Александр Манжула. Удивительная история врача, офицера, казака

0
35
Александр Манжула. Удивительная история врача, офицера, казака
Александр Манжула. Удивительная история врача, офицера, казака

Окончание. Начало читайте в ПТ№ 19(363)

Дорога Александра Манжулы к его будущей профессии военного врача была непростой. Он, сын потомственного офицера, всё время искал что-то своё, но в конце концов по мере взросления и не без поддержки своей супруги Нины, уже будучи врачом, вернулся на стезю своих предков, которые из поколения в поколение служили Отечеству. Семья Манжулы переезжала из одной дальней точки тогда ещё Советского Союза в другую. Последним назначением Александра Манжулы стал ядерный полигон на Новой Земле — самая большая военная испытательная площадка бывшего СССР.

За полярным кругом

Везение, без которого бы многое в жизни Александра могло сложиться иначе, не оставляло его и за Полярным кругом. Там, где полгода ночь, полгода день, трескучие морозы и ветра до 60 метров в секунду. Эти ветра так плотно укатывали снег, что он становился твёрдым, как бетон. Через месяц после назначения Александр Манжула уже привёз сюда семью. И хотя жили они на квартире с подселением, а работы для Нины, профессионального музыканта, не было, жизнь понемногу налаживалась. Теперь о том, что ели только мороженый картофель, который хранился прямо на улице, вспоминают с улыбкой: не могли его довезти в те места, не заморозив. И к тому, что, проснувшись, не всегда понимали день или ночь на улице, тоже привыкли: «Если полярная ночь, включаешь свет – значит, день. Выключаешь – ночь, — шутит Александр. – Я тогда точно понял, что гормон сна вырабатывается с одиннадцати вечера до часу ночи. Потом уже сон не будет крепким».

В распоряжении у теперь уже очень опытного врача Манжулы был не только остров Новая Земля протяжённостью 1000 километров, где в самых отделённых местах жили военные и полярники, но и многочисленные острова Земли Франца Иосифа. Врача посылали в командировки повсюду, а уезжать приходилось и на месяц. На севере просто невозможно планировать, когда вернёшься: условия службы там иные, очень непростые. А супруга Нина в это время служила в морской авиации, числилась радистом-путемётчиком на бомбардировщике.

Самое начало девяностых. В это время южный ядерный полигон уже не действовал, но на северном испытания продолжались. В эти годы в стране уже «прислушивались» к мнению международного сообщества до такой степени, что после заявлений Гренландии и Канады, выступивших  против испытательных взрывов на советском полигоне,  взрывать всё-таки продолжали, но только тогда, когда ветер и воздушные массы шли на наш материк. То есть на Новую Землю и дальше на юг. Взрывы производились в 100 км от базы. За час всех предупреждали о взрыве, детей забирали из школы, все должны были укрыться дома. Военным рекомендовали выпить сто грамм спирта для борьбы с радионуклидами, но такой способ самозащиты никто всерьёз, конечно, не воспринимал.

Взрывы и испытания были здесь делом привычным. А вот настоящий взрыв ждал военнослужащих ядерного полигона с приездом нового министра обороны Российской Федерации Павла Грачёва. Если до его визита у офицеров была надежда, что что-то может наладиться, то после рапорты об отставке начали отсылать в штаб пачками. Выступление Михаила Грачёва на Новой Земле было очевидным доказательством того, что в армии перемен к лучшему ждать не стоит.

Перед выбором

Так или иначе и перед Александром Манжулой встала проблема выбора. Появилась, например, возможность ехать служить по назначению в Севастополь. Но оттуда всё чаще  приходили письма от друзей, из которых было ясно, что там происходит что-то непонятное. Офицеры должны были принимать присягу Украине, что само по себе Александру казалось странным: ведь офицер принимает присягу один раз в жизни. Жаловались служившие в Севастополе на беспорядки, хаос и на то, что даже мизерную заплату не выплачивали в срок: полный развал армии шёл и там. И хотя это была военно-морская база России, она находилась под юрисдикцией Украины — никак не удавалось там упорядочить отношения. Такого беспорядка в армии никогда ещё не было.

Но и это не всё: с Новой Земли военнослужащие возвращались, что называется, в другую страну. Настало время малиновых пиджаков и невероятных возможностей в бизнесе. Людям, вовремя включившимся в процесс приватизации, бизнес приносил сказочную прибыль, появлялись частные заводы и даже частные нефтяные скважины. Александра Манжулу его армейские друзья, бывшие офицеры, встретившие его в Ярославле, убеждали оставить службу в армии, звали работать с ними. Жизнь на большой земле действительно бурлила. И Александр написал рапорт и пошёл в бизнес вместе с друзьями.

Армейская дружба

Об армейской дружбе можно было бы рассказывать долго. Не раз случалось, что только благодаря поддержке и помощи друзей решались сложные вопросы, находились выходы из затруднительных ситуаций. Жизнь и служба бросали Александра Манжулу в разные места, а потому неожиданные встречи были самым настоящим подарком семьи. Первой удивительной встречей была сразу в начале военной карьеры с офицером по фамилии Малышев, с тем самым, с которым, как позже выяснилось, они родились в одном роддоме в один день на далёком Севере. Старая фотография, где их родители стояли на крыльце роддома с новорождёнными, стала спустя много лет удивительным связующим звеном и положила начало дружбе. Офицеры долго поддерживали отношения и помогали друг другу, пока не растерялись на просторах страны.

Судьба надолго развела Александра Манжулу с двумя лучшими друзьями по институту — Сергеем Гавриловым и Виктором Ионовым, с которыми в студенческие годы они не расставались. Уже спустя много лет Александр спешил с одного вертолёта на другой в далёком Хабаровске. И видел, как навстречу ему бежит офицер ВВС, который, видимо, торопился на тот самый вертолёт, на котором Манжула только что прилетел. Уже поравнявшись, они узнали друг друга. Встреча с Сергеем была очень короткой, а разлучились они снова на много лет. Тогда трудно было представить, что со вторым другом, Виктором Ионовым, они так же неожиданно окажутся в 1984 году вместе в Сирии, где за год тяжёлой службы успеют вспомнить прошлое. После Сирии Виктор Ионов работал врачом сборной России по хоккею.

Благодаря офицерской взаимовыручке Александр Манжула, «к счастью», не оказался в группе советских войск в Германии. Тогда друзья предупредили, что семья Манжулы, не успев туда доехать, может попасть в число военнослужащих, которых, согласно договорённости, в это время поспешно выводили. А в тот раз ограниченный контингент советский войск покидал военные городки в Германии не то чтобы поспешно — просто хаотично. На родине офицерским семьям не успевали подготовить места для расселения — многих тогда размещали буквально в палатки.

А в Ярославле, уже оставив службу в армии, Манжула снова оказался в кругу своих армейских друзей и начал работать: его взяли специалистом в компанию, которая быстро набирала обороты. Всё, вроде, налаживалось, но Александру, привыкшему совсем к другой жизни, проработавшему столько лет военным врачом, было тяжело в новом качестве. А тут ещё и родители жены и отец начали звать в Волгоград, напоминали, что пришло время подумать и о них, и о сыне, который заканчивал школу, и ему предстояло делать свой жизненный выбор.

Дорога привела к казакам

Сам Александр, приехав в 1994-м году в Волгоград, продолжал работать представителем московской фирмы. Только здесь, часто оставаясь в офисе один, он всё-таки понял, что не может без медицины, что не привык заниматься бумажной работой, и ушёл работать в частную клинику. Через год открыл свою клинику, потом следующую. Супруга Нина в это время начала достаточно успешно заниматься косметологией и в результате самостоятельно построила свой многопрофильный косметический бизнес.

Но эпоха девяностых имела и другую, теневую, сторону: можно было иметь успешный бизнес, но это было небезопасно: рэкет, рейдерские захваты успешных фирм, постоянный риск потерять всё. После одной из подобных неприятных ситуаций семья Манжулы решила искать место для жизни поспокойней. Александр уехал на Кавказ, где жила его мама: там у них было большое поместье в предгорьях Кавказа с великолепным озером. Когда Нина приезжала туда, она с радостью занималась садом, у неё открылся прямо особый талант: она могла и веточку сухую посадить, а та через время принималась и начинала расти, превращаясь в виноградную лозу или цветущее деревце.

Собственно, о казачьем прошлом своей семьи Александр именно здесь и узнал некоторые подробности: «Мне только тогда матушка моя начала рассказывать некоторые вещи, о которых, как я уже говорил, в семье долгие годы ничего не вспоминали, — рассказывает Александр. — У мамы память была бесподобная. Многие вещи я записывал, и мне ещё предстоит привести их в порядок и о предках казаков из рода Манжулы по папиной линии и Гущиных – по маминой». От мамы Александр  узнал, что деда посадили на два года за то, что у него нашли шашку, которая была семейной реликвией.

На Кавказе Александр Манжула познакомился с обществом терских казаков, поскольку край-то там казачий: на въезде в каждой станице стоят деревянные кресты – символ казачества. Однажды кто-то из местных казаков обратил внимание на фамилию Александра: «А ведь Манжула – это казачья фамилия». И позвали к себе. Дружба с этими людьми очень помогла Александру Манжуле.

Пока и у Александра, и у Нины оставалась работа в Волгограде, глава семейства уже начал искать более спокойное для семьи местожительство. Побывали и в Швеции, и в Черногории,  пожили и познакомились с условиями. Но и там, и там оказались свои нюансы. Например, менталитет у шведов совсем иной, а в Черногории с людьми отношения сложились прекрасные. «Но там свои сезонные условия: полгода работаешь, полгода пьёшь кофе и ракию, весь бизнес впадает в спячку»,- анализирует Александр.

Как-то судьба привела в Чехию. Здесь и задержались. Нина открыла косметический салон, а у Александра Манжулы была мысль реализоваться здесь в качестве врача, ведь его многолетний опыт в медицине может быть востребован в любой точке земли, но, когда он пришёл в Карлов университет, чтобы там признали его диплом врача с огромным опытом работы, получившего специализации в Америке, ему отказали, сославшись на то, что есть разница в часах изучения разных дисциплин. Александр для себя решил, что в его возрасте уже нет смысла доказывать очевидное и пробивать здесь дорогу на медицинском поприще.

Зато в Чехии он познакомился с Михаилом Дзюбой, который тогда ещё не был атаманом. Александр без сомнений  решил к нему присоединиться и теперь является первым заместителем и начальником штаба  Всеказачьего союза Чешских земель и Словакии. Позже семья Манжулы нашла следы своих предков не только в Чехии, но и в Сербии, и в Черногории.

Сын выбирал свой путь сам

Когда пришло время, Михаил Манжула не раздумывал и решил поступить в Качинское училище на специальность лётчика-истребителя. Александр, помня свой опыт, когда отец пытался ему помочь с выбором, а из этого ничего не выходило, решил, что не будет влиять на выбор сына. Правда, у Михаила и планов других не было: «Всю жизнь он ездил с нами, для него жизнь военнослужащего была нормой жизни», — объясняет Манжула-старший. Качинское училище оставалось одним из лучших, элитных, там в то время учились дети многих космонавтов, а в прошлом и сами космонавты. Через год начались сокращения, и в конце концов училище закрыли: развал армии отозвался и здесь.  Курсантам на выбор предложили продолжать учёбу в военно-транспортной авиации либо учиться в Армавирском вертолётном училище.

Михаил, как и практически все его однокурсники,  ушёл и поступил на юридический факультет московского университета. После учёбы он начал заниматься строительным бизнесом. По мнению отца, у сына это хорошо получилось. До сегодняшнего дня Михаил этим и занимается, пытаясь время от времени убедить родителей вернуться на родину в Волгоград к своим детям и внукам, один из которых, Марк, кстати, член ВСЧзС,  гостит сегодня у дедушки и у бабушки в Праге и успел пройти маршем «Бессмертного полка» 8 мая, побывать на субботнике на Ольшанах и возложить цветы 9 мая к мемориалу воину-освободителю на Ольшанском мемориале. «Казачьему роду нет переводу», а в семье Александра Манжула растут настоящие мужчины.

 

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №20/364

 

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 143 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяРусская экспансия чешского граната
Следующая статьяКуда уж больнее

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя