Праздник со слезами на глазах

0
19
Праздник со слезами на глазах
Праздник со слезами на глазах

Накануне Дня Победы «Пражский Телеграф» поздравил наших ветеранов, живущих в Чехии, с праздником, пожелал им здоровья и попросил рассказать нашим читателям от первого лица, как они празднуют этот незабываемый для них день сегодня. К сожалению, очевидцев этой трагедии с годами всё меньше, и потому их рассказы и поздравления для нас очень ценны.

Виктор Сергеевич Фусман, житель блокадного Ленинграда.

Безусловно, в этом году мы, как и обычно, будем отмечать 9 мая. Мы получили приглашение в российское посольство, где каждый год устраивают приём для всех ветеранов, блокадников, которые проживают в Праге, но являются выходцами из России. 9 мая сам по себе очень знаменательный день. И в этот день всегда хорошо. Все остальные праздники, даже Новый год, для нас, познавших, что такое война, проходят не так, как этот. Для нас он очень важен – мы так воспитаны. И знаете, даже воздух пахнет иначе.

Что ещё очень важно, 9 мая ­ праздник не придуманный, и странно, что его отмечает не весь мир, а, пожалуй, только мы. К большому сожалению, как бы нам этого ни хотелось, цветы возлагать мы не ходим: возраст таков, что не всегда удаётся выбраться из дома. Но мы чтим и помним всех, кто сражался и погиб в это нелёгкое время.

И про нас не забывают: мы получаем телеграммы и поздравления. Мы очень благодарны всем, кто о нас помнит. Но когда мы жили в Ленинграде, сегодняшнем Санкт-Петербурге, 9 мая был для нас другим. В 1987 году мы переехали в Чехию, и уже не ездили в Ленинград.

«В Чехии я работала сначала в посольстве, а потом в пенсионе, – добавляет Валентина Петровна Фусман, супруша Виктора Сергеевича. – А муж в это время помогал при строительстве метро в Праге, проводил консультации. Хотелось бы пожелать всем читателям газеты, чтобы они не забывали об этом важном дне, не забывали о его значении».

Петр Брох, генерал-майор в отставке.

Меня накануне праздника приглашают на встречи с детьми в чешские школы. Я им рассказываю о войне, об истории. Вот и в этом году тоже встречался со школьниками. Я не принимаю участия в праздновании Дня Победы 8 мая – для меня важна именно дата 9 мая. Просто принципиально. А 9 мая нас каждый год приглашают в посольство Российской Федерации. И обязательно я сам каждый год езжу на Ольшанское кладбище почтить память погибших воинов. Это уже для меня традиция с 1946-го года, когда мы закладывали это кладбище.

Мне уже звонили родственники и с Украины, и из Москвы: у меня брат в Москве живёт, и его семья поздравляет каждый год. Конечно, моя поездка в Москву в прошлом году была незабываемой, но врач мне в этом году сказал, что уже никуда далеко ездить нельзя – надо дома отмечать праздник. Да и фронтовиков уже не осталось, с кем бы можно было этот праздник встретить, вспомнить те дни.

Боровиков Виктор Иванович, житель блокадного Ленинграда.

Я два раза был приглашён в нынешний Санкт-Петербург на празднование 9 мая, на 69-ю и на 70-ю годовщины Победы как блокадник, как ветеран, проживший все 900 дней и ночей под блокадой в Ленинграде. Я родился в 1938-м году, и когда началась война, а потом блокада, мы с мамой там оставались на протяжении всего этого тяжёлого времени до снятия блокады. Тогда я был ребёнком.

А в этом году на 9 мая будем дома – за праздничным столом, естественно. Вспомним своих матерей и отцов, которых у нас уже нет. Цветы возлагать в Чехии не ходим, а в Ленинграде всегда ходили на Пискарёвское кладбище. Там могилы солдатские, где захоронен мой отец. Он погиб под Ленинградом у Московской заставы, там была передовая линия фронта. Похоронка маме пришла 2 августа 1942 года прямо в мой день рождения (я родился 2августа 1938 года).

Я два года подряд был в составе делегации соотечественников на праздновании Дня Победы в Санкт-Петербурге. Нас туда приглашало правительство города, который для блокадников навсегда в памяти останется Ленинградом. Нас очень тепло принимали, всё было прекрасно организовано. Мы были на полном обеспечении и участвовали во всех праздничных мероприятиях, и в этот раз, как и раньше, возлагали венки на Пискарёвском кладбище, ходили на концерты, участвовали в демонстрациях и побывали на параде, который на Дворцовой площади проходит ежегодно.

Всё меньше остаётся людей, кто нас поздравляет: это ближайшие друзья из России, по большей части из Москвы и Санкт Петербурга. После войны жена была 25 лет директором самого крупного Дворца культуры в Ленинграде, и я тоже работал на важных объектах. Наши коллеги помнят нас, звонят или прямо в праздник, или накануне, поздравляют. И мы в ответ всегда поздравляем.

Хочу пожелать, конечно, всем ветеранам, а их уже не так и много осталось: знаю, что в Чехии живёт 14 человек, переживших блокаду, крепкого здоровья. Ну и чтобы мирное небо над головой было долгие ­ долгие времена. Всё­таки войну очень трудно представить тем, кто её не пережил, а нам, через это прошедшим, так хочется, чтобы она никогда не повторилась.

Моя жена, Алла Боровикова, по моим воспоминаниям написала две книги, и мы хотим поделиться с читателями стихотворениями из них.

Ныне живущим детям от детей блокадного Ленинграда

Блокада… Для вас незнакомое слово,

А мне вот исполнилось семьдесят пять,

Но сердце сжимается снова и снова,

Когда о блокаде начну вспоминать.

Кто не жил в войну, тот, конечно, не знает,

Что это такое, когда пролетает

Фашист над тобою и бомбу бросает.

Мгновенье, и бомба должна разорваться,

А ты…Ты не знаешь, куда и деваться,

И лет тебе только неполных двенадцать…

Ты шёл, чтоб по карточке выкупить хлеба,

На этой дороге ни разу ты не был,

Ведь хлеб всегда мама домой приносила,

А утром не встала ­ покинули силы.

И папа давно уже с фронта не пишет…

Нет дома ни крошки, одни только мыши…

Внезапно твои размышления прервались,

Всего в двух шагах эти бомбы взорвались.

Не жди его, мама, и хлеба не жди,

Сейчас над сыночком прольются дожди,

Не знает твой мальчик дороги назад,

Он будет, как папа, России солдат…

Тот мальчик погибший жил в нашей квартире

На Гатчинской улице в доме четыре,

В большой коммуналке, каких уже нет.

Красивый был мальчик, высокий брюнет…

Вовек не забуду я девочку Катю

И труп её мамы у них на кровати,

Как Катя рыдала и маму звала,

А мама лежала, как будто спала…

Ещё вспоминаю я Петю ­ соседа,

Он был весельчак и большой непоседа,

И помню, конечно, я мальчика Юру,

Он был почему­то всегда очень хмурый.

И оба ходили в один детский сад,

Пока не попал в этот садик снаряд…

А сколько таких вот девчонок, мальчишек

Погибло в блокаду! О них даже книжек

Теперь уж не пишут. Бесследно ушли

И смерть в Ленинграде блокадном нашли…

Мы с мамой в убежище редко спускались,

В бомбёжку мы с ней под кровать забирались,

Кроватей таких мы теперь не найдём ­

Их сдали потом уж в металлолом.

Лежу под кроватью, как будто под крышей,

И думаю, скоро ль я папу увижу ­

Ушёл он на фронт в сорок первом году.

«Не плачьте, – сказал нам, – я скоро приду,

Недолго терпеть будем эту войну».

И где он теперь, я никак не пойму.

А вскоре принёс почтальон нам известие,

Что числится папа в пропавших без вести.

В те дни полегло очень много солдат,

Хотели они отстоять Ленинград.

Я слышал, как мама соседке сказала,

Что Ваню она никогда не забудет,

И понял я сразу, хоть лет было мало,

Что папы родного уж больше не будет.

Да. Дети блокады ­ не знали мы детства,

Со смертью в те годы мы были на «ты»,

Бомбёжки и голод ­ вот наше соседство,

И хлеба кусочек­ все наши мечты.

Я вам говорю, чтобы было понятно,

Как трудно пришлось нам в блокадные дни,

И выжили мы потому, вероятно,

Что духом единым мы были сильны.

Ведь клятвой священной клялись ленинградцы

За город любимый свой насмерть стоять,

И шли на заклание несчастные агнцы,

Чтоб мирные звёзды могли вам сиять!

Жила в ленинградцах великая вера ­

Той верой в Победу мы были сильны.

Хочу, чтобы стали для вас мы примером,

Хочу, чтобы мир берегли от войны.

Мы сделали всё, чтобы город не сдался,

Чтоб было счастливое детство у вас.

И даже рассказ если мой не удался,

Прошу от блокадников­ помните нас!

Мы вам завещаем беречь нашу землю,

И жить в ней достойно ­ без зла и угроз,

Любовь и надежду пусть души приемлют

И веру святую без муки и слёз!

Капитану

Я за тебя, родной мой, рюмку водки

Сегодня, в праздник, выпью всю до дна.

Пережила военные я сводки,

В которых были павших имена.

Твоё я в списках не искала имя,

Лишь только свято верила, молясь,

Что ты живым вернёшься, мой любимый,

И вот моя уверенность сбылась!

И позади все годы ожидания

Без писем ­ хоть бы весточка одна,

Но понимала где­то в подсознании,

Что так жила не я ­ жила страна.

Мне на тебя смотреть­ не насмотреться

За все года, что был ты на войне,

Ведь, наконец, спокойно моё сердце­

Сидишь живой! О, повезло как мне!

…И каждый год мы празднуем Победу!

Любви из глаз твоих струится свет.

Дня лучшего, родной, на свете нету,

Пускай пройдёт со Дня Победы хоть сто лет!

Фото: www.kafanews.com

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №18/362

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЖенщины о войне
Следующая статьяАндрей Бобровский: « Почтить память погибших — наше святое право»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя