Марк Блюменталь: «У войны не бывает хорошего конца…»

1
28
Марк Блюменталь
Марк Блюменталь

Нынешний год, проходящий под эгидой 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, призывает вспомнить драматические события ХХ века и вынести ценные уроки из истории во избежание новых катастроф как на геополитическом пространстве, так и в отдельно взятых судьбах. Непосредственные участники ВОВ не понаслышке знают, насколько ценен мир и как он, в то же время, хрупок. В преддверии юбилейной даты с читателями «Пражского телеграфа» своими воспоминаниями военных лет делится известный поэт и публицист Марк Исаакович Блюменталь, встретивший долгожданный День Победы именно в Чехии.

Так начиналась война

Будущий поэт и прозаик родился 21 августа 1926 года. Он был третьим ребёнком в семье в ставшем легендарным за время войны городе Каховка на Днепре. Там прошло его детство, там он весной 1941 года окончил семь классов. «С началом летних каникул я, как и все дети, уехал отдыхать в детский пионерский лагерь, который находился примерно в 15 километрах от Каховки. 22 июня 1941 года мы утром, как обычно, позавтракали и построились на линейку. Неожиданно для всех старшая пионервожатая объявила, что началась война. Это стало настоящим потрясением. Нам сообщили, что теперь до дома придётся добираться самостоятельно своим ходом, кто как», – вспоминает Марк Исаакович.

Делать нечего, пришлось 14-летнему подростку самому отправляться с такими известиями в родную Каховку: «В общем, я пошёл домой. Собственно говоря, я был мальчиком спортивным. Почти всё время в пути я бежал, не зная, что чувствовать, и не осознавая, что происходит. Добравшись, узнал, что и родители уже в курсе», — говорит Марк Исаакович.

Так началась эта история. Постоянно велись разговоры о необходимости эвакуации из опасной зоны. «О том, что немцы будут настолько зверствовать в начале войны, никто в городе не думал… Однако мой старший брат тогда был сразу призван на фронт. Сестра 1941-м году уже была замужем и жила в Одессе, работала на военизированном предприятии и позже была эвакуирована в тыл. Мой отец призыву уже не подлежал, потому что ему было около 60-ти лет, – рассказывает Марк Исаакович. – В это же время всех женщин и мужчин в Каховке мобилизовали на рытьё противотанковых рвов. Я был большим патриотом, физически крепким подростком, поэтому с особым рвением помогал их рыть…».

А рыть было просто жизненно необходимо. «Я прекрасно помню первый налёт немцев на Каховку: они тогда сбросили бомбу, а потом каждый день начали прилетать истребители «Мессершмитты» в одно и то же время и «поливать» по окопам. Было очень много жертв, – с горечью вспоминает Марк Исаакович. – Сопротивления в воздухе им практически не было. «Мессершмитты» – бронированные истребители, с ними ничего нельзя было сделать. Мы уже знали, что ровно в 11 часов утра, как по расписанию, они прилетали и бомбили переправу через Днепр, которую за ночь успели восстановить».

На восток

Несмотря на все разговоры о скором окончании военного конфликта, глава семейства твёрдо решил, что нужно уезжать. Он договорился с двумя соседями, что они вместе купят пару лошадей и повозку, погрузят вещи и отправятся на восток.

«Три соседа купили двух лошадей и подводу, положили туда вещи, посадили бабушку, которой было 92 года, а сами пошли рядом пешком. Мы абсолютно не знали, куда идти, просто шли на восток, держали направление к Ростову, – рассказывает Марк Исаакович. – Меня это нисколько не затрудняло, я шёл с удовольствием. В подростковом возрасте ещё не понимал всей серьёзности происходящего.

Радио и пресса всё время сообщали, что в течение месяца советская армия разобьёт фашистов. Но были и малоприятные моменты.  В ясные лунные ночи, когда всё было видно, как днём, «Мессершмитты» атаковали нас на дорогах, как только могли. Нам удалось выжить, в то время как соседи, с которыми мы шли из Каховки, были ранены. С тех пор, когда ярко светит луна, мне становится не по себе…».

Когда семьи шли, на пути их встречали местные жители. Они были весьма доброжелательны к беженцам, а когда те пытались отблагодарить деньгами за помощь, не брали. В дороге умерла бабушка — скончалась от ранения в спину и в шею, оставаясь на подводе при налёте немецкой авиации. Там её и похоронили.  «В Ростов мы не заезжали, а миновали его с юга в направлении к Дону, и там перед переправой у нас представители советской власти конфисковали лошадей с подводой для нужд армии.

Примерно так мы добрались. По приезду узнали, что в южнее Ростова немцы выбросили десант, – вспоминает Марк Исаакович. – Я был весьма впечатлён, как же мне было интересно встретиться с этими бандитами! Я тогда был крайне патриотически настроен. Немецкий десант находился в городе примерно два дня, но Красная армия быстро окружила и накрыла их».

Поцелуево

В Ростове беженцев посадили на баржи в направлении Сталинграда. Там по прибытию семью Блюменталь распределили в деревню Поцелуево, находящуюся в дельте реки Волги. Привезли туда на похожей подводе, поселили в семью, у которой было приличное хозяйство с коровой и свиньёй.

«У них была большая прихожая, где они нам и постелили. Дали два топчана — на одном спали мама с папой, а на другом я. Нас с отцом вскоре взяли на работу в колхоз, где мы стеклили теплушки, благодаря тому, что у нас был специальный алмаз для резки. За это нам дали полмешка пшеницы и ляжку коровы. Мама была просто счастлива! Каждое утро мы теперь ели пшеничную кашу. Отец даже сумел поправиться», – с улыбкой делится Марк Исаакович.

В это же время глава семейства стал разыскивать свою дочь, которую с её семьёй эвакуировали после начала войны. Он всё время писал на почту, занимающуюся поиском людей, куда обращалась и сестра Марка Исааковича. «Однажды отцу в Поцелуево пришло письмо, что его дочь, Орловская Любовь Исааковна, находится в городе Фрунзе Кыргызской Республики. Мы сразу отправили ей письмо, на что получили срочную телеграмму, в котором она написала адрес и велела срочно выезжать».

Военное поприще

Так семья выехала во Фрунзе и обосновалась там.  «Я поступил в медицинское училище, отучился два года, а на третьем курсе, в августе 1943 года, получил повестку в армию. В военкомате меня спросили, куда и кем я хотел бы пойти. Конечно, лётчиком! Но, к сожалению, туда брали только с полным средним образованием, которого у меня не было. Мне было рекомендовано пойти в Волчанскую военную школу авиамехаников. Я туда прибыл, и уже 5 декабря, в день Сталинской конституции, принял военную присягу. Мне шёл 18-й год», – вспоминает Марк Исаакович.

После окончания училища молодой авиамеханик в начале апреля 45-го был направлен на 3-й украинский фронт в 5-ю воздушную армию. Ему было присвоено звание сержанта. Чуть позже распределили в истребительный полк, где были самолёты Як-2 и Як-3.

«Меня отправили в город Лужицы, на восток Чехии на границе со Словакией, чтобы обслуживать истребители ИЛ, ведь в Венгрию они ещё летали, несмотря на то, что вскоре война официально закончилась… Было опасно — очень часто воздушных стрелков убивали прямо в кабине. Лично я немцев, конечно, не убивал. Думаю, это к лучшему», – рассказывает Марк Исаакович.

В августе 1945-го он уже вернулся в Советский Союз. Вскоре был отправлен в Тирасполь, где обслуживал самолёты. Авиамеханик прошёл курсы бортмеханика и попал в полк под Иваново в воздушно-десантную дивизию. Позже окончил Военно-морское училище в Ленинграде, был отправлен в Балтийск на Военно-морскую базу 4-го Балтийского флота, через год – в Лиепаю, а оттуда – в Ригу. Там Марк Исаакович женился на латышке, подарившей ему в 1963-м году дочь, и там же демобилизовался в звании майора.

Лирика

Спустя годы дочь Марка Исааковича поступила в Политехнический институт в Риге и там же познакомилась на одном из балов со студентом-чехом. Когда они окончили институт, он предложил ей руку и сердце и пригласил переехать в Прагу. «В начале 90-х дочка и нас с женой решила забрать в Чехию. Рига для меня уже стал родным городом, уезжать мне вовсе не хотелось. Но потом обстоятельства сами как-то сложились…

Здесь мне дали военную пенсию, равнозначную той, что я получал в Советском Союзе. Устроился на работу вахтёром в РЦНК, по ночам во время дежурств учил чешский язык, – рассказывает ветеран. – Позже стал работать в одной фирме, в которой занимался организационными вопросами. Всё это время я не прекращал писать стихи, статьи, заметки».

Сегодня Марк Исаакович является автором множества книг и поэтических сборников, Лауреатом международных конкурсов поэзии и даже обладателем звания «Поэт года», присуждаемого обществом пушкинистов в США. «Да, многое написано. От некоторых книг я уже хочу отказаться, так как в них немало ученических стихов. Со временем я стал лучше понимать, что на самом деле представляет собой поэзия. Я осознал, что мне необходимо всё «подчистить» и издать книги, которые я считаю достойными читателей, – делится Марк Исаакович Блюменталь.

– Первую такую книгу я издал в Праге в 2009-м под названием «Одной тебе», в ней только любовная лирика. Вторая книга – «Под небом Чехии» – об этой земле, третья – «Моя планида» – о Латвии. Теперь в моих планах издание книги о воинской службе, там будут и строки военных лет. Даже в них я с теплотой вспоминаю те годы, несмотря на все трудности, которые мне пришлось пережить…».

Альфия Карипова

 

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №18/311

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяНикита Юрьевич Белых: «Мы будем вести поисковые работы до тех пор, пока не будут похоронены все солдаты и не будут восстановлены данные по каждому из них»
Следующая статьяВоенный бизнес в Чехии

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя