  Королёв был человеком горячим, а Исаев, наоборот, очень добрым и мягким. В столовой он всегда стоял с нами в одной очереди, садился за один стол с сотрудниками,  обладал прекрасным чувством юмора.

Что Вам запомнилось на новом месте?

Как и у всех молодых специалистов, у нас не было квартиры, мы снимали жильё в частном секторе. Появились дети, и молодые мамы объединились вместе, выкупили квартиру в жилом доме и на первом этаже организовали детский сад. Однажды меня попросили: «Сходи к Алексею Михайловичу, расскажи о нашей проблеме – дети сидят на полу, все время простывают».

Скрепя сердце, я отправилась к нему. Секретарь знала, что он — добрая  душа, говорит: «Занят!». А он только это слово услышал, как тут же предложил войти. Я изложила ему свою просьбу, он к секретарю вышел и говорит: «Ковёр из моего кабинета почистить – и в детский сад!»

Зимой меня направили в Красноярск – нужно было внедрять новые виды покрытия. У меня с собой были только осенние туфли, лёгкое пальто и шарфик — ни шляпки, ни шапки! Приезжаю, а гостиниц нет, меня подселили к кому-то из местных на квартиру. В комнате стояла только одна железная солдатская кровать, все остальные спали на полу…

Мне, как гостье, эту единственную кровать и предложили… Когда я выполнила свою работу, мне захотелось полюбоваться сибирской природой. Дороги я не знала, пошла наугад вдоль железной дороги, по шпалам. Замёрзла ужасно, всё лицо обморозила! Смотрю – стоит будка, а там стрелочница. Она меня увидела, охнула, позвала к себе, растёрла мне ноги, руки, напоила сибирским чаем.

Я вернулась домой, а меня тут же направляют в очередную командировку – на этот раз уже на Урал, в Усть-Катав. Наше предприятие делало двигатели посадки, мы опробовали их у себя и  внедряли  на предприятиях. Готовилась станция  «Луна-9».

Дома на попечении моих коллег  осталась пятилетняя дочь – мужу тоже нужно было срочно ехать в командировку. В командировке мне пришлось работать по 2-3 смены подряд, но я не ныла и не возмущалась – хотелось скорее вернуться домой. Вдруг в 12 ночи меня вызывает главный инженер. Он говорит: «Ваша дочь заболела и уже несколько дней не спадает высокая температура». И тут у меня всё внутри похолодело.

Главный инженер отправил меня за вещами,  дал записку, в которой подробно расписал, как себя вести, а также инструкции, как я доберусь домой как можно скорее – я её до сих пор храню. Меня забрал его шофёр и отвёз на проходящий поезд. 

А потом был Байконур?

Да. Перед самым полётом нас срочно вызвали, так как на наших изделиях обнаружили коррозию. Перед полётом проходило несколько ступеней тщательных проверок всего оборудования, и на месте оказалось, что произошла ошибка, и можно было возвращаться домой. Но мне очень захотелось заглянуть в одну из ракет. Она лежала на высоте пятиэтажного дома, а возле неё была установлена лестница, однако подниматься без необходимости  не разрешалось.

Но как же так – я ведь делала установленные внутри неё детали, и вот я рядом с ней, уеду и даже не загляну внутрь! Я пулей взлетела вверх по лестнице, и вдруг услышала по радио на весь космодром: «Немедленно спуститесь!». Я очень испугалась. Мне было неловко и страшно – что же теперь со мной будет? Но всё обошлось. Я потом много раз бывала на Байконуре,  присутствовала и на стартах, общалась с космонавтами.  Позже я стала ветераном космодрома Байконур.

У Вас была очень насыщенная жизнь. Вы счастливы?

Я счастливый человек, у меня есть прекрасный муж, который понимает, помогает и так же много работает, как и я. Он — моя опора.

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяТВЭЛ впервые изготовил источники вторичных нейтронов для АЭС Темелин
Следующая статьяИспания продала Чехии 19 минометов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя