Контактные линзы академика Вихтерле

0
35
Первый аппарат для отливки контактных линз, сделанный из детского конструктора
Первый аппарат для отливки контактных линз, сделанный из детского конструктора

Мой первый контакт с контактными линзами состоялся в далёком 1969 году, во время моей женитьбы. Помню, я очень удивился, когда мне показали невесту в свадебном наряде: она была без очков! Такой я её не знал. Знал, наоборот, что очки ей крайне необходимы. «Разбились?» — спросил я, думая о том, как же она поставит подпись при бракосочетании. «Не-а,- ответила она, и я обратил внимание на то, какие у неё красивые глаза, — у меня контактные линзы».

В то время в Советском Союзе эта вещь была такой диковинкой, что о ней почти никто и не слышал, но свадьба моя проходила в Чехии, на родине контактных линз, поэтому особым шиком для людей с плохим зрением уже тогда считалось отложить  очки в торжественных случаях или при занятиях спортом.

Пионером этого вида коррекции зрения считается Леонардо да Винчи. Именно его рисунки 1508 года стали прообразом современной контактной линзы.

Спустя века, в Европе стали делать глазные протезы, в которых склеральная часть была изготовлена из белого стекла, а на месте зрачка линза имела прозрачную часть. Товар этот, разумеется, был штучный и дорогой, а ношение протезов было кратковременным и утомительным. Даже знаменитый «Карл Цейс», наладивший в первой четверти XX века массовое изготовление контактных линз, в принципе, недалеко отошёл от этой технологии.

И лишь в конце пятидесятых годов XX столетия появились революционные мягкие контактные линзы. Благодарить за них надо чешского учёного Отто Вихтерле (Otto Wichterle), который в 1952 году установил, что молекулы гидроксиэтилметакрилата (обычно обозначаемых как НЕМА) представляют собой хороший материал для контактных линз благодаря их уникальной способности поглощать воду.

«Происхождение новых вещей часто зависит от случайного стечения обстоятельств», — скромно сказал когда-то этот гениальный чешский химик, работы которого в области макромолекулярной органической химии известны во всём мире. Это, конечно, так и не так. Недаром есть чешская поговорка „štěstí přeje připraveným“ (счастье приходит к тем, кто к нему готов). Родившийся в 1913 году будущий академик усиленно учился и работал под руководством выдающихся наставников (одним из них был лучший чешский химик того времени Эмиль Воточек), прежде чем пришли первые успехи. Во время немецкой оккупации он с группой коллег изобрёл технологию изготовления силона. Изобретение удалось скрыть от немцев, и силон пошёл в промышленное производство лишь после войны.

А вот первые контактные линзы, отливаемые из геля НЕМА, были столь низкого качества, что министерство здравоохранения закрыло финансирование разработки. Произошло это как раз в тот момент, когда учёного осенил совсем иной способ изготовления линз — при помощи центробежного литья во вращающуюся открытую форму. Что ж, решил Вихтерле, сделаю себе «лабораторию» на дому. Как недавно вспоминала его вдова, под Рождество 1961 года он создал первый отливочный аппарат из популярного детского конструктора «Меркурий». Для привода Вихтерле взял велосипедный движок, а позже грамофонный двигатель. Так и хочется сказать вместе с Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда»…

Министерство взяло учёного на милость, и через несколько лет, когда изготовление контактных линз достигло совершенства, а сами они прошли тестирование на практике, продало лицензию американцам. За ничтожную, как позже оказалось, сумму. В 1971 году акции фирмы, получившей право ввести контактные линзы на американский рынок, выросли за одну ночь на 250 миллионов долларов. Теперь в США в линзах академика Вихтерле щеголяет больше 30 миллионов человек.

В нормальных условиях изобретатель сразу стал бы мультимиллионером. А в тогдашней Чехословакии Отто Вихтерле вскоре после известных событий 1968 года был лишён всех своих научных постов. Дело в том, что, будучи активным беспартийным, он отрицал руководящую роль КПЧ и сыграл, можно сказать, роль детонатора в появлении манифеста «2000 слов», получившего ярлык контрреволюционного. Сам документ написал Людвик Вацулик, но его жена Мария позже заявила: «Инициатором манифеста был не Вацулик, а учёные, сплотившиеся вокруг академика Вихтерле».

Признание пришло только после «бархатной революции». В 1990 году Вихтерле избирают президентом Чешской Академии наук. Через три года его имя присваивают астероиду. В 1998 году академик Отто Вихтерле уходит в мир иной. Перед основанным им Институтом макромолекулярной химии в пражском квартале Петршины ему открыли памятник, получивший название «древо познания». На каждой из его «веток» написаны номера всех патентов, выданных учёному,  жизнь которого обогатила всё человечество.

Андрей Фозикош, специально для ПТ

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №4/297

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 143 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяАвтолюбителю на заметку
Следующая статьяЕлена Ларина: «События в Charlie Hebdo — индикатор резкого возрастания уровня угрозы терроризма»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя