Надежда Горшкова: «Главное в жизни — это баланс»

0
86
Надежда Горшкова
Надежда Горшкова

Недавно в Праге прошли Дни российского кино. В числе почётной делегации была и Надежда Горшкова, известная российскому зрителю по молодёжному фильму 1979 года «В моей смерти прошу винить Клаву К». Юная Надя Горшкова в этом фильме сыграла главную женскую роль – Клаву К. Корреспондент «Пражского телеграфа» Полина Королёва встретилась с Надеждой Владиславовной и расспросила её о кино, карьере и многом другом. 

Вы первый раз сыграли в кино в очень юном возрасте. Вы всегда хотели стать актрисой? 

Есть такие профессии, которые очень хочется попробовать с детства. Например, кто-то хочет стать пожарником или лётчиком. И естественно, что всем бы хотелось побыть актёрами. Мне было очень интересно вдруг, совершенно неожиданно и практически случайно оказаться в кино и попробовать. Не могу сказать, что это было мечтой, но желание, конечно, было.

Как Вы оцениваете свой успех в фильме «В моей смерти прошу винить Клаву К», и как он повлиял на Вашу последующую карьеру?

На тот момент я не оценивала это как успех. Тогда я только осознавала, что это очень интересный опыт. Я не ходила и нос не задирала, и не гордилась тем, что я сделала. Это оставило только один след — понимание, что надо работать, и если тебе что-то поручают, то ты должен делать это честно и хорошо. Это был хороший трудовой опыт.

В чём именно заключалась уникальность этого опыта?

Я считаю, что это был потрясающий опыт, потому что я работала с удивительным режиссёром, с которым мне очень повезло (Эрнест Ясан — прим. ПТ). Несмотря на то, что он был дебютантом, он понимал, что для любого успешного произведения важна работа с актёрами. Он объяснял нам задачи, работал с нами как накануне, так и во время съёмки. Там были и «матёрые» актёры, которые и без того бы всё сделали блестяще.

Что касается нас, дебютантов, то виден результат — мы понимали, что от нас хотят и делали то, что было нужно. Зритель верит героям, сочувствует и сопереживает, и не потому, что ребята талантливые, хотя режиссёр конечно считал, что они талантливые, иначе бы не взял, а именно из-за режиссёрского подхода. Благодаря этому фильм вышел и был выстраданный, честно и достойно отработанный.

А близка Вам была на тот момент Ваша героиня? 

Нет, что Вы, нет, конечно. Я бы так никогда не поступила и поступить бы не могла. Я всегда старалась быть очень тактичной с молодыми людьми. А вот сценарий был взят из реальной жизни: эта история действительно произошла с  Михаилом Львовским. Михаил Львовский написал этот сценарий о себе. Это у него была такая несчастная любовь. То есть он знал, о чём писал.

Тогда Вам, наверное, было ещё сложнее играть эту роль?

Нет, мне было совершенно не сложно, потому что режиссёр ставил задачи, и я их выполняла. Я не «впала в образ» Клавы и не переносила его на себя. Я вживалась в роль только на тот период, на который было нужно. Может быть, если это бы была театральная постановка, то было бы по-другому. Но в кино всё очень сжато и быстро.

Работа с этим режиссером на вас наложила сильный отпечаток как на актрису?

Она на меня наложила такой отпечаток, что я даже пошла учиться в театральный институт в

Питере. Хотя на тот момент я уже училась в торговом училище, собиралась идти совершенно в другую отрасль и вряд ли бы уже потом пришла в актёрство. Ведь это такая далёкая сфера, в которую страшно и податься, потому что если тебе никто не скажет, что ты имеешь право попробовать, то ты будешь бояться. И я бы, конечно, боялась и смущалась. Даже когда у меня уже было два фильма, и я шла поступать в театральный институт, я и то очень боялась. Мне казалось, что есть много гораздо более достойных ребят. И я совершенно не была уверена, что поступлю и тряслась точно так же, как и все.

Вы ведь поступали уже спустя несколько лет после выхода фильма? 

Да, мне нужно было закончить училище и отработать по распределению. А пошла я поступать в театральный именно потому, что этот же режиссер, Эрнест Ясан, сказал: «Надя, я считаю, что тебе надо поступать в театральный институт. Даже если ты потом не захочешь стать актрисой, ты никогда не пожалеешь об этом образовании». И я ни разу не пожалела. А заканчивала я специальность «актёрское мастерство» у Игоря Владимирова.

Вы поддерживаете отношения со своими однокурсниками из театрального института? 

У нас на курсе были прекрасные люди. Я слышала много разных историй от других ребят, о том, что на курсе могут быть очень плохие отношения из-за каких-то внутренних соревнований и делёжки и из-за того, что кто-то всё время кому-то что-то доказывал. У нас этого не было абсолютно.

У нас был очень дружный курс, и мы очень любили друг друга. Хотя очень жаль, что после первого курса многих мальчиков забрали в армию, в том числе и Женю Сидихина, с которым мы ещё в школе вместе учились. И сейчас я со многими из своих однокурсников поддерживаю дружеские отношения, например с Ирой Ракшиной, Светой Письмиченко, с Мишей Разумовским.

А в Санкт-Петербурге часто бываете? 

Сейчас бываю чаще, чем раньше, потому что у меня там учится дочка – тоже в театральном институте. Ей крупно повезло, прямо-таки джекпот выиграла: она попала к блестящему педагогу, которого я считаю одним из лучших, к Григорию Козлову. У него есть свой театр (Санкт-Петербургский драматический театр «Мастерская» под руководством Григория Михайловича Козлова — прим. ПТ), куда всех ребят, которые заканчивают его курс, берут без проб. И в целом состав педагогов очень сильный, да и ребята на курсе фантастические.

Значит, новое поколение будет сильное?

Да, новое поколение будет очень мощное. Я видела их спектакль после первого семестра и вышла потрясённая. Смотришь на некоторых из них и думаешь, что это уже просто готовый актёр. Хотя ясно, что ещё нет, но в принципе они уже лучше многих наших профессиональных театральных актёров. Но чтобы стать докой, конечно, надо учиться дальше, и это счастье, что они попали к Григорьеву.

Жду не дождусь, когда они будут делать спектакль «Мастер и Маргарита». Это должна быть абсолютная бомба. Григорий Козлов привезёт свой театр в декабре в Москву, и можно будет сходить и порадоваться. Надо посоветовать привезти этот театр и в Прагу, потому что если здесь театральная публика, то она могла бы получить огромное удовольствие.

Если вернуться к географии, то, учитывая, что вы жили в Нью-Йорке и Лондоне и много путешествовали по Европе, какой город на вас произвёл наибольшее впечатление? 

Нью-Йорк, хотя и Лондон тоже. Я уехала жить в Америку в 1986 году, и когда я попала в Нью-Йорк, он меня ошеломил. Увидела эту потрясающую архитектуру, небоскрёбы, замечательный Центральный парк с белками и многие совершенно удивительные для нас в то время вещи. Но главное, что там всё время чувствуешь энергетику города и никуда не можешь от неё деться. Даже если никого нет на улице, ты всё равно чувствуешь, что город кипит, потому что он не может не кипеть.

А Москва сейчас у Вас не вызывает примерно такие же ощущения?

Москва очень сильно изменилась и тоже уже давно закипела. Я в Москву переехала в 1991 году и с каждым годом изменений всё больше и больше. Город становится всё лучше и лучше. Моя дочь, которая на половину американка и заканчивала англо-американскую школу, говорит, что её одноклассники, которые учились в Москве, скучают и хотят туда вернуться. Многим из них очень полюбилась Москва именно за её дикую вибрацию.

Вы сейчас бываете в Нью-Йорке? Сохранилось у Вас о нём такое же впечатление? 

Последний раз я там была, наверное, года два назад, ведь это всё-таки далеко. Но, наверное, буду бывать чаще. Я же в своё время прожила в Нью-Йорке год с лишним и, конечно, ощущения сейчас и тогда отличаются. Тогда для меня многие вещи были непонятны и новы, а сейчас это для меня уже почти как дом. Тогда это ещё не было домом — это было что-то необыкновенное. А сейчас я уже попадаю в своё пространство, которое мне любимо и дорого, и оно не вызывает у меня шока. Мне не нужно его изучать, как в первый раз, и я могу сосредоточиться на каких-то других, новых и интересных вещах.

А есть город, где Вы еще не были, но очень бы хотели побывать? 

Такие города есть, например, я никогда не была в Рио-де-Жанейро, это было бы любопытно. Или в Сиднее. А вот в прошлом году я первый раз в жизни была в Аргентине, в Буэнос-Айресе, и мне очень понравилось. Сейчас поеду снова, представлять наш фильм. Туда надо обязательно съездить, это очень колоритное место. Непременно нужно попасть на игру поло, где совершенно невероятная публика — просто высшее общество. Ну и, конечно, жокеи и лошади. Аргентинское танго танцуют действительно на каждом углу, и независимо от своего уровня все танцуют с жаром. Аргентина — очень интересная страна, заряжающая энергией.

В этом году в Праге вы представляете фильм «Вставай и бейся». Что для вас продюсирование? 

Мне больше нравится быть креативным продюсером, но приходится быть и линейным, а это обратная сторона медали. Есть какие-то вещи, бухгалтерия например, которыми совершенно не хочется заниматься. Вместо этого хочется читать книги и стараться сделать произведение таким, каким его видишь, а также помогать, насколько это возможно, режиссёру и актёрам, возможно, что-то подсказать. Ведь продюсер тоже видит, чем он может со своей стороны помочь. Всё-таки мы с Катей (Катерина Гечмен-Вальдек. сопродюсер фильма — прим. ПТ) актрисы, и прошли уже определённый путь. И эта часть мне нравится больше всего.

Не хотите попробовать себя в качестве режиссёра? 

Пока я об этом не думала, но кто знает, куда тебя выведет кривая.

Что сейчас для вас в жизни на первом месте: карьера, семья или работа? 

Сейчас я понимаю, что карьера это, конечно, прекрасно и замечательно, когда ты молод и только начинаешь. И дочери своей говорю, чтобы она рано не заводила семью, а попыталась состояться в профессии. Тогда потом, когда у неё будут дети, она сможет ими наслаждаться. Разрываться между детьми и карьерой это не правильно. После того как человек чего-то добился, он имеет право на перерыв, чтобы провести время с детьми. А потом, когда дети уже поставлены на ноги, можно снова продолжать профессиональную деятельность.

Я считаю, что самое важное, это правильный баланс — не должно быть никаких перекосов. Надо соблюдать золотую середину и не забрасывать семью, поскольку в итоге можно остаться только с какими-то сделанными работами и проектами, о которых люди через некоторое время забудут. Ведь человек появляется на свет в том числе и для продолжения рода, так что семья и карьера не должны исключать друг друга, а находиться в здоровом равновесии. Конечно, это не всегда получается, но я считаю, что так должно быть.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №49/342

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 143 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /></a><br></div>        </div>

        <footer>
            <!-- post pagination -->            <!-- review -->
            <div class=
Предыдущая статьяИнтернет появился в пражском метро
Следующая статьяМЧМ-2016: новогодний праздник хоккея

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя