Виктор Березинский: «Классиком русского шансона я стал совершенно случайно»

0
49
Виктор Березинский: «Классиком русского шансона я стал совершенно случайно»
Виктор Березинский: «Классиком русского шансона я стал совершенно случайно»

Композитор и певец Виктор Березинский выступает с гастролями по всему миру. Прага – обязательный пункт этой программы. В июне этого года вместе со своим другом певцом Альбертом Асадуллиным он приезжал в столицу Чехии с программой «В деревне Ёжики», адресованной и взрослым зрителям, и детям. Наш корреспондент Татьяна Малькова побеседовала с Виктором Березинским во время его гастролей.

Как получилось, что выпускник школы с математическим уклоном и политехнического института стал музыкантом?

В то время наш Омский политехнический институт был своего рода университетом: он заменял и институт культуры, и экономический вуз. Из его стен выходили и будущие артисты, и будущие управленцы. Была очень насыщенная культурная жизнь, а институтская самодеятельность просто блистала на фоне других вузов Сибири и Урала. Был прекрасный смешанный хор, эстрадный и духовой оркестр, драматический коллектив, КВН, театр миниатюр, ансамбль скрипачей, а на каждом факультете был свой вокально-инструментальный ансамбль. Меня же пригласили сразу в институтский ВИА «Альтаир». До этого я уже поиграл в разных ансамблях, побывал «в телевизоре», у меня была известная песня, которую я написал в стройотряде «Пусть гитара играет», прозвучавшая в эфире передачи «Здравствуй, товарищ» радиостанции «Юность», а это уже был определённый успех.

И после этого музыка стала главным делом?

В ВИА «Альтаир» я был солистом, играл на клавишных инструментах и писал песни. У него был статус городского ансамбля, и нас часто посылали на разные фестивали и конкурсы не только от института, но и от филармонии. Мы принимали участие во всероссийских конкурсах артистов эстрады и даже стали лауреатами Всесоюзного телевизионного конкурса «Молодые голоса». Начало и середина 70-х – время расцвета ВИА в СССР, чудесное время, когда хотелось петь, играть, сочинять. В Новосибирске в то время жил композитор Олег Иванов. Мы дружили и часто встречались то в Омске, то в Новосибирске, а иногда и на конкурсах в других городах. У них не было таких солистов как в нашем ансамбле, и все свои новые песни он приносил нам. Мне посчастливилось первому спеть и записать песню «Горький мёд». С тех пор её перепели многие солисты и ансамбли, но я до сих пор исполняю самый верный, первый, авторский вариант.

После окончания института Михаил Плоткин, руководитель ансамбля «Надежда», пригласил нас в Москву, но мы там долго не продержались, вернулись в Омск, хотя и записались в программе «Шире круг». А через пару лет я встретил Володю Погодаева, бывшего выпускника нашего ОмПИ, ставшего главным режиссёром Омского ТВ, который пригласил меня написать музыку и песни к своей оригинальной программе «Варианты».

И музыка стала профессией?

После института я окончил музыкальное училище им. Шебалина, параллельно руководил оркестром в ресторане «Омск», затем собрал музыкантов других ресторанов и организовал из них сначала мужской камерный хор, а позже смешанный. Затем я закончил Уральскую государственную консерваторию и стал заведующим музыкальной частью в Омском академическом театре драмы. Во время работы в театре в моем музыкальном творчестве наступил новый этап: если сформировался я под влиянием «Битлз», то после консерватории увлёкся новыми стилями, и мне ближе стал джаз-рок, соул. Я слушал Стиви Уандера, Джорджа Бэнсона, Херби Хэнкока, Джино Ванелли, Стинга. Можно сказать, я напитался этой музыкой, но мелодичность «Битлз» осталась со мной. В 1988 году я записал свой первый альбом «В деревне Ёжики», затем выпустил два диска на фирме «Мелодия». Мне предлагали выступать с концертами. Из-за нехватки времени я перестал работать с оркестром в ресторане и постепенно отошёл от своего камерного хора.

Ваша музыка осталась в спектаклях?

Во время работы в театре я написал музыку более чем к 30 спектаклям: «Дни Турбиных», «Лысая певица», «Бемби» и другие. До отъезда в Израиль успел побывать и поработать в театрах Италии, США, Германии, Польши. Два раза мне посчастливилось принимать участие на фестивалях «Театр мира» со спектаклями «Униженные и оскорблённые» и «Балкон» Жана Жене, спектаклями с элементами современной оперы в постановке Хенрика Барановского. Одним из наших проектов в Омской драме была бард-опера «Московские кухни» по песням Юлия Кима. Этот спектакль просуществовал более 10 лет. Мы были с ним на гастролях в разных странах, и совсем недавно мы разговаривали с тогдашним директором театра Борисом Мездричем по поводу его постановки в Москве. Я был его музыкальным руководителем.

До сих пор всё понятно, но как случилось, что серьёзный композитор с консерваторским образованием стал «классиком русского шансона»?

В конце 80-х началась перестройка. У меня подрастали два маленьких сына, и мы всей семьей уезжали на лето на море, сначала в Сочи, а потом в Крым. Я давал концерты в санаториях и писал песни, а они копошились на берегу моря и кушали фрукты. Павел Кравиц, директор многих крымских музыкальных программ, познакомил меня с московским поэтом Юрием Гуреевым, автором многих известных песен Ирины Понаровской, Филиппа Киркорова, Юрия Лозы. Мы подружились. У него тоже была маленькая дочка Анечка, и когда наши жены выводили «младшую ясельную группу» на море, у нас было время писать новые песни. В соавторстве с ним мы написали больше ста песен. К нам в очередь стояли студии, которые закупали у нас альбомы по 35-50 тысяч долларов, пошли какие-то сумасшедшие деньги. Сначала мы писали эстрадные альбомы, и от шансона я был совсем далёк. В этом жанре работали в основном эмигранты: Вилли Токарев, Люба Успенская, Михаил Шуфутинский, только вернувшийся из эмиграции Толя Днепров, первые концерты давал Александр Розенбаум.

Как-то Юра сказал, что у нас вышло уже два альбома, и что моя музыка для интеллигентов, а надо что-то написать для простого народа, мол, сейчас это пойдёт. «Вот Володька Асмолов – музыка примитивная, тексты простые, голоса нет, а уже набрал популярность, народ спрашивает в киосках звукозаписи». Он дал мне послушать несколько песен на его слова, я заулыбался и сказал, что это не моё, на что Юра сказал: «Ты только напиши, я сам спою».

Я написал для него альбом в таком «примитивном» стиле. Это были песни со смешными названиями, с лёгким юмором: «Дунька Комарова», «Есть у тети Мани мани, мани, мани», «Я был однажды в Кишинёве на вокзале», «10 «Б», «Я живу напротив мясокомбината»и другие. Когда всё было готово, я начал репетировать с Юрой, чтобы он спел в студии, но у него никак не получалось запомнить песни и точно попасть в мои мелодии, хотя песни уже пела вся его семья: жена, маленькая Анечка и даже соседи снизу, которые стучали нам по батарее, когда мы все громко топали в такт. Так прошла неделя, через день я должен был уезжать, а всё стояло на месте. Я предложил отдать их Володе Асмолову: он их правильно споёт – на что Юра даже обиделся: «Такие песни – ни за что! Ты лучше спой их сам!»

Вечером я показал эти песни моему другу Игорю Бабенко, директору студии SBI Records, на которой я записывал свою музыку, и он сказал: «Завтра с 10 утра студия твоя, сам всё споешь на раз, тем более что всё готово». На мои возражения, что это не мой жанр, слишком «народный», он ответил, что это будет, наоборот, очень забавно. На следующий день мы за пять часов записали этот альбом, назвали его «В стиле ретро», сделали сведение, и я улетел в Омск. В этот же вечер его купила студия «Гала» Аркадия Укупника, и он ушёл в тиражирование. А через три месяца, прилетев в Москву, я услышал свои песни в такси и даже оставил водителю автограф на кассете.

Следующие три альбома мне заказывали уже в этом жанре. Пятый альбом «Я уезжаю» вышел сначала на кассете, а потом на одном из самых первых российских компакт-дисков фирмы «Русское снабжение» Геннадия Левченко. Кстати, тогда этот жанр «русским шансоном» ещё и не называли, это определение придумал Юрий Севостьянов, глава компаний «Мастер Саунд» и «Русский Шансон». Всего у меня вышло 9 сольных альбомов и один сборник «Мои друзья из бывшего Союза».

Вы вместе со своими друзьями-музыкантами часто ездите с концертами в те страны, где живёт русскоязычная диаспора. Как родилась такая идея?

В 2007 году я участвовал в первом Международном фестивале российских соотечественников зарубежья «Русская песня», который проходил в России под патронатом Правительства Москвы. Тогда на фестиваль приехали около 450 певцов и музыкантов из 46 стран, например Перу, Кубы, Австралии, США, Германии. Я представлял Израиль. Там я лично познакомился с известными исполнителями и потомками русских эмигрантов Борисом Рубашкиным и Николаем Масенковым, а также встретился со своими старыми друзьями и коллегами Леней Бергером («Орфей», «Весёлые ребята») из Австралии, Толей Алешиным («Весёлые ребята», «Цветы», «Аракс») из Америки и Аликом Асадуллиным («Весёлые голоса», «Поющие гитары») из России. У нас возникла мысль «тряхнуть стариной», и мы решили организовать совместные выступления – сначала в России, а потом в тех странах, где живут наши соотечественники, которые любят и помнят наши песни. Сразу после Чехии – гастроли в Норвегии, Дании и Германии, а осенью – в Австралии и Новой Зеландии.

Вы привезли в Прагу программу для детей и взрослых «В деревне Ёжики», созданную совместно с Альбертом Асадуллиным. Почему Вы обратились и к детскому репертуару?

Мы любим наших поклонников всех поколений, во всех странах, а детей – особенно. У Альберта Асадуллина две маленьких дочки, у меня самого трое детей: сыновья Александр и Сергей и дочь Мишель. Мы понимаем, как важно, чтобы в семье существовала определённая общность взглядов и вкусов, в том числе и с точки зрения музыки.

Виктор Березинский родился 29 июня 1956 года в Омске. После математической школы он окончил политехнический институт, где начал играть в студенческом ансамбле «Альтаир». Выпускник музыкального училища им. Шебалина (1982) и Уральской государственной консерватории(1986). С 1987 года работал как композитор и певец с сольными концертами. Выпустил 10 альбомов и дисков. В 1992 году с семьей эмигрировал в Израиль где организовал студию EUROrecords.

Фото: www.peoples.ru

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №27/371

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЗащити свои права!
Следующая статьяНа гастрономическом фестивале в Праге отправились более 100 человек

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя