Кукс – гордость Шпорков

0
13
Кукс – гордость Шпорков
Кукс – гордость Шпорков

Местечко Кукс — маленькое и уютное,  это путешествие в эпоху барокко за созерцанием удивительных творений скульпторов и архитекторов той эпохи и память об удивительном подарке Чехии, который сделал  один из её аристократов – Франтишек Антонин Шпорк.

Поездка в Кукс становится одним из первых пунктов у тех, кто увлекается культурой и искусством эпохи барокко. Одно имя скульптора Матиаша Брауна, работавшего в Куксе и создавшего целый ряд образов, включая известный барельеф Вифлеем, возбуждает интерес многих путешественников. Мы отправились сюда, чтобы увидеть известный в XVIII и XIX столетиях госпиталь для престарелых и больных людей и посмотреть на работы Брауна в единственной природной галерее в месте Новый Лес у Жирче (Nový les u Žírče).

Сложный выбор

Дорога на Кукс поставит вас перед жёстким выбором: либо посетить по пути Подебрады, город Йиржи из Кунштату и Подебрад, единственного чешского короля не королевской крови и не католика, избранного на трон чешской знатью в 1458 году, либо увидеть Градец-Кралове, недалеко от которого находится место кровопролитного сражения, прошедшего  3 июня 1866 года. Но всё успеть за один день вряд ли удастся, потому мы решили ограничиться посещением отреставрированного в 2015 году госпиталя, самого городка и Вифлеема Брауна. Экскурсию в госпиталь мы заказали заранее, она проходит на чешском языке и стоит 100 крон для взрослого.

В городок Кукс мы приехали в одиннадцать часов утра. Там уже парковались автобусы и машины, многие – с польскими номерами. Сначала мы погуляли по той части города, которую известный аристократ Франтишек Антонин Шпорк строил как курорт. Он происходил из семьи простолюдина, который за свои военные заслуги в войне с турками был удостоен графского титула. За годы Тридцатилетней войны Шпорк-старший разбогател и оставил после себя большое наследство, состоявшее не только из денег, но и земель. Во второй половине XVII столетия его сын Франтишек, наблюдая за расцветом курортов в Чехии, решил отыскать на земле, где сегодня находится город Кукс, лечебные источники и создать курорт.

Два мира

Врачи подтвердили, что источники, обнаруженные на этой земле, лечебные. (Кстати, сегодня их целебность не подтверждают). Началось строительство курорта с замком для Шпорка, с домами для отдыхающих, лечебными ваннами и фонтанами, а на другой стороне реки Эльба рос благотворительный комплекс для больных и престарелых людей. Для работы был приглашён известный архитектор Джованни Батиста Аллипранди. Шпорка вдохновил на строительство дворец в Версале, потому госпиталь для бедных и престарелых он решил построить с размахом во французском стиле.

На обоих берегах реки Эльба друг напротив друга были расположены костёлы. Один, небольшой – Вознесения Девы Марии, для тех, кто приезжал отдыхать и лечиться. Другой – Святой Троицы, помпезный и величественный, стал частью госпиталя. Здесь было отведено место и для усыпальницы Шпорков. Для отдыхающих на левом берегу был создан целый развлекательный комплекс с поющим фонтаном и театром. На открытой площадке игрались немецкие и итальянские оперы. Кукс в XVIII столетии стал модным местом для аристократов и был настолько популярным, что порой по количеству гостей обходил Карловы Вары.

На закате жизни

На этом фоне жизнь обывателей правого берега реки Эльба выглядела, как совсем иной мир. Он и отделялся от мира светского веселья целой «колоннадой» великолепных скульптур Матиаша Брауна. Они словно щит ограждали госпиталь, возвышаясь на перилах подмостков. С одной стороны от костёла – аллегории пороков человеческих, с другой – аллегории достоинств. После реставрации оригиналы скульптур разместили в помещении одного из отделений госпиталя для неподвижных больных. Н для совершения молитв прямо в помещении для них был установлен алтарь.

Ухаживали за пациентами госпиталя монахи из ордена милосердных братьев (бонифратры), приглашённые сюда специально Шпорком. Они же выращивали в парке госпиталя лекарственные растения, которые потом перерабатывались здесь же, в аптеке. И аптека, и парк прошли реконструкцию и являются частью экскурсии. Аптека поражает своим великолепием и оснащённостью. Её доминантой служит гранатовое дерево – атрибут основателя ордена Иоанна Божьего. Одновременно оно является аптечными весами. Осматривая многочисленные полки с расставленными в строгом порядке аптечными горшочками, проникаешься уважением к тем, кто должен был во всём этом разбираться.

После реконструкции в госпитале появилась одна деталь – в коридоре длиной 150 метров на стенах между окнами были обнаружены росписи с весьма мрачной тематикой: на каждой присутствует смерть в разных ипостасях. Она сопровождает как знатных и богатых, так и простых и бедных. Для барокко смерть была своего рода естественным продолжением жизни, и несчастных пациентов это не должно было наталкивать на грустные мысли. Закрасили невесёлые творения в порыве борьбы с эпидемией тифа, а в 2015 году их восстановили.

Несохранённое

Кукс впечатлит ещё больше, если знать тот факт, что в XX столетии, после смерти в 1933 году последнего потомка Шпорков, городок пришёл в упадок, под воздействием времени исчезла и часть уникальных строений.

После этого тем более хотелось отправиться к природной галерее Брауна. Но только нужно учитывать, что дорога от госпиталя к лесу, в котором расположен Вифлеем, около 3,5 километров. Навстречу нам попадались люди, уже увидевшие шедевры Брауна. Шли мы довольно бодро и уже через 45 минут были на месте. Здесь в скалах в лесу осталась лишь часть того, что было создано мастером по инициативе Шпорка примерно в 20-е годы XVIII столетия, но и эта галерея с доминантой — вифлеемской сценой, напомнившая нам рождество, производит неизгладимое впечатление. Из 26 работ автор сохранилось десять. Остались скульптура Прозрения святого Губерта и отшельники Онуфрия и Гарина. Пострадало дело Брауна и от иезуитов, которым стремление Шпорка к оригинальности было не по душе. Отсюда же брали песчаник при строительстве крепости Терезин. Безжалостное отношение потомков попытались позже исправить реставраторы. Брауновские скульптуры сами по себе – символ раскаяния, только вот больше всего раскаиваться сегодня нужно тем, кто не сумел сохранить такое сокровище в его полной красе.

Фото: www.pixabay.com

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №38/382

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЧехи будут учиться в Карачаево-Черкесии
Следующая статьяЧешский пони – малютка-трудоголик

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя