Ашот Гаас: «Мои работы родились из звука»

0
14
Ашот Гаас: «Мои работы родились из звука»
Ашот Гаас: «Мои работы родились из звука»

Ашот Гаас, которого можно назвать дизайнером, скульптором, стекольных дел мастером и художником одновременно, представил в пражской галерее DSC Gallery выставку своих новых работ, объединённых одной идеей, под названием Resonanse of Sound (Резонанс звука). Это «рельефы», как их называет сам автор, порождённые звуком. Звук воплощён в свете, поскольку материал, из которого созданы картины-рельефы, – это стекло. На неожиданный взгляд Ашота Гааса на преломление звука в свет собралось посмотреть на вернисаже большое количество гостей. И каждый, обойдя хрустальные рельефы, возвращался к главной «виновнице» творческого вдохновения – лазерной арфе. Здесь, у лазерного луча взрослые превращались в детей, они играли с ним, захватывая в ладонь, «рубили» луч на части и просто плавно управляли им. А арфа отвечала им «лазерной музыкой». Редактор «Пражского телеграфа» Ирина Кудимова поговорила с Ашотом Гаасом о его творчестве, музыке и закодированном звуке.

Ваши работы напоминают лёгкую изящную мозаику. Как и когда Вы пришли к такой технике?

Я работаю с кибернетикой долго, уже где-то 15 лет, и мои сегодняшние работы это отражают, они напрямую связаны с кибернетикой и статикой. Я учился дизайну в разных мастерских. Это был дизайн скульптуры, стекло. Видимо, это всё собралось вместе. Я не могу долго работать в одном стиле, мне нравится искать и пробовать что-то новое. Поэтому, в зависимости от того, к чему в определённый момент больше тянет, я работаю или со стеклом, или со скульптурой, с красками, кибернетикой. На этой выставке, которая объединена одной идеей, — резонанс звука, я подошёл к работе с иной стороны. У кого-то картины напоминают звук. Я работал наоборот: услышав звук, на его волне я начал создавать образы, это игра света под воздействием частоты звука.

Ваша игра со светом основана на работе со стеклом?

Да, я создаю её многослойность, множественность за счёт оптики стекла. Я и раньше использовал это в моих работах, а потом, услышав звук, его динамичность, решил его отразить с помощью этой техники. Для меня важно уловить и создать то, что обычным взглядом не увидишь, это пойманная иллюзия, которую мне хочется показать моему зрителю.

Но, подавая зрителю свою иллюзию, Вы рискуете, что Вас могут понять по-другому.

Мне это нравится. Мне нравится, когда мой зритель, глядя на мои работы, видит что-то своё. Разве не для этого работает каждый художник? Я даю зрителю возможность увидеть свет и услышать звук через его восприятие. Это уже его иллюзия. Это ведь виртуальный мир, и его преимущество в многостороннем взгляде на него – у каждого свой взгляд, нет чёткого образа, как, например, бывает на картинах, написанных красками. Это своеобразный код для зрителя. По крайней мере, может так быть.

Ваш вдохновитель для этой коллекции работ, как ни странно это звучит, – лазерная арфа. Правильно ли я это поняла?

Да, это полностью её заслуга. Эта арфа – возможность извлечения звука с помощью движения. Вы ловите пучок света, потом можете задавать сам ритм, играете рукой с лазерным лучом и слышите музыку. Это случай, когда на основе вашего движения возникает звук. Арфа дала мне возможность посмотреть на реальность с другой точки зрения, непривычной для всех. Это мой давний проект. Эту арфу я создал так, что она преобразует звук в свет, на основе этого появились мои рельефы, которые я делал три года. В последние месяцы я работал очень напряжённо, потому что нужно было успеть к этой выставке в Праге. Но когда я думаю, что раньше над своими произведениями люди работали и 20, и даже 40 лет, то понимаю, что три года — это не так уж и долго. Хотя в наше время трудно себе представить, что человек может себе позволить работать очень долго над одним проектом.

Изначально это была просто идея, а через интернет я нашёл все составляющие для своего проекта, собрал арфу, и она стала моей вдохновительницей. Именно благодаря звуку, резонирующему, контрастирующему, пришла идея связать, соединить его со светом. Работая, всё равно невольно задумываешься над тем, какой резонанс это может вызвать у людей, которые придут посмотреть на мои работы. И когда людям нравится, снова появляется вдохновение.

Я видела здесь взрослых людей, которые, словно дети, играли на Вашей арфе. Они её воспринимали, как игрушку.

В каждом возрасте свои игрушки. У маленьких детей свои. У кого-то из взрослых — машины, у кого-то — телефоны. И мы часто в течение жизни безжалостно свои игрушки портим, ломаем, не ценим. И однажды у меня возникло желание сделать игрушку, которая портит своего хозяина. Я назвал её Chlastal – это паук, в теле которого был алкоголь. Вам достаточно было свистнуть, он бы пришёл к вам, налил вам алкоголь и уполз, пока бы вы снова ему не свистнули. Сейчас он у меня находится в ателье. Я его разобрал лет пять назад, сейчас хочу научить его ходить по ступенькам.

Вы представляете себе место, где Ваши работы могли бы хорошо смотреться после того, как кто-то проявил к ним интерес и приобрёл их?

Когда я работаю в мастерской, для меня важно моё представление, я делаю работу с учётом своего видения, на этом этапе мне важно именно это. Художники, скульпторы всегда так работали. Они видели окружающий их мир, современные условия, и из этого возникали их идеи. Но после того, как я это сделал, я понимаю, что работа живёт уже своей жизнью, разные люди видят её по-разному, и мне важно именно то, как они готовы её воспринимать, их реакция, какой бы она ни была. Важно, что это доставит человеку радость.

С каким материалом Вам удаётся создавать свои «иллюзии»?

Я работаю с разными материалами: стекло, металл, плексиглас. Для меня важно любой материал поднять на иной уровень, даже если речь идёт о простой бумаге.

И где Вы со всем этим работаете?

В своей студии. У меня там есть и печь для стекла, и инструменты для его шлифования, для резьбы.

А что и как Вы использовали к этой выставке?

Это специальный оптический плексиглас. Я заказываю его и уже потом мы с моими ассистентами начинаем его вырезать, чтобы создать из этого рельефы.

И сколько же весят Ваши картины-рельефы, которые выглядят почти прозрачными и изящными?

Ну на один рельеф уходит около двухсот пластин материала. Те, которые размером метр на метр, весят около 50 килограмм. Все вместе рельефы, которые мы привезли на выставку в Прагу, весят 2700 килограмм.

Вы ведь приехали в Братиславу ещё ребёнком, у Вас уже были тогда наклонности к творчеству?

Родился я в Москве, мама у меня русская, а папа армянин. После смерти папы мама вышла замуж и, когда мне было семь лет, мы переехали в Братиславу. Но к творчеству у меня интерес, наверное, появился с рождения, среди моих родных – художники, скульпторы, модельеры. И с папиной, и с маминой стороны.

Тогда у Вас, наверное, много критиков среди родных?

Это, скорее, мои фанаты. Мама, которая к творчеству не имеет никакого отношения, всегда с нетерпением ждёт каждую мою новую работу, её нельзя назвать критиком, скорее, поклонником.

Вы ездите в гости к своим родным?

Да, конечно, но надолго не получается. Переезд из одного города в другой, от одних родственников к другим — это дорога на целый день.

Кибернетика – составная часть в Вашем творчестве. Вы в школе имели склонность к точным наукам?

Нет, совсем нет, у меня оценки не были хорошими. Позже, когда я уже начал заниматься творчеством, меня начали интересовать многие вещи, которым в детстве я внимание не уделял. Это само как-то пришло. Как и необходимость учить историю, прошлое искусства. Без этого невозможно работать. Сейчас я стараюсь использовать каждую возможность, чтобы учиться.

Ашот, Вам не жалко, что эти картины-рельефы невозможно сфотографировать? Кажется, что фотография просто неспособна передать то, что они в себе несут.

В этом нет ничего удивительного, ведь фотография при всех её возможностях не может передать звук. Мои работы лучше видеть на выставке. Выставка работает в Праге до 18 октября, потом её везут в Лондон. Мои работы будут представлены в Гаване на Кубе, потом в Тель-Авиве. Познакомиться с моими работами можно и на моём сайте (www.asothaas.com), они максимально отражают то, что я создаю.

Вы путешествуете вместе с Вашими работами?

Вот сейчас после Праги я хочу поехать отдохнуть, чтобы набраться сил. А после этого начну снова работать. Последние полгода приходилось много работать, даже по ночам, потому что ночью никто не звонит, не приходит, можно спокойно работать. Мои работы часто ездят без меня, ведь, чтобы сопровождать их, нужно много времени, которое необходимо для работы.

Уже есть планы?

Я точно знаю, что попробую что-то новое, мне нравится менять материал, идею. Понятно, что в наше время очень сложно придумать что-то новое, ведь можно сделать машине пятое колесо, она всё равно поедет, но как раз это и не хочется делать.

Биография

Ашот Гаас родился в 1981 году в Москве. В 2000 году закончил среднюю школу прикладного искусства в Братиславе, куда переехал вместе с родителями, когда ему было 7 лет. В 2000-2007 годах закончил Высшую школу изобразительного искусства (Братислава), где учился на разных отделениях, в том числе на отделении индустриального и транспортного дизайна. В 2007 году получил первый приз за свой короткометражный фильм на Международном кинофестивале в Братиславе. Фильм MOTHER WIT, который длится всего одну минуту, покорил международное жюри. Работы Ашота Гааса представлены в известных галереях  Европы и США. Он обладатель премии Galérie Nova.

Выставку работ Ашота Гааса Resonanse of Sound можно увидеть в пражской DSC Gallery с 8 сентября по 18 октября.

Адрес: Dlouhá 923/5 Praha-Staré Město

Часы работы: пн—сб.

13.00—19.00

Фото: www.asothaas.com

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №37/381

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЗвук без лишних проводов
Следующая статьяОгромный слон разгуливал по Праге

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя