Баррандовские террасы в ожидании возрождения

0
18
Баррандовские террасы в ожидании возрождения
Баррандовские террасы в ожидании возрождения

Баррандовские террасы, когда-то очень модное место для отдыха жителей Праги и её гостей, почти двадцать лет были преданы забвению. Вид, открывающийся на них с Баррандовского моста едва ли кого-то очарует: даже издалека прохожих пугают следы запустения и разрухи. А в последнее время появилась надежда, что всё ещё может вернуться к лучшему.

Когда в 1925 году строитель и предприниматель Вацлав Мария Гавел (отец будущего президента Вацлава Гавела) поднимался на острог Баррандовских скал вместе с чешским архитектором Максом Урманом, он уже точно знал, что лучшего места для реализации своей мечты не найдёт. Во время своих путешествий по Америке он наблюдал за строительством современных кварталов в Сан-Франциско. Вацлава Мария Гавела восхищали белоснежные виллы и рестораны, и, возвращаясь в Прагу, он точно знал, что найдёт место здесь, чтобы создать подобный уголок для жизни и развлечений.

Попал в десятку

С вершины Баррандовского острога открывался прекрасный вид на Влтаву и Прагу. Тогда архитектор понял, что гости его дворца Lucernа, ходившие в ресторан в зимние вечера, наверняка оценят выбранное им место над Влтавою в летнее время. Да и поварам с официантами здесь будет работы достаточно.

Начались подготовки к строительству проведением к будущему «маяку Праги» дорог и коммуникаций. Строительство ресторана, который назвали „Террасы на Баррандове“, шло быстрыми темпами и уже весной 1929 года он был готов к приёму первых гостей. Белоснежное здание в форме буквы «L» в стиле функционализма выглядело элегантно и маняще, вокруг него в течение лета расположились четыре террасы с жёлто-оранжевыми столиками, окаймлённые зеленью и кустами роз, а само здание было увенчано смотровой площадкой. До глубокой ночи ресторан подсвечивался и действительно напоминал маяк. Да и сами гости говорили, что в этой атмосфере и обстановке они себя чувствовали, как на морском побережье.

Огромные просторы вокруг ресторана начали принимать гостей в сентябре 1929 года, террасы под открытым небом вмещали три тысячи гостей, между столиками скользили официанты в белых формах, вышколенные в традициях Первой республики. Говорят, что за рабочий день они проходили 15 километров. Перед открытием велась активная рекламная компания, слоганом которой было «За Прагой, но в Праге», и которая в первые же выходные привлекла 50 тысяч гостей, в ожидании свободного места люди стояли в очереди. Это продолжалось до конца октября. Природа, словно сама очарованная жемчужиной функционализма, баловала тёплыми деньками и позволяла людям наслаждаться бархатной осенью с видом на Прагу.

За обедом наблюдали за спортсменами

Но Вацлав Мария Гавел на этом останавливаться не собирался. Чтобы привлечь людей разных интересов, он начал строительство бассейна с 10-метровым трамплином для прыжков в воду, к которому от ресторана вела витая лестница. Вода в бассейне подогревалась, и купаться в нём можно было в прохладную погоду. Гостям ресторана предоставлялась возможность любоваться выступлениями пловцов и игрой в теннис на расположенных недалеко от бассейна десяти теннисных кортах. Ещё одним местом для отдыха стали плавающий читальный зал и клубное помещение.

Жители Праги с нетерпением ждали летнего сезона, когда открывалось прекрасное место для отдыха с безукоризненной кухней и обслугой. Сюда ходил на обеды президент Томаш Гарриг Масарик, а близость баррандовских кинопавильонов давала возможность кинобогеме укрыться на время от прожекторов кино в тишину и благоухание роз.

Эпоха социализма

Даже после того, как с приходом власти коммунистов Баррандовские террасы были национализированы, они по-прежнему оставались популярными не только у жителей Праги, но и у приезжавших в город туристов. Создатель этого шедевра тоже продолжал время от времени навещать своё детище и всегда был радушно принят персоналом, который его помнил и знал. Вацлав Мария Гавел до своей смерти в 1979 году ко всей своей собственности, которая уже принадлежала государству, относился как к родным творениям, не выражая негодования по поводу их судьбы. Для него было важно, что всё, что им было создано, продолжало жить и работать.

В семидесятые годы прошлого столетия в сгоревшем позже ресторане «Трилобит» проходили дискотеки, на которые собиралась молодёжь со всей Праги. Люди старшего поколения, как это бывает, ругались, поскольку шум и подвыпившая молодёжь уже не давали возможность наслаждаться покоем, как прежде. Последний заказ в ресторане Баррандовские террасы был принят в 1994 году. С тех пор весь комплекс стремительно ветшает и сегодня напоминает руины.

Архитектор Вацлав Мария Гавел не дожил до того дня, когда в 1988 году его детище было признано памятником культуры, а в 1992 году по реституции Баррандовские террасы были возвращены его сыновьям, Ивану и Вацлаву Гавлам. Мужчины переписали свои доли на жён. Позже жена президента Вацлава Гавла Дагмар выкупила Баррандовские террасы полностью, но в конце концов продала всё предпринимателю из города Либерец Михалису Дзикосу.

Последний обещает в течение трёх лет провести реконструкцию комплекса, в котором должен появиться кроме всего уже названного отель и конгресс-центр.

Фото: www.bolmir.ru

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №30/374

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяСын, которого подломила слава отца
Следующая статьяОбменные программы стирают границы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя