Андрей Потанин: «Я занимался всем, что течёт»

0
32
Андрей Потанин
Андрей Потанин

В годы крепкой дружбы Советского Союза и социалистической Чехословакии множество советских специалистов, от строителей и военных до «бойцов идеологического фронта», вместе с семьями жило и работало в этой европейской стране. О том, как сложилась судьба советского школьника, жившего в детстве в столице Чехии, ныне менеджера по технологиям компании Colgate Palmoliv Андрея Потанина, его расспросила корреспондент «Пражского телеграфа» Татьяна Малькова.

Андрей, Вы провели часть детства в Праге, где Ваш отчим работал в редакции теоретического международного журнала коммунистических и рабочих партий «Проблемы мира и социализма». В какие годы это было, и какие у Вас остались воспоминания об этом периоде?

В Праге я жил с 1975 по 1979 год, учился в старших классах советской школы при нашем посольстве. Так как мой отчим Виталий Моев работал в редакции международного журнала, где работали представители коммунистических и рабочих партий со всего мира, то и у нас, детей, была многонациональная компания: русские, греки, уругвайцы, чилийцы, арабы, японцы и т.д. Интересно, что национальных или межнациональных проблем у нас не существовало: мы были молоды, счастливы, довольны собой и окружающим миром. Чем только мы не занимались, играли в футбол и хоккей, слушали западную рок-музыку: Queen, Nazareth, Pink Floyd, Beetles, Led Zeppelin и т.д.,- сами пытались музицировать и всё это записывать, ухаживали за девушками, обсуждали самые разные темы. Причем всё это делалось свободно, самостоятельно и без оглядок на авторитеты. Мы уже тогда не были советскими детьми.

Определённая свобода наших пражских нравов однажды едва не вышла мне боком. В одном из старших классов родители решили послать меня в пионерский лагерь для лучшей интеграции в молодёжную советскую среду в преддверии возможной службы в армии. Как-то раз на полдник у нас был яблочный сок. Я выпил свою порцию и попросил добавки, на что мне ответили: «Не положено!» – «Я могу купить», – абсолютно серьёзно предложил я. Естественно, сок мне никто не продал, вместо этого меня вызвали на комсомольское собрание и стали «прорабатывать», дескать, откуда у советского комсомольца могут быть такие настроения?! Тогда встал мой друг и объяснил, что я живу вообще-то в Праге… «Ах, в Праге! Ну, тогда ладно!», – с этим вердиктом комсомольское собрание благополучно закончилось.

Потом Вы уехали жить обратно в Советский Союз?

Окончив школу, я вернулся в Москву и поступил в МИФИ – Московский инженерно-физический институт на специальность «теоретическая физика». После вуза работал в Институте физической химии, ставил эксперименты. Надо сказать, что от теоретической физики я довольно быстро отошёл и стал заниматься физической химией. Моя диссертация в России была посвящена коллоидной химии. В 1992 году я уехал в Голландию, где занимался реологией – это раздел физики, изучающий текучесть веществ, словом, наука обо всём, что течёт. Например, предельный случай текучести – это вода, другие примеры – различные полимерные растворы. На протяжении двух лет я работал в одном из голландских университетов, занимаясь физическими свойствами текучих химических соединений. Потом голландцы хотели мне сделать пятилетний контракт, но вышла задержка с поиском финансового ресурса для соответствующей позиции, и передо мной встала дилемма – уехать пока в Россию или же искать другую временную вакансию.

И Вы нашли подходящий контракт в США?

Да, я уехал на год на работу в Принстонский университет, где также занимался научными исследованиями. А затем пришло время принять самое ответственное решение в моей жизни: возвращаться в Европу и искать там какую-то научную позицию или заниматься чем-то другим. Для себя я решил, что хватит переезжать из страны в страну, и решил остаться в США, где перешёл работать в сферу промышленности.

В середине 90-х существовал бизнес, связанный с магнитной записью на гибких носителях: аудио и видеокассеты, флоппи-диски для компьютеров, и тогда ещё было не совсем ясно, в какую сторону пойдёт развитие записи информации. Стоял и вопрос о том, где жить территориально. До этого мы жили в Нью-Джерси, буквально в получасе от Нью-Йорка, а переехали в Алабаму. Это один из южных штатов, где живут очень гостеприимные и религиозные люди, но там жарко. Например, летом на сиденье машины нельзя оставлять видеокассету: она быстро расплавится (это неоднократно проверено на собственном опыте), и в местных видеопрокатах того времени висели соответствующие объявления с предупреждением не забывать видеокассеты в машине.

Здесь располагалась компания, которая делала промышленные разработки в рамках университета Алабамы, а затем мы переехали в соседний город, где я перешёл непосредственно на производство. Но перевес в соревновании между плёнкой и жёсткими носителями оказался на стороне последних, и фирма, в которой я работал, стала постепенно разоряться. В какой-то момент уволили всех сотрудников нашей лаборатории. Мне даже дали пособие по безработице, а моя жена Катя, окончившая Московский полиграфический институт, решила пойти работать в Pizza Hut. Темнокожие сотрудники этого заведения были очень удивлены таким желанием, да и мне пособием ни разу не довелось воспользоваться: меня быстро приняли обратно на работу, видимо, надеялись, что кризис можно преодолеть, но чуда не произошло. Стало понятно, что нужно искать что-то новое.

Вы поменяли не только работу, но и место жительства?

Мы переехали в Миннесоту, можно сказать, в противоположный конец вверх по Миссисипи, в один из самых холодных штатов, климат которого похож на московский. Моя семья прожила в этом штате пять лет. Я работал в крупной химической компания Minnesota Mining and Manufacturing Company, которая, в частности, знаменита тем, что придумала клеящую ленту – скотч, в подразделении, специализирующемся на магнитной записи. На момент моего прихода в компании работало 40 000 человек, в подразделении, где я работал – 10 000, а на момент моего ухода оставалось около 3 000. К тому времени это подразделение отпочковалось от «Три M» и стало называться Imation. Было понятно, что это направление умирающее, и работа с зубной пастой мне показалась более перспективной.

Почему именно зубная паста? Не слишком ли резкий переход от магнитной плёнки?

Я же занимался текучестью, а магнитная плёнка производится следующим образом: берётся жидкая магнитная суспензия и намазывается на плёнку. Ну, и зубная паста тоже течёт, должна течь! Поэтому мой взгляд на эти процессы всегда был с точки зрения текучести. Таким образом, я стал работать в компании Colgate Palmoliv, и мы снова оказались в Нью-Джерси, недалеко от того места, где жили раньше. Должен сказать, что Нью-Джерси – это особый штат. В нём очень мало настоящих американцев, я имею в виду рождённых в США. Также и в самой компании Colgate Palmoliv, которая является глобальной, очень мало коренных американцев.

А кто кого нашёл? Вы компанию или она Вас?

Я на тот момент активно искал работу и разместил свое резюме на рекрутинговом сайте. Мне позвонили из компании и предложили соответствующую позицию. При этом я прекрасно знал человека, который работал на этой должности до меня. Он, кстати, тоже выходец из России, как оказалось. Он уволился, и это место было вакантно. Хотя у меня и менеджерская позиция, но я заведую лабораторией, оснащённой множеством приборов, и по-прежнему занимаюсь проблемами текучести, то есть физикой, но прикладного характера.

Какой практический выход ваших исследований?

Приведу пример: около четверти американцев страдают от синдрома сухого рта. Для того чтобы снять дискомфорт в полости рта, они пользуются, среди прочего, полосканиями. Этот синдром связан со свойствами слюны, таким образом, полоскание должно изменять эти свойства слюны. Вот я и занимаюсь «текучестью слюны» с этой точки зрения. Другой пример: зубная паста должна уничтожать бактерии во рту, способствовать предотвращению гингивита, поэтому производители добавляют в неё антибактериальные компоненты, а некоторым людям не нравятся антибактериальные добавки, значит, мы должны их заменить на что-то другое. Вот такие проблемы мы и решаем.

Нормы использования тех или иных химических добавок в пищевой и косметической промышленности достаточно часто корректируются или меняются…

Да, эти правила достаточно сложные, и когда в них что-то меняется, мы должны соответственно заменять какие-то составляющие. При этом паста или, скажем, гель для душа, не должны утрачивать своих физических свойств – вот это как раз моя, так сказать, ответственность. Иногда, например, можно сделать всё правильно – паста не теряет своих чистящих свойств, но уже не будет выглядеть пастой. Вместо того чтобы лежать аккуратным столбиком на зубной щётке, она растечётся ручейком. Или, допустим, в Америке очень модно отбеливать зубы. Для этого используются разные добавки, скажем, перекись водорода. Моя задача, опять-таки, чтобы паста при этом не теряла своих физических свойств, выглядела более-менее как обычная паста. Ещё одна очень типичная задача в случае внедрения новой зубной пасты – нужно гарантировать, чтобы она текла по трубам всех наших заводов, от Мексики до Китая, при имеющихся мощностях насосов и конфигурации труб.

Ваша семья была с Вами все эти годы. У Вас трое сыновей, пошли ли они по Вашим стопам?

Старший сын от первого брака – профессор математики. Он живёт в Новой Зеландии: его отчим англичанин, и он выбрал эту страну, входящую в Содружество наций, в качестве постоянного места жительства. Он считает Новую Зеландию образцом социального государства. Средний и младший сын, поучившись в колледже, отправились служить по контракту в американскую армию. Один служил в морской пехоте, другой – в военно-воздушных силах. Средний сын пустился в путешествия: Таиланд, Малайзия, Индонезия, а сейчас на протяжении двух месяцев живёт в Праге, но собирается в Мексику. Занимается бизнесом по телефону: он нанимает программистов по всему миру, которые пишут программы, а он их продаёт.

 

 Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №7/351

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 142 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяДом начинается с кухни
Следующая статьяAesthevita, estetic medicine

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя