Маяковский. Последний поход за славой

0
26
Маяковский. Последний поход за славой
Маяковский. Последний поход за славой

Окончание. Начало в №38(382).

Отчёт Владимира Маяковского о поездке в Прагу, названный «Ездил я так» и опубликованный в 1927 году в московском журнале «Новый ЛЕФ», — его воспоминание о Праге, где он за время своей поездки испытал яркие минуты славы.

Главное выступление Владимира Маяковского было в Виноградском национальном доме, зал, в котором выступал Владимир Владимирович, до сих пор носит его имя. Успех был оглушительный. Публичные выступления Маяковского в Советском Союзе уже не были такими популярными, стихи и картины нового искусства были осмеяны и подвергнуты критике.

Выступление очень порадовало поэта, это возвращало его в счастливые времена созидания. «Большой вечер в «Виноградском народном доме». Мест на 700. Были проданы все билеты, потом корешки, потом входили просто, потом просто уходили, не получив места. Было около 1500 человек. Я прочёл доклад «10 лет 10-ти поэтов». Потом были читаны «150 000 000» в переводе проф. Матезиуса. 3-я часть – «Я и мои стихи». В перерыве подписывал книги. Штук триста. Скучная и трудная работа. Подписи — чехословацкая страсть. Подписывал всем — от людей министерских до швейцара нашей гостиницы».

Словами очевидца

Вечер был открыт вступительным словом чешского поэта Йозефа Горы. Приведём некоторые свидетельства и впечатления о выступлении: «Маяковский явно захватил аудиторию, переполнившую зал, своим ясным, звучным голосом, свободно переходившим из одной тональности в другую — от декламационного пафоса к тонкой сатире, своим пышущим здоровым оптимизмом человека, совершившего революцию… Его остро отточенные поэтические эпиграммы, полные революционной ударности и мужественного настроения, не раз и не два сопровождались бурными аплодисментами. Право, нужно было самому услышать ошеломляющее декламационное мастерство Маяковского, дающее нам истинный ключ к пониманию его гениального риторического поэтического творчества, чтобы понять всю силу той популярности, которой он пользуется у себя дома. Издатель, продававший в коридоре «150 000 000» Маяковского в переводе Матезиуса, в два счёта распродал все экземпляры, и поэт был осаждён просьбами об автографах.

Вечер Маяковского, на который пришли рабочие, так же как и интеллигенция, советские и русские эмигранты, показал, что чешско-русские связи настолько живы, что только упрямый недруг может их не заметить и не сделать из них тот вывод, что, кроме дипломатических, можно ещё крепить и все другие отношения между СССР и ЧСР» («Руде право», Прага, 1927, 28 апреля)».

Адольф Гоффмейстер: «Для его личности и его голоса любое помещение было мало. А когда он замолчал, то будто, как на Пасху, колокола улетели в Рим… Голос Маяковского был огромен. Он говорил: «Дело не в звучании языка, а в отношении к слушателям. Наша поэзия — не интимная лирика. Мы не читаем ее втихаря при свечах. Нам нужно донести её до всех». И снова зазвучал стих — как кузница, как вокзал, как фабричный цех, как орган».

Поэт подружил народы

«Литературный вечер превратился в манифестацию дружеских чувств чехов к Советскому Союзу. Маяковский обворожил чехов и в личном общении. В течение всего своего пребывания в Праге он был окружён молодыми чешскими поэтами и писателями, которые стали навсегда его верными друзьями» (3. Неедлы. «Из истории связей советской и чехословацкой литературы», журн. «Новый мир», 1945, № 2/3).

Недаром потом он внимательно изучал и привёл в своей книге «Ездил я так» информационное эхо, все упоминания о своём визите в Прагу в газетах и журналах того времени. «Привожу некоторые отзывы о вечере по якобсоновскому письму: а) В газете социалистических легионеров (и Бенеша) «Narodni osvobozeni» от 29/IV сообщается, что было свыше тысячи человек, что голос сотрясал колонны и что такого успеха в Праге не имел еще никто! б) Газета «Lid. Nov» от 28/IV сожалеет о краткости лекции, отмечает большой успех, остроумие новых стихотворений, излагает лекцию. в) В официальной «Ceskoslov. Republika» — отзыв хвалебный (сатира, ораторский пафос и пр.), но наружность не поэтическая. г) В мининдельской «Prager Presse» — панегирик. д) В коммунистической «Rude Pravo» — восторгается и иронизирует по поводу фашистских газет «VeCerni list» и «Narod» (орган Крамаржа), которые возмущены терпимостью полиции и присутствием представителей мининдела, сообщают, что ты громил в лекции Версальский мир, демократию, республику, чехословацкие учреждения и Англию и что английский посланник пошлёт Бенешу ноту протеста. Этих газет тебе не посылаю, потерял, но посылаю следующий номер «Narod», который суммирует обвинения и требует решительных мер против «иностранных коммунистических провокаторов».

«Narodni osvobozeni» от 29/IV насмехается над глупой клеветой газеты «Narod».

Сохранились фотографии, которые были сделаны во время путешествия в Прагу, на которых вместе поэт Владимир Маяковский и чешский художник Иозеф Гора на балконе дома Общества экономических и культурных связей СССР и Чехословакии (Прага, 1927 год).

Отношения с чешскими товарищами сохранились у Владимира Маяковского до конца жизни. Он перевёл несколько стихов Незвала и Сейферта, в 1929 открывал выставку Гоффмейстера в Париже.

Фото: www.Wikimedia Commons

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №39/383

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЧешская Золушка – чудо для всех
Следующая статьяРоссия — Чехия: эпоха возрождения

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя