Катерина Гечмен-Вальдек: «Молодёжь сегодня живёт в другом темпе и смотрит другое кино»

0
43
Катерина Гечмен-Вальдек: «Молодёжь сегодня живёт в другом темпе и смотрит другое кино»
Катерина Гечмен-Вальдек: «Молодёжь сегодня живёт в другом темпе и смотрит другое кино»

В ноябре 2015 года на Днях российского кино в Праге Катерина Гечмен-Вальдек представляла российско-итальянскую картину «Вставай и бейся». Наш корреспондент Татьяна Малькова побеседовала с Катериной Гечмен-Вальдек в один из её приездов в Прагу.

ВСТАВКА: Катерина Гечмен-Вальдек (урождённая Екатерина Урманчеева) – российский театральный, музыкальный и кинопродюсер. Окончила ГИТИС, снялась в 15 кинофильмах, продюсер российских версий мюзиклов «Метро», «Нотр-Дам Де Пари», «Ромео и Джульетта», кинофильмов «Самоубийцы», «Вставай и бейся!», «Чужой дом» и других. Является совладельцем компании «Лига Продакшн», занимающейся деятельностью в сфере кинематографа. Владеет несколькими европейскими языками. Замужем за австрийским гражданином Эрнстом Гечмен-Вальдек, представителем дворянского рода баронов фон Гечмен-Вальдек. Катерина хотя и родилась в Москве, значительную часть своего детства провела в Праге, где работали её родители. Здесь она впитала любовь к европейской культуре, в том числе и музыкальной. Видимо, поэтому после того, как Катерина получила актёрское образование и состоялась как актриса, её интерес переключился на мюзиклы. Именно она фактически открыла этот популярный жанр для России. Сейчас Катерина чаще выступает в роли кинопродюсера.

Катерина, Вы находитесь в городе, в котором практически выросли. Как Вы ощущаете себя в Праге, в Чехии?

Я действительно выросла здесь, и, несмотря на мою национальную принадлежность и чувство гордости за мою страну, я ощущаю себя гражданином мира. В первую очередь, гражданином Европы, ведь последние 23 года я фактически живу и в Австрии, на родине моего мужа. А приезд в Прагу для меня – это возвращение домой.

Вы привозили в Прагу российско-итальянскую картину «Вставай и бейся». Это копродукционный фильм. Считаете, что у копродукционного кино большие перспективы?

Мой партнёр в компании «Лига Продакшн» Надежда Горшкова, так же как и я, много лет живёт в Европе, и мы смотрим на кино как на инструмент интеграции. Копродукционное кино – это колоссальный ресурс для национального, политического, социального единения. Это не значит, что надо снимать политизированное кино. Это значит, что надо воспользоваться отсутствием границ в современном мире для того, чтобы создавать художественный продукт, где коллективный многонациональный талант даст наивысший результат. И мне кажется, что сейчас только от нас самих зависит, как распорядится той спиралью, по которой идёт современная история.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о картине «Вставай и бейся».

В этой российско-итальянской картине рассказана флорентийская история, основанная на старинной традиции игры в мяч, сохранившейся до наших дней. Эта жестокая средневековая игра, представляющая собой смесь регби и боёв без правил. Но на фоне экстремальных отношений настоящих мужчин мы рассказываем о жизни: о сегодняшней Европе, об отношениях людей и национальностей, любви, ненависти, дружбе и предательстве. В картине занято и несколько российских актёров: одну из главных ролей сыграл Алексей Воробьёв. Он также стал режиссером монтажа и написал к нашему фильму всю музыку, за исключением одной классической арии в исполнении Лучано Паваротти. Ещё до выхода в прокат картина получила множество призов, в том числе один за лучшую режиссуру и три за музыку к фильму. Хочется надеяться, что картина выйдет в прокат и в Чехии.


Конечно, в нашем разговоре нельзя не коснуться Алексея Воробьёва, продюсером которого вы стали в его 17 лет. Это благодаря Вашим стараниям он добился сегодняшнего успеха?

Когда речь идёт о таком таланте, нам, продюсерам, отводится лишь роль старшего наставника, который может направлять и давать возможность учиться и развиваться. Когда его американского педагога спросили, как Алексею удалось восстановиться после обширного инсульта, полученного в результате автомобильной аварии и делать то, что он делает сейчас, этот 70-летний наставник многих голливудских звезд, в том числе Бенисио Дель Торо, ответил: «Не спрашивайте у Сальери, как функционирует Моцарт!»

Мне посчастливилось лишь этот талант заметить и дать Алексею возможность развиваться и учиться с юных лет. Хочу сказать, что талант такого уровня появляется нечасто и ещё реже – вместе с таким трудолюбием. Вместо того чтобы колесить по стране с концертами, как многие его коллеги, он, уже начав активно сниматься в кино, пошёл учиться в Школу-студию МХАТ, потом продолжил обучение уже в Америке, и сейчас мы видим результаты этого труда.

Козерог по гороскопу, Алексей, как и я, не приемлет дилетантизм, и когда чем-то занимается, то стремится стать профессионалом, вгрызается до самой глубины. Сегодня он автор музыки к множеству фильмов, отмеченный призами. Его короткометражный режиссёрский дебют «Папа» получил 11 премий на американских и европейских кинофестивалях. Но тому, что он умеет сейчас: снимать, монтировать, делать оркестровки и писать симфоническую музыку к кино – я научить бы не смогла. Я не умею и десятой доли того, что он делает как профессионал. И уже нередко сама обращаюсь к нему за советом. И поэтому, как «пожилая мать», могу им только гордиться.

 

Но вернёмся к копродукционному кино. Копродукция не сулит смерть национальному кинематографу?

Ни в коем случае. Копродукция и национальный кинематограф существуют параллельно и не могут заменить друг друга. Создание копродукции возможно только на уровне киноматериала, который шире, чем локальный менталитет. Ты не сможешь сделать копродукционную комедию, шутки в которой будут понятны зрителям только одной страны. Поэтому всегда будет существовать кино сугубо национальное, которое эксплуатирует национальную тематику. Но как кино бывает только двух видов – хорошее и плохое, так и национальное, и копродукционное кино может быть как хорошим, так и плохим. Правда, у копродукции больше шансов стать «хорошим кино», потому что она всегда делается международной командой профессионалов и апеллирует к универсальным темам. Эти «позывные» должны быть понятны многим культурам.

Если говорить об экономике кинопроизводства, то когда ты делаешь российскую картину, то это продукт, который выходит для 3% мировой зрительской аудитории, а создавая копродукционное кино, ты заведомо выходишь на более широкий рынок. Если это копродукция с американцами, то это уже 93% мирового рынка, если, как в нашем случае, с европейской страной – то это 10-15%. То есть то же количество усилий и денег, вложенное в копродукционное кинопроизводство, «выходит» на гораздо больший зрительский сегмент.

 

Некоторые критики современного российского кинематографа считают, что мы утрачиваем национальные кинотрадиции и снимаем фильмы в голливудской манере. В качестве примера называют «Севастополь», который был также представлен на Днях российского кино в Праге…

Мир изменился – изменилась и молодёжь. Она существует в другом темпе и смотрит другое кино. Если мы хотим снимать для нового поколения, которое нуждается в проектах, формирующих сознание, то для того, чтобы молодежь их не отторгала и смотрела не только «Гарри Поттера», но и фильмы про «Севастополь», то фильмы должны быть сняты по голливудским стандартам. Такие «позывные» молодёжи понятны, и она будет готова переварить этот продукт и впитать то, что он в себе несёт.

Современное кино, как и музыка, не может быть консервативным. Это не опера и не балет – жанры, которые, даже претерпевая изменения, остаются в традиционных рамках. Кино же обязано ориентироваться на сегодняшние запросы, иначе оно не получит отклика, не будет понято и станет практически бессмысленным. Если мы хотим, чтобы массовая культура была высокого качества, то умение рассказать историю должно ориентироваться на современные стандарты.

У Вас в работе уже есть новые проекты?

Наш следующий проект – это снятый в копродукции с Грузией, Испанией и Хорватией жёсткий, тяжёлый, арт-хаусный проект «Чужой дом». Это художественный фильм, рассказывающий о беженцах, которые приходят в чужие ещё тёплые дома людей, которые были вынуждены их покинуть. В фильме поднимаются вопросы этики и морали, которые сегодня ещё более актуальны, чем тогда, когда мы начинали снимать эту картину.

Когда этот сценарий попал к нам в руки, мы сразу поняли, что эту историю нельзя рассказывать с одного ракурса, локально, с точки зрения грузинского, русского или украинского народа. Мы решили, что это должно быть антивоенное кино, история о том, чего не может быть – не должно быть! – в современном мире. Для этого мы собрали по-настоящему «олимпийскую» актерскую команду. У нас есть Бранко Джурич, снявшийся в оскароносном фильме о войне в Боснии «Ничья земля», у нас есть грузинские, абхазские, армянские, азербайджанские, русские актёры. Все наши актёры – представители всех тех стран, которые в XXI веке имеют историческое и политическое право такую историю рассказывать.

Подчеркну, что картина поддержана Министерством культуры России и Министерством культуры Грузии, а «Вставай и бейся» была поддержана итальянским Министерством культуры и российским Фондом кино. А это значит, что на подобные темы говорить нужно, и этот разговор зрителям интересен. Главное – говорить языком искусства. Это, на мой взгляд, единственный способ сегодня решать возникшие в мире подобные проблемы. Надеемся, в 2016 году мы привезём эту картину в Прагу.

У Вас в Праге ведь были деловые переговоры?

У нас здесь работают друзья, представители американской компании Lake shore Entertainment, которые снимают на студии «Баррандов» пятую часть мирового блокбастера Underworld, и мы надеемся, что здесь будут и российские проекты, во всяком случае, мы всё для этого делаем.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №14/358

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяВ пражском метро зазвучит живая музыка
Следующая статьяВ преддверии праздника светлой Пасхи состоялся праздничный мастер-класс

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя