Женщины о войне

0
28
Женщины о войне
Женщины о войне

Накануне Дня Победы «Пражский Телеграф» поздравил наших ветеранов, живущих в Чехии, с праздником, пожелал им здоровья и попросил рассказать нашим читателям от первого лица, что неизменно остаётся в их памяти спустя столько лет, как они празднуют этот праздник сегодня. К сожалению, очевидцев той трагедии с годами всё меньше, и потому их воспоминания особенно ценны.

Четырёх героинь ПТ объединяет то, что они прошли войну, голод, страдания, потерю близких. Да и после войны жизнь приносила им испытания. Можно только восхищаться стойкостью этих женщин, их жизнелюбием и героизмом.

Зоя Клусакова-Свободова, дочь генерала Людвига Свободы. Во время войны была в партизанском отряде

В преддверии Дня Победы, обычно 5 мая, наша семья ездит в Кромнержиж, где проходит встреча всех наших родственников. Сам праздник я провожу на разных акциях, которые, например, организовывает наша городская администрация. Если он проходит не в будний день, то компанию мне составляют мои родные.

У меня этот праздник тогда, по окончании войны, вызвал смешанные чувства, так как в концентрационном лагере казнили бабушку, двоих дядей и брата. Да, мы вновь встретились с папой, но это была горькая встреча. Без наших близких и родных людей. Я отдаю дань уважения людям, которые ради этой победы отдали жизни.

Желаю молодому поколению извлекать уроки из прошлого, знать историю, особенно своего народа, потому что это по-настоящему важно в наше время.

 

Орлова Нелли Михайловна, жительница блокадного Ленинграда.

 

Мы жили в Ленинграде, когда началась война. А потом город был окружён. Во время блокады я круглосуточно была в детском саду, потому что мама работала в госпитале, ухаживала за ранеными. Ей приходилось оставаться там и не всегда удавалось даже отдохнуть. Помню, как она рассказывала, что были дни, когда раненых привозили так много, что их приходилось класть на пол. И у нас в садике тоже спать по ночам не всегда удавалось: часто были бомбёжки, и воспитательница поднимала нас, чтобы мы быстро оделись. Я очень хорошо помню, как с готовностью, послушно натягивала носочки, и мы бежали в бомбоубежище с воспитателями и воспитанниками сада. Как-то с мамой мы ехали в баню, и у Кировского моста началась бомбёжка. Трамвай остановился, мы укрылись, а в это время с нами оказались моряки. Они хотели меня подбодрить и говорят: «Девочка, спой нам что-нибудь». Я что-то спела, не помню что, но помню, что за это они дали мне 2 кусочка сахара и 2 сухарика. Это было такое счастье!

Это были страшные времена, и никогда никому я не желаю, чтобы это повторилось. Мой папа погиб в 1943-м году под Ленинградом, но я всё равно 9 мая стояла у ворот и ждала его возвращения. Помню, как мама, получив повестку о его смерти, сказала: «Ляля, убили нам папу». А я стояла на конце стола и ответила ей: «Мама, я когда вырасту большая, этим фашистам отомщу!» Такие эпизоды прочно сохранились в памяти. Я всем людям желаю мира и здоровья.

Чернышова Антонина Ивановна, ветеран Великой Отечественной войны.

Во время Великой Отечественной войны наша семья жила на Байкале. Там был рыбоконсервный завод, на котором работали люди, не ушедшие на фронт. Мне было 14 лет, и меня, как и всех подростков, мобилизовали на работу, направив в моторный флот при заводе. Там были рыболовецкие суда – на одном из них я и работала матросом. Навигация на Байкале бывает только во время схода льда – с мая по октябрь. Всё это время я работала там, а зимой училась в школе. Знаете, было очень трудно. И материально, и физически. Подростку тяжело выполнять сложную физическую работу на катере: сил не хватало. На катере было очень опасно работать, особенно детям: мы попадали в такие штормы, что могли погибнуть.

Моя школа находилась в пяти километрах от дома, и это расстояние я преодолевала пешком. Вот так, постоянно работая и учась, я провела три года. Когда мне исполнилось семнадцать лет, меня и других выпускников пригласили работать в школу, так как учителей не хватало. И я, окончив 10 классов, пошла преподавать в начальную школу. Там тоже было нелегко, я ведь не имела никакой педагогической подготовки. Но ничего, приходилось как-то самостоятельно осваивать это дело и учить детей.

В школе мы устраивали разные концерты и всячески помогали друг другу, подбадривали. Сами трудно жили, но всё-таки делились, как говорится, последним кусочком. По окончании войны я уехала учиться в Тамбовскую область, город Мичуринск, где поступила в Плодоовощной институт им. И. В. Мичурина.

Сразу после войны меня наградили медалью. В прошлом году вручили ещё одну – медаль «За доблестный труд» в честь 70-летия Победы. 9 мая обычно нас, ветеранов, приглашает российское посольство на празднование.

Знаете, мне сейчас восемьдесят восемь лет, но я стараюсь не отставать от жизни. Езжу в Прагу в РЦНК, где общаюсь с людьми и хожу в библиотеку. А здесь, в Пардубицах, у нас есть замечательный общественный клуб «Русский дом», где я постоянно выступаю с докладами и рассказами. Я всех читателей поздравляю с этим праздником.

Юржинова Ирина Николаевна, жительница блокадного Ленинграда

 

Моя мама работала бактериологом, поэтому сразу же ушла на фронт, а я осталась с папой. Он был инженером по холодной обработке металла и работал на заводе по изготовлению оружия. В 1941-м году, когда уже началась война, я ещё немного успела походить в школу, но потом этой возможности уже не было.

Я была ребёнком, и всё равно помню это ужасное время. У нас были продуктовые карточки, по которым я получала продукты. Помню, как папа меня всегда предупреждал, чтобы я не потеряла их и была осторожной. Не знаю, как это произошло, но я их всё равно потеряла. Сегодня это трудно понять, но поверьте, это была настоящая трагедия. Папа кое-какие продукты получал на заводе, а меня, чтобы я не была одна, забрала бабушка. В общем, всё это голодное время, практически всю войну, я провела с ней. Бабушка, юрист по образованию, конечно, делала всё, что могла, чтобы пережить блокаду – меняла наши вещи на продукты например. Топить тогда было нечем, и в ход шла мебель. После войны от неё осталось только одно красивое кресло.

Помню, 30 или 31 декабря мы с бабушкой решили навестить папу перед Новым годом: он почему-то долго не приходил Транспорт, конечно, не ездил, а снегу было по колено. Мы с ней пешком прошли очень большое расстояние от бабушкиного до нашего дома. Папа тогда сидел в кресле обессилевший и смотрел в пустоту перед собой. Бабушка умудрилась что-то приготовить ему, мы немного побыли вместе и ушли. А на следующий день папы не стало. Его нужно было похоронить, а в блокадном Ленинграде многих людей не хоронили. Их просто завёртывали в простыни и выставляли на улицу. Девушки-дружинницы собирали брошенные тела в грузовики и отвозили в братские могилы.

Папин завод сколотил из досок ему гроб, что было тогда большой роскошью, и дал нам его рабочую карточку на январь месяц, чтобы мы, как говорится, могли похоронить его по-человечески. Этот гроб мы с бабушкой везли на санках на окраину города на нашу семейную могилу в Царское Село. Когда мы пришли на кладбище, был поздний вечер. Снег, холод. Не было выкопанной могилы. Мы нашли служащего, к которому обратились за помощью, отдали ему продуктовую карточку, чтобы он обо всём позаботился, и уехали. Только недавно я поняла, что этот служащий папу ни в какую отдельную могилу не положил, а опустил в братскую могилу, земля ведь была замёрзшая, и раскопать её было невозможно.

Так мы с бабушкой, полуголодные, протянули до апреля месяца 1942-го года. В апреле моя мама, находившаяся на фронте, договорилась с коллегами и приехала на грузовой машине за мной, бабушкой, оставшимися родственниками и вообще за всеми, кого можно было забрать, чтобы вывезти из блокадного Ленинграда. Она привезла полную машину продуктов, которые отдала в детский дом. Они, конечно, были распределены по разным детским домам, потому что их в блокадном Ленинграде было много, как и беспризорных детей, у которых погибли родители. Нас вывезли на машине по Ладожскому озеру по известной Дороге жизни. В апреле лёд уже таял, поэтому колёса машины были наполовину в воде, и к тому же фашисты бомбили эту дорогу. Нас отвезли к станции Тихвин, где уже начиналась нормальная дорога. Бабушке какая-то женщина дала адрес в одной деревне, куда мы направились и практически до 1944-го года там прожили. Я работала с бабушкой в колхозе.

Каждый год мы празднуем День Победы, потому что это для нас настоящий праздник. Девятого мая нас приглашают на празднование в посольство Российской Федерации, чему я очень рада. В прошлый раз туда на празднование со мной ходил внук, а в этом году я пойду с приятельницей. Там нас поздравляют, готовят нам угощения – в общем, я очень довольна. Кстати, в честь 70-ой годовщины со дня окончания войны президент Земан устроил торжественное празднование, куда пригласили блокадников. В МИДе Чехии мы зарегистрированы как официальная группа блокадников.

Фото: www.alukomor.ru

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №18/362

 

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяВ Чехии изымают из продажи лекарство от рака
Следующая статьяПраздник со слезами на глазах

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя