Либуше Шмуцлерова: «Свобода в СМИ должна быть, но с поправкой на ответственность за каждое слово»

0
14
Либуше Шмуцлерова
Либуше Шмуцлерова

Самая влиятельная женщина в мире чешских СМИ в разговоре всегда взвешивает слова, цепко держит в уме нить своих ответов, но при этом внимательно слушает собеседника и мгновенно оценивает его реакцию. Она знает цену своих слов, потому что каждое из них может повлиять на мнение миллионов человек в Чехии и за рубежом. О том, какова сегодня роль СМИ в жизни людей, чему больше всего верят  сегодняшние подростки и истоках отношения чешских СМИ к России с Либушей Шмуцлеровой говорила шеф-редактор ПТ Наталья Судленкова.

Сегодня интернет по скорости предоставления информации намного опережает классические СМИ с авторскими правами, регламентированными отношениями. Что последние могут сделать для того, чтобы противостоять информационной вакханалии интернета и оставаться привлекательными для читателей?

Информация в современном мире распространяется очень быстро, чуть ли не мгновенно. В нашем издательстве работает примерно пятьсот сотрудников. Представьте себе — кто-нибудь купит газету за 12 крон, возьмёт оттуда новость и закинет её в интернет. Эта новость сразу же становится общедоступной, а работа пятисот человек пойдёт насмарку, потому что любой эту информацию перепишет в интернете лишь с небольшими изменениями.

И с этими тремя основными обстоятельствами,  с которыми сталкиваются СМИ во всём мире, мы должны справиться.

Во-первых, не надо бороться с прогрессом и технологиями. Надо принять развитие технологий и быть постоянно «в теме» — в том, как вы можете свою информацию распространять дальше. Это касается не только содержания, но и организации работы.

Например, у нас нет традиционно обустроенной редакции, у нас – интегрированные ньюс-румы. Все редакторы передают свою информацию в ньюс-румы,  а там, как в диспетчерской, решают, куда эту информацию направить: в мобильные приложения, в интернет, в газету или в журнал.

Такой подход накладывает серьёзный отпечаток на работу редакторов – сегодня они должны не только уметь писать, но ещё и фотографировать, и снимать видео. Соответственно, они должны быть оснащены такими техническими средствами, которые им позволяют это делать, в частности, «умными» телефонами.

С использованием технологических новшеств в информационном бизнесе понятно. Что ещё важно сегодня для СМИ?

Почти двести лет назад, в 1719 г., в Чехии появилась первая  печатная газета — Pražské poštovské noviny — «Пражская почтовая газета». На тот момент информация была товаром. Сегодня же важно эту информацию «выдать» первыми. При этом самым быстрым источником информации остаются не интернет-порталы, а социальные сети.  Ни один журналист, ни один издательский дом не могут быть ко всем событиям и разной информации так близко, чтобы редакторы охватывали всё. Недавний пример – падение самолёта в Тайване. В таких случаях самый первый  источник информации – это человек, у которого есть смартфон, и он выкладывает всё в социальную сеть.

Вы упомянули о скорости распространения информации в интернете, когда все цитируют и копируют всех. Может ли защитить от этого закон об авторских правах?

Это сложный вопрос, причём во всём мире. В Германии издательство Axel Springer смогло добиться от Google определённых изменений и защитить свои права.  В Чехии ничего подобного нет, а следовательно, мы должны думать о некоем закрытом содержании, доступ к которому, например, могут получить только подписчики. В будущем мы планируем и платное содержание.

Создаётся впечатление, что СМИ приходится воевать с интернетом и социальными сетями, уступая свои позиции в неравном бою. Есть ли выход из этого?

Сегодня человек перенасыщен информацией из всех источников, которые на него воздействуют,  причём я имею в виду не только упомянутые СМИ, но и рекламу, разные сообщения, которых поступают сотни и тысячи чуть ли не ежеминутно. У человека возникает внутренний протест против этого, после чего складывается ощущение, что он уже никакой информации не хочет получать.

Тогда где же тут оптимистический выход?

А он в том, что на самом деле это и есть перспектива: когда всего слишком много, и вы уже не можете всегда первыми передавать информацию, вы должны иметь ещё какую-то «добавочную стоимость». Я думаю, что будущее СМИ состоит в стратификации информации — они должны преподносить информацию в контексте, с анализом, давать людям определённые и, в хорошем смысле, упрощённые выдержки из самого главного – так, чтобы обыватель мог это всё воспринять и «переварить».  Главное —  иметь такую «стоимость», чтобы пользователь не только смог её воспринять, но и при этом считал её наиболее важной для себя. Да ещё и заплатил за неё.

Фактически будущее для СМИ, с Вашей точки зрения, — это комплексность, технологическое развитие и, в то же время, умение обрабатывать информацию именно для своего читателя?

Да. СМИ должны быть очень гибкими и быстро реагировать на изменения. Интересно, что в разных странах рынок СМИ развивается по-разному. Например, в Индии и Китае тиражи печатных СМИ растут. А вот в Африке есть страны, где медиа-холдинги, входя на этот рынок, сразу переходят на электронный уровень – выпускают продукты для мобильных телефонов, планшетов и т.д., причём презентуют это как стандартные СМИ.

Сегодня СМИ стремятся объединиться в медиа-холдинги, в которых есть не только печать, но и видео, и интернет, и другие продукты.

Означает ли развитие альтернативных источников информации снижение  ответственности за предоставление информации либо снижение влияния СМИ?

В Чехии СМИ называют лидерами демократии. В силу сегодняшней раздробленности источников информации делится и их влияние. Часть прежнего влияния СМИ на себя берут социальные сети, особенно у младшего поколения, которое им очень доверяет.

Ваше издательство открыло Академию журналистики. Что вы говорите своим студентам о событиях в парижском журнале Cherlie Ebdo?

Это очень сложный вопрос. Сегодня уже сложно отделить сложившийся сейчас медийный образ этого журнала от того,  каким его описывали, скажем, полгода назад. Это журнал левого толка, он балансировал на грани, затрагивая не только вопрос,  который сейчас обсуждается – карикатуры на мусульман, —  но и многие другие темы.

Это дело культуры каждого издателя – где он проложит границу,  а также, конечно,  шеф-редактора или того, кто возглавляет издание. И я не отважусь, не зная культурного подтекста Франции, оценивать извне, что является для общества там гранью, а что — нет. Оценивать что-то извне в любой другой стране — невероятно сложно.

Так что когда Вы спрашиваете, что об этом говорить студентам, то однозначного ответа нет, есть только общий совет: всегда следует учитывать контрольный критерий. Свобода СМИ, безусловно, должна быть, но с поправкой на ответственность за каждое слово.

Значит ли это, что каждый журналист сам должен принимать решение о том, публиковать либо не публиковать ту или иную информацию, основываясь на собственном понимании ответственности за её обнародование?

Я думаю, что он должен решать сам. Работа журналиста  заключается не только в умении писать и собрать информацию. Он должен обеспечить ту самую «добавочную стоимость» к этому «сырью». Независимости информации, по сути, не существует, потому что само предоставление информации — это выбор. И даже если вы стремитесь к максимальной объективности, выбор «публиковать либо не публиковать» сам по себе уже что-то значит.

Чем можно объяснить сегодняшнюю, во многом негативную, позицию чешских СМИ в отношении России?

В этом играет роль наша собственная история. Это, на самом деле, является очень важным, хотя и упрощающим всё критерием. К тому же, оказала влияние послереволюционная эйфория от убеждения, что мы можем идти на Запа. Это заставило нас забыть о том, что нужно видеть на 360 градусов. От Запада было чему поучиться, и желание это сделать было настолько огромным, что  безграничная устремлённость туда казалась нормальной.

Это всё сформировало абсолютный фокус в одном направлении, и только сейчас передовые СМИ возвращаются к необходимости смотреть, что происходит не только на Западе, но и на Востоке, и, кстати, даже ещё дальше, чем в России. Именно этого кругозора пока действительно и не хватает чешским СМИ.

Либуше Шмуцлерова закончила факультет журналистики Карлова университета в Праге. Профессиональную карьеру начала в Чехословацком телевидении, откуда в 1993 г. перешла на новый телеканал TV Nova, где работала до 2004 г. на позициях директора программ, затем исполнительного директора и управляющей компании. В течение последующих двух лет вместе со своим супругом Романом Шмуцлером создала самую большую в Центральной Европе сеть клиник эстетической медицины Asklepion. С марта 2007 г. – генеральный директор и председатель правления самого большого в ЧР издательства Czech News Center. Параллельно три года занималась педагогической практикой на факультете социальных вопросов Карлова университета.

Фото: www.akaz.cz

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №11/304

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяВыставка графика Олдржиха Кулганка в почтовом музее Праги
Следующая статьяVítkovice Steel сохранят чешскую прописку

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя