Елена Ватутина – хрупкая женщина с твёрдым характером

0
83
Елена Ватутина – хрупкая женщина с твёрдым характером
Елена Ватутина – хрупкая женщина с твёрдым характером

Елена Николаевна Ватутина ушла из жизни 19 июня 2016 года. Ей было 86 лет, но до последнего дня она оставалась такой же, какой её помнили и в молодости: жизнерадостной, неутомимой, неравнодушной, до последних дней активной участницей всех мероприятий, которые ей казались действительно важными.

Елена Ватутина прожила в Чехии почти пятьдесят лет. Она приехала сюда в 1958 году вместе со своим супругом – офицером чехословацкой армии, когда он закончил учёбу в Москве. Познакомились они случайно, когда оба учились в столице: Елена — в Военном институте иностранных языков, а Бедржих Менза — в академии инженерных войск им. Куйбышева. Однажды преподаватель в институте попросила своих студенток помочь написать рефераты иностранным студентам.  Подопечный Елены Бедржих очень старался. Ему было ужасно неудобно, когда у него что-то не получалось, а молодая учительница поначалу и не поняла, что именно она вызывает эту скованность и стеснение у молодого офицера. Она ведь видела, насколько он способный и грамотный человек.

А ученик начал ухаживать за своей учительницей. Позже Елена Ватутина со смехом вспоминала, как однажды, гуляя со своим поклонником, она увидела отражение пары: высокий и худощавый молодой человек и маленькая хрупкая девушка рядом с ним. Этот образ так разочаровал её, что история едва не закончилась расставанием. «Чтобы он за мной не ухаживал, мне пришлось сказать, что у нас очень большая семья, у меня на плечах мама и пятеро детей (которых у меня, конечно, не было)», – рассказывала в своём интервью ПТ Елена Николаевна.

Но наличие детей человека с офицерской закалкой не испугало. И тогда мама Елены Николаевны попросила дочь привести поклонника домой, чтобы и она могла с ним познакомиться. Бедржих, к удивлению, принял предложение увидеть большую семью. Эта встреча у Ватутиных стала новым этапом в отношениях: маме молодой человек очень понравился, а он наконец узнал, что никаких детей у его избранницы не было. С будущей тёщей молодой человек сразу подружился. Эти тёплые трогательные отношения они сохранили на всю жизнь.

Да и сама Елена Николаевна поняла, что встретила свою судьбу, которой сразу после свадьбы необходимо было возвращаться в Чехословакию: военный человек место жительства не выбирает. Они приехали в Хомутов по распределению, где прожили целый год в крохотной комнатушке, а потом ещё два года в «улучшенных условиях». А в 1961-м году они переехали в новую квартиру в Праге, в которой Елена Ватутина жила до последнего дня своей жизни. Переезды из одной страны в другую, из города в город — эти детали молодую супругу совсем не пугали. Ей, дочери военного, к жизни на чемоданах было не привыкать.

Дочь генерала Ватутина

Отец Елены Ватутиной, один из самых выдающихся командиров Великой Отечественной войны, генерал Николай Ватутин, тоже место службы не выбирал. Первенец в семье Ватутиных, девочка Леночка, родилась 22 августа 1929 в Чернигове, где тогда служил отец. Потом был Ростов-на-Дону. Позже — Орджоникидзе (теперь это Владикавказ). После Кавказа семья уехала в Сибирь, Новосибирск, а потом в Москву. Николай Ватутин там учился в академии. Перед войной семья Ватутиных жила в Киеве, а в 1940 году они переехали в Москву.

В детстве девочка сильно расстраивалась, что из-за напряжённой работы у отца оставалось совсем мало времени для семьи. Но потом с благодарностью вспоминала, что любую свободную минуту отец проводил с ними. «Он вообще работал день и ночь — мы его даже не видели. А 22 августа 1943 года он, видно, попросил, чтобы сделали обед по случаю моего дня рождения, пригласил фотографа. Когда мы пошли фотографироваться, я всё ждала от папы очередного подарка, не выдержала и спросила: «Пап, а что, подарка нет?» И он по-взрослому спросил: «Как, а разве мало? А освобождение Харькова?», — вспоминала Ватутина в интервью ПТ. Тогда ещё маленькой девочке трудно было понять величину и ценность этого подарка. Это пришло позже.

Дочери генерала Ватутина не было и пятнадцати лет, когда 29 февраля 1944 года её отец во время поездки в войска попал в засаду и был тяжело ранен. «Мама сразу уехала в Киев, — вспоминала Елена Николаевна. – А 15 апреля 1944 года папа умер. После этого мне показалось, что детство закончилось».  Семья очень тяжело переживала потерю мужа и отца. Дети, Елена и её младший брат Николай, были перепуганы ещё и потому, что мама целый месяц после этого лежала в больнице.

Елена Ватутина всю жизнь была уверена, что она хранительница памяти отца. «Это как бы был высший смысл её жизни: других потомков у Ватутина не было, поэтому, наверное, и фамилия через дочь к сыновьям ушла, — считает знавший Елену Николаевну журналист Андрей Фозикош. — Кстати, её первенца назвали Николаем в честь деда, но он умер, и она больше к этому имени не возвращалась».

У дочери с отцом были удивительные отношения, и ей даже казалось, что отец предвидел, что она будет жить в Чехословакии. «Он всегда много читал, — рассказывала Елена Николаевна порталу «Окно в Россию». – На фронте всегда носил с собой «карманную» книгу – рассказы Карела Чапека. Вот я иногда и думаю: может, он хотел побольше узнать о людях и стране, где я буду жить».

Страна, в которой жила

Елена Ватутина навсегда запомнила, как, приехав в Хомутов, пошла в магазин. В городе было много судетских немцев, о чём она, конечно, не знала. Когда в магазине она услышала немецкую речь, сразу выскочила и побежала домой. Потом ей объяснили, что это обычные жители города. Почти сразу по приезде Елена Николаевна начала учить язык. «Мы были на дне рождении сына Елены, — вспоминает Зоя Клусакова-Свободова, дочь бывшего чехословацкого президента Людвика Свободы. – Мой папа служил в армии генерала Ватутина, знал и очень уважал его. Елена, дочь Ватутина, молодая мама, мне показалась такой беззащитной тогда. Я больше всего переживала, справится ли она, сможет ли здесь привыкнуть. Но переживала напрасно: Елена выучила язык и через некоторое время уже пошла на работу».

Вначале Елена Ватутина  работала переводчицей на заводе České Loděnice. Это была чешская судоверфь в Праге, где строили для Советского Союза насосные станции и станции для очистки дна реки. Потом работала в туристической фирме Čedok, в транспортном отделе пражского муниципалитета и, наконец, ассистенткой и переводчицей при главном советском советнике по строительству Пражского метрополитена, откуда ушла на пенсию. Но и на пенсии она не собиралась отдыхать.

«Елена Николаевна с 1999 года работала с нами в газете «Чехия Сегодня», — вспоминает основатель издания Ольга Кондрашина. – Она исполняла обязанности администратора, но её энергия, опыт, знания и многочисленные контакты были для газеты просто незаменимы. Мы проработали вместе несколько лет, и потом наша дружба продолжалась. Я часто бывала в гостях у Елены Николаевны».

При каждой возможности Ватутина ездила в Россию к сыну Александру, который работает обозревателем Международного информационного агентства «Россия сегодня». «К сожалению, так получилось, что большую часть жизни мы с мамой прожили отдельно, — говорит в разговоре с ПТ Александр Ватутин. — И встречались не так часто, как хотелось бы. Тем не менее, её приезды в Москву и Россию  можно сравнить с визитом королевы-матери. Её всегда ждали и всегда были ей рады. Её помнят в Белгородской области – родине её предков, где её всегда встречали с открытым сердцем».

В мае 2016 Елена Ватутина стала соорганизатором акции «Бессметный полк в Праге» и хотела принять в ней участие. Но ей это не удалось по состоянию здоровья.

Она была солнечным человеком

«Мы познакомились с семьёй Ватутиных в дачном посёлке в Серебряном Бору, — рассказывает давняя знакомая Елены Ватутиной Елена Аркадьевна Апполонова, —   Сосны, излучина Москвы-реки, как называли её москвичи, песчаный берег и пляж, где собирались все дети. Я была значительно младше детей Ватутиных, но мы все общались, купались в реке, катались на лодках».

На дачах жили семьи известных людей: Черняховского, Ватутина, лётчиков Чкалова, Громова, Водопьянова. Время это было прекрасное. «Елена мне тогда запомнилась своей яркой внешностью, выразительным взглядом больших глаз, пышными волосами, великолепной фигурой. Красавица русская», — говорит Елена Аполлонова. Потом жизнь развела приятельниц, и встретились они только полтора года назад, когда здесь, в Праге, Елена Аркадиевна нашла Елену Ватутину. Долгая разлука, радостная встреча, масса воспоминаний.

«Елена Николаевна называла меня Солнышком, но Солнышком была именно она, — говорит Елена Апполонова. — До последних дней она была красивая, статная, сохранила ясную память и всегда была необыкновенно доброжелательна к людям, которых ценила. И при этом тверда». Они вспоминали годы, прожитые вместе, то, что случилось за время, пока они не виделись.

«В этом году 22 июня она вспоминала, как узнала о начале войны. Она была с мамой в Кисловодске в санатории, а вечером хотели пойти на концерт классической музыки, — рассказывает Елена Аркадиевна. — Елена гладила платье на вечерний концерт, когда в окне увидела бегущую от знакомых маму. Босая, простоволосая, она кричала: «Война, война». Они быстро собрали вещи и поездом поехали в Москву к отцу. Поезд ехал 10 дней. В полном вагоне девочка сидела на коленях у военных, тоже ехавших в столицу. Она часто вспоминала прошлое, людей, теплоту отношений между людьми. Елена Николаевна любила Родину беззаветно. Иногда говорила мужу, что готова «по шпалам» пойти в Москву. Муж по-настоящему боялся этого, он очень любил её».

По мнению Елены Апполоновой,  Елена Николаевна сумела и Праге сделать большой подарок. При прокладке новых линий метро требовалась реконструкция главного вокзала. На утверждение был подан проект, который предусматривал снос старого здания вокзала. Елена Николаевна работала тогда в секретариате Пражского метростроя. Она выступила категорически против сноса исторического здания в стиле ар-нуво. Проект доработали, а Елена Николаевна была счастлива, что здание вокзала осталось стоять.

«Смерть Елены Николаевны — очень большая потеря для меня, — признаётся Елена Апполонова. – Но осталось достойное продолжение этого солнечного человека. У неё двое сыновей, пятеро внуков, правнук и правнучка. Старший сын Александр живёт в Москве. Младший Андрей живёт с семьёй в Праге».

«С уходом моей мамы, к сожалению, прервалась связь с тем временем, о котором она могла рассказывать как живой свидетель, — делится с ПТ Александр Ватутин. — Для меня это очень большая утрата – связь поколений – это не только память, но и живое общение. Она ушла из этого мира, окружённая любовью детей и внуков».

В конце 2011 года Елена Ватутина поделилась с корреспондентом газеты «Факты и комментарии» (Украина) Владимиром Шуневичем подробностями смерти командующего 1-м Украинским фронтом генерала Ватутина. «Что же касается обстоятельств ранения (Николай Ватутин был ранен 29 февраля 1944 г. у въезда в село Милятин Острожского района под Ровно -прим. ред. ), — рассказала Елена Николаевна, — то я не исключаю, что не обошлось без предательства и кто-то сообщил бандеровцам маршрут и время следования генеральского кортежа, поэтому неожиданно на окраине села они попали под шквальный обстрел. Возможно, в генерала стрелял снайпер. Пуля попала отцу в бедро. Из наших больше никто не пострадал.

Оказав первую помощь раненому командующему, его тут же доставили в медсанбат в Гощу, оттуда — в госпиталь 13-й армии в Ровно, где отец лежал несколько дней. Этот госпиталь вскоре разбомбили. Но отца к тому времени перевезли уже в Киев, по инициативе Хрущёва, в то время первого секретаря ЦК КП(б)У, который допустил это ЧП: командующего фронтом подстрелили не в бою, а в нашем тылу: настоящий разгул бандеровщины. Ранение бедра у отца было не такое уж и страшное, сквозное, особых опасений не вызывало. Но эти медики… Сначала наложили гипс. Отец говорил: «Не могу, снимите, там у меня что-то есть, очень мешает!» Мама попросила снять гипс. Разрезали — а в ране черви. Представляете, у генерала — черви! В престижном госпитале!

Когда же за 14 дней до папиной смерти из Москвы по распоряжению Сталина прилетел Бурденко, главный хирург Советской Армии, и увидел эту рану, он, культурнейший человек, ругался матом, что так запустили. Сам ампутировал отцу ногу. Но было поздно».

Фото: www.ptel.cz

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №27/371

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 144 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяГаз про запас
Следующая статьяДля себя любимой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя