Йиржи Зитка: «На Камчатке под моим портретом написано: «русский лётчик»

0
9
Йиржи Зитка
Йиржи Зитка

Йиржи Зитка – один из самых известных и лучших пилотов в Чешской Республике, но при этом он предпочитает летать не на железных, а на тканевых крыльях мотодельтаплана, который собрал своими руками.

Я сидела на бордюрчике маленького аэропорта и ждала приземления этого чуда – гибрида самолёта и дельтаплана. О его приближении свидетельствовал звук мотора, и только потом появились распростёртые красные крылья в форме греческой буквы «дельта».

Йржи Зитка на этот раз был инструктором, управлял его ученик, который считает, что уже заразился любовью к полётам на уровне птиц. «Попробуете?» – поинтересовался у меня пилот, и учитель, на меня посмотрев, понял, что можно «складывать крылья».

Надо полететь, чтобы увидеть и «заболеть»

Йиржи Зитка о полётах знает с детства, он наблюдал за военными самолётами в аэропорту городка Миловице, где работал его отец до «заселения» Миловицкого военного пространства советскими военными. Отец, правда, не летал, наводил порядок, а вот у Йиржи желание летать появилось сразу, но самолёты его не привлекали. «Знаете, что говорил легендарный Чкалов? – поясняет Йиржи Зитка. – Небо перестало быть уделом сильных с тех пор, как на самолёте появился туалет. Не хочу обидеть никого из лётчиков, но я люблю смотреть на мир с высоты птичьего полёта».

Железные крылья его не интересовали. А вот крылья из ткани – да. «Вы знаете, по какому принципу такое устройство летает? Это же всего лишь ткань», – спрашиваю я, наблюдая за тем, как из мотодельтаплана привычными движениями снимаются, складываются и закрываются в чехол крылья, а остаётся только каркас с мотором. «Конечно, знаю, я же учился и собрал его собственными руками. Но полёты для меня всегда останутся вещью необъяснимой. Зачем объяснять, нужно просто начать летать – и всё поймёте. Я много читал о военных лётчиках, которые были ранены, разбивались, но как только поправлялись, первое, что делали, рвались в небо».

Сначала Йиржи Зитка летал на дельтаплане. Для этого в ручную кладь собирались крылья, каркас, одежда, шлем, и начинался подъём на выбранную вершину, с которой и парили над лесами и полями, реками и домами, улавливая силу и направление ветра. «Весь груз за спиной был больше двадцати килограмм, и подъёмы мы простые не выбирали, так что можем подтвердить: тяжело со своим крестом на свою Голгофу», – шутит Йиржи. Но однажды случилось несчастье, и Йиржи Зитка не просто упал – «воткнулся», как он сам говорит, в землю. Многочисленные переломы заставили взглянуть на ситуацию иначе: Йиржи понял, что нужно делать дельтаплан с мотором.

«Я не удивляюсь, когда кто-то боится: у меня есть один знакомый, которому друзья четыре года назад ко дню рождения подарили сертификат на полёт со мной, а он – не может преодолеть страх. Вот на днях мы уже в четвёртый раз отмечали его день рождения, смеёмся, ждём, но уже начинаем подыскивать замену, – словно оправдывая мою неуверенность в ответ на предложение полетать, сказал Йиржи Зитка. – А сейчас там наверху лучше – прохладней. Я вообще не люблю тепло».

И на земле много хорошего

После операций и восстановления здоровья у пилота появился иной опыт. Он совсем по-другому оценил труд врачей, которым очень благодарен, что собрали его и вернули возможность двигаться. И ещё он понял, глядя на больных людей, на инвалидов, среди которых оказался после аварии, что иметь руки, ноги, здоровье – это огромный дар.

Два года без полётов были сплошной к ним подготовкой. Мотодельтаплан получил не только французский мотор и крылья из Киева, но и имя Андраш. Сегодня этому летательному средству, собранному своими руками – 31 год. Это уже надёжный и проверенный друг, а между ним и пилотом существует полное взаимопонимание.

«У меня почти все спрашивают, не было ли мне страшно лететь после продолжительного перерыва. Но ведь вы же не спрашиваете у рыбака, который случайно сломал руку на рыбалке, почему он не боится снова идти на рыбалку. Возможно, в этом есть какое-то безрассудство, но я просто не могу не летать».

А летал Йиржи Зитка в Исландии, Непале, Америке, Монголии, Средиземноморье и на Аляске. Однажды на Аляске заблудился. Закончилось топливо, пришлось приземляться. Выручил эскимос, заправил и даже направление указал. А когда мотодельтаплан уже оказался у цели, выяснилось, что это другой, огромный аэропорт, на котором повсюду стояли «Боинги». Йиржи был готов к тому, что его приземление здесь скорее всего обернётся серьёзными неприятностями. «Представил себе, что приземлился в Праге в аэропорту Рузине, – вспоминает Йиржи Зитка, – сразу же был бы встречен и отвезён полицией в соответствующее место для разбирательства. А там меня приветствовали, к моему изумлению. Они были рады, что я вернулся. Ведь вместо планированных шести часов я летал с девяти утра до полночи. Благо, полярный день – и всё видно, как днём. Они уже готовились к поискам, а я к их радости вернулся».

Приключения со всего мира

Однажды, приземляясь после полёта в Непале, Йиржи Зитка увидел своего друга Александра с Магадана. Тот, оказывается, учил непальцев летать на вертолётах. Это была целая программа по подготовке пилотов, для которой сначала из России были привезены старые вертолёты, и был подписан договор по окончании обучения о закупке Непалом партии новых. Но обученные непальцы неожиданно в последний момент переориентировались на американское предложение и, нарушив все соглашения, купили американские вертолёты.

«В Монголии у меня тоже был забавный случай, – рассказывает Йиржи Зитка. – Когда мы приехали туда в первый раз и уставшие после переезда размещались в гостинице, вдруг к нам в холле подлетает водитель фуры, русский. У него в Монголии свой бизнес по запчастям, и он там проводит много времени. Увидев нас, он начал просто кипеть радостью: «Братья! Славяне! Как вы здесь?!» Мы поняли, что успокоить его сможем только при согласии на его предложение пойти в бар и выпить водки. Мы же славяне!»

Монголия вдохновила путешественника на новые планы. Очень уж понравились пограничные горные районы с Россией, настоящая Швейцария. И сразу же появился план проложить по Монголии… конный маршрут. «Мы ещё посмеялись, что кони там недорогие. Устанет один, купим нового, – шутит Йиржи Зитка. – Но на самом деле после того, как в девяностые годы Монголия осталась без руководства своего «старшего брата» – Советского Союза, там изменений к лучшему не произошло. Меня поражало, как демонстративно монголы оставляли свои благоустроенные дома и тут же под ними ставили юрты. Эти юрточные посёлки без отопления, воды, электричества они предпочли нормальному жилью, при этом всё бывшее жильё было просто разбито. Вместе с памятниками Ленина и фонтанами в городах».

Знаю цену дружбы

Как признаётся Йиржи Зитка, больше всего его покорили Север и Восток России своей безлюдностью и первозданной природой. Россию он проехал на машине три раза. На своём мотодельтаплане учил летать жителей Чукотки. Как только народ узнал, что можно полетать, выстроилась очередь. После каждой тренировки терпеливо ожидавшие чукчи поднимались над своими снежными просторами. Один из местных категорически отказался надевать маску, просто не поддавался ни уговорам, ни убеждениям и упрямо твердил, что мороза не боится, потому что он – чукча. Во время короткого полёта пилот с ужасом наблюдал, как лицо мужественного чукчи покрылось волдырями: ведь не просто минус 50, а ещё и ветер к тому.

«Доверчивость людей, живущих в тех краях, меня просто удивляла, – улыбается Йиржи. – Вот я приземлился на поле, все бегут, приветствуют. «Сколько лошадинных сил у твоей машины?» – спрашивают. «350». «О! Здоровая!» «А откуда прилетел?» «Из Праги». «Ого, как далеко!»

А на Камчатке, кроме шуток, была и работа: набирали породу на самых недоступных сопках вулканов для исследований. Погода была плохая, вулканы окутаны белым шлейфом, и Йиржи Зитка летал за скалолазами в лагерь, который находился на высоте 900 метров над уровнем моря между Корякским и Авачским вулканами. Летели вместе с Владимиром Родиным над самой речкой Сухой, просто на ощупь. А к тому дождь, что для мотора небезопасно. На какое-то время потерялись, и Йиржи думал, что уже не найдёт дорогу: беспросветные тучи расстилались низко над землёй, когда вдруг он услышал шум мотора Владимира. Тот, поняв, что потерял товарища, кружился на месте, знал, что не должен изменить направление. А потом они – крыло к крылу – вернулись. Ориентировались на едущие внизу автомобили, держались невысоко и прямо над дорогой. Йиржи считает, что они смогли это преодолеть, потому что были вдвоём: не дождись его Владимир, может, и не выбрался бы.

Мифы и быль

«А знаете, что о Вас рассказывают массу небылиц?» – спрашиваю я. «О, этого я слышал достаточно. Например, приехал на Камчатку. У них там портрет висит в клубе и написано «Йиржи Зитка». Они мне гордо так говорят: «Это наш российский пилот». Ну, ладно, не спорю. «А Вам что рассказывали?»

«Что у Вас дочь во Владивостоке».

«А вот это правда. Я ведь во Владивостоке работал на реставрации кладбища чехословацких легионеров. Когда первый раз в 91-м году приехал туда, пришёл на кладбище, ужаснулся, как было запущено. Потом поехал назад уже по программе восстановления, мне помогали в этом и местные студенты. Я считаю эту работу одной из самых главных своих заслуг. А дочь моя, родившаяся и живущая во Владивостоке, ездила ко мне в гости всё время на каникулы. Теперь ей, правда, некогда. Сына родила, поступила в Академию искусств. Как мальчик подрастёт, приедут. Я в этом году в Польшу лечу. У нас же всё строго: обязательные соревнования. Мы каждые два года проходим медицинскую проверку и подтверждение на право летать, пересдаём экзамены, как водители автомобилей. И платим страховку. Здесь – на десять миллионов, а вот в Польше хотят вообще невероятную сумму. Словно боятся, что я при падении могу им уничтожить несколько дачных участков вместе с домами».

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №32/325

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяБольше беженцев — больше полиции
Следующая статьяОперация «Чистая вода»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя