Олег Капанец: «Тысяча тысяч будут летать в космос, а запомнят первого!»

0
28
Олег Капанец: «Тысяча тысяч будут летать в космос, а запомнят первого!»
Олег Капанец: «Тысяча тысяч будут летать в космос, а запомнят первого!»

Фильм «Гагарин. Первый в космосе» посвящён легендарному советскому лётчику­космонавту, первому человеку в мире, который совершил полёт в космос, человеку с искренней улыбкой ­ Юрию Гагарину. Лейтмотив фильма ­ это борьба. Борьба за право быть первым: быть первым космонавтом и быть первой страной в освоении космоса. В апреле 2016 года фильм собрал зрителей в Российском центре науки и культуры в Праге. О деталях и о сложностях при создании фильма корреспонденту «Пражского Телеграфа» Татьяне Наумовой рассказал его продюсер Олег Капанец.

Олег, что было самым сложным при создании фильма?

Данный фильм ­ сложная постановочная картина по нескольким причинам. За основу киноленты взят полёт Гагарина, и надо было его воссоздать, показать зрителю полёт космонавта так, чтобы создалось впечатление, что он действительно находится в космосе. Но и более сложная задача ­ рассказать про человека­легенду, не только икону для российского народа, но и любимца целого мира. И это большая ответственность, потому что у каждого свое ощущение, видение Гагарина. Так что отдавать работу на суд зрителям было очень волнительно.

Как долго шла работа над фильмом?

В общей сложности, шесть лет. Потому что фильм не нашёл поддержки, и делали его мы сами.

Вы уже можете говорить о том, как зритель принял фильм?

У фильма высокие оценки, и он был принят очень хорошо разными людьми из разных стран, а что самое приятное, разных возрастов. Ветеранам, понятное дело, понравится фильм такого формата, а вот молодёжи… В киноленте же нет спецэффектов, без которых сегодня молодёжь уже не готова воспринимать кино, стандартных голливудских ходов, надуманной драматургии, формулы при которой зрителя можно держать очень долго. Понимаете, в голливудском фильме конфликт должен быть на ровном месте. И по сути все фильмы одинаковые, а в данной киноленте мы этого сознательно избегали. Были даже такие вещи, где можно было обострить тот или иной момент, но если этого не было на самом деле, то зачем? Нам даже не надо было ничего дополнительно искать.

Это кино не для попкорна, поэтому всегда есть опасность, что зрители по-разному воспримут фильм. Я рад такой реакции, и мне было очень приятно, что молодёжь пошла на этот фильм и именно молодым зрителям фильм очень понравился.

Как Вы оцениваете отношение критики к фильму?

Вы знаете, в основном, как и обычные зрители, критики отнеслись к нашей работе положительно, без мостиков и подводок. Но случилась такая история: как вы знаете, есть критики ангажированные, и, к сожалению, этот фильм вызвал неожиданные эмоции у отдельной части критиков. Откровенно говоря, определённая группа коллег с самого начала не хотела, чтобы этот фильм прозвучал, вызвал интерес. На это много своих внутренних причин. Ангажированные критики вне зависимости от своего таланта и авторитета писали абсолютно по заданию. А те, кто пришёл посмотреть, реагировал искренне ­ реакция стопроцентная, положительная. Но это совершенно нормальный процесс: критики никогда не будут полностью удовлетворены. Что касается меня, то я в принципе удовлетворён результатом. Здесь получилось признание через преодоление. А это особенно ценно, ведь когда создаётся какой­то вакуум, неприятие, в определённый момент жизнь сама всё ставит на свои места.

Вы сказали, что не было голливудских спецэффектов, но в фильме о полёте в космос трудно обойтись без эффектов…

Без них космос, действительно, сложно сделать, и я бы даже сказал, невозможно. Ну не полететь же туда — дороговато выйдет. И поэтому мы вынуждены делать это искусственным методом. Но всё основано на реальных событиях, мы не придумывали других героев и ничего такого.

Спецэффектов было много, ведь и много съёмок космоса, его рисовали. А вот ракету строили в полный рост фактически, воссоздавали точно по чертежам. За исключением самого корабля «Восток­1». Капсулу тоже сделали, и она не нарисованная. Строили ракету в Крыму в песчаном карьере. На это ушло много средств и времени, но главное, что в фильме видно, что это реальная ракета, и что она реально взлетает.

А где сейчас находятся те реквизиты, на которое ушло столько средств и сил?

Все реквизиты можно увидеть в музее «Мосфильма». Мы поставили туда скафандры, костюмы.

Все ли сцены взяты из реальной жизни первого советского космонавта или некоторые смоделированы?

Практически все реальные. Некоторые сцены придуманные: их на самом деле не было в жизни. Концептуально идея была такая: если чего­то не было, но могло бы случиться, тогда мы это делали. Безусловно, это всё обговаривалось с семьей Гагарина. Они доверяли нам, создателям, и мы не могли обмануть их доверие.

В фильме героев готовят к полёту на центрифуге. За Ярослава Жарнин, игравшего Юрия Гагарина, это делал дублер или он сам?

Нет, все актеры сами проходили испытания. В центрифуге Гагарин, Ярослав Жарнин, у нас там сам крутился и сам летал на самолёте. Самолёт был старый, мы нашли тот самый, из того времени. Было страшно, но Ярослав очень хотел сам лететь. И по его лицу было видно, что ему было страшно.

А расскажите, как подбирались актёры на роль.

Ключевая вещь для нас была ­ это угадать с актёром, который будет играть Гагарина. Это было принципиально. В первую очередь, он должен быть похож внутренне и желательно внешне. На счастье, совпало и то и другое. Это важно, потому что к концу фильма люди абсолютно доверяют артисту, а в финале он для них реинкарнируется в Гагарина ­ открытая улыбка, стержень внутри. И совпадение в этих деталях очень ценно. Поэтому Ярославу было сложно сниматься, но легко играть. По сути, ему не надо было ничего нового изобретать.

Известно, что о Гагарине хотели снимать много фильмов, но ни один из них не получил благословение от семьи. Почему вам разрешили снимать?

Наверное, личное обаяние и умение убеждать. Но на самом деле, когда Елена Юрьевна и Игорь Алексеевич спросили меня, о чём фильм, я им рассказал. Видимо, моё объяснение им как­то сразу легло, и по их взгляду было видно, что они прониклись. Возможно, идея совпала с их ощущениями.

Совпадение или задумка, что фильм идёт столько же, сколько длится полёт Гагарина ­ 108 минут?

Это счастливое совпадение. Действительно так случайно вышло. Обычный формат по минутам не закладывается, но когда мы монтировали, это было очень долго и сложно, ведь его структура не совпадала со сценарием — пришлось всё переставлять. И когда на выходе я увидел час пятьдесят, тогда я сказал: «Отрежьте ещё 2 минуты».

Планируете ли Вы другие проекты?

Да, безусловно. Сейчас я работаю над проектом, и съёмки должны начаться в этом году. Фильм о Льве Яшине, о легендарном вратаре «Динамо». Это ещё один наш народный герой. У нас много талантливых людей, гениев, но истинными, народными становятся только единицы. Это и Юрий Гагарин, и Лев Яшин.

И когда не кто­то, а народная любовь возносит на пьедестал ­ вот про таких людей мне интересно снимать.

Вы работали над другими проектами во время «Гагарин. Первый в космосе»?

Это абсолютное кино, которому я посвятил себя полностью, когда невозможно просто появляться  время от времени. Я занимался им от начала до конца. Были проекты, которые я просто организовывал, но творческий процесс мне был не столь интересен.

Что Вы хотели сказать фильмом зрителям, что для Вас было важно?

Я считаю, что такие люди, как Юрий Гагарин, объединяют всех людей во всём мире, и желаю зрителям, чтобы их дети  стремились быть похожими не на американских героев, которые каждый уикенд спасают мир, а на таких людей, как Гагарин, которые делают поистине великие вещи, оставаясь искренними и открытыми.

Олег Капанец (р. 26.05.1963) — продюсер, актёр. Окончил Московский финансово-экономический институт (1985). В 1987 — инженер фирмы «Автосборка», в 1987-1990 гг. — ведущий экономист валютно-финансового отдела Всероссийского хозрасчетного внешнеторгового объединения при Совмине РСФСР. С 1992 работает в Голливуде, но и о российской кинематографии не забывает. Также он организовал компанию, которая представляет интересы нескольких российских структур. Сам продюсер говорит, что кинобизнесом занялся абсолютно случайно. Капанец занимается производством полнометражных художественных фильмов как в России, так и в США.

Его работы: «Русский Регтайм» (1993 г., драма, режиссёр Сергей Урсуляк), «Дачники» (1995 г., драма, режиссёр Сергей Урсуляк), «Nothing to Loose» (1994г., боевик, США, режиссёр Изидор К.Мусалам), «Sacred Cargo/Священный груз» (1995г., боевик, США), «Ancient Evil: Scream of the Mummy» (2000г.,триллер, США, режиссёр Девид Де Кото) имели творческий и коммерческий успех.

Занимает пост президента Концерна «КОВСАГ», является членом Союза кинематографистов и Гильдии продюсеров России.

Продюсер

«Гагарин. Первый в космосе» (2013), «Не все дома» (2010), «Зеркальные войны: Отражение первое» (2005), «Красный змей» (2003),  «Летние люди» (1995),  «Русский регтайм» (1993).

Актёр

«Зеркальные войны: Отражение первое» (2005), где сыграл агента Соболя, «Красный змей» (2003) — Олег, «Священный груз» (1995) – Леон.

Фото: www.timeout.ru

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №21/365

 

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяВ отпуск на автомобиле
Следующая статья«Ботаникус» – место, где учатся ремеслу

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя