Маяковский. Последний поход за славой

0
15
Маяковский. Последний поход за славой
Маяковский. Последний поход за славой

О приезде Владимира Маяковского в Прагу написано много. Сам поэт в своем излюбленном телеграфном стиле написал отчет о поездке, который назвал «Ездил я так».

Отчёт Владимира Маяковского был опубликован сразу после возвращения в Москву в возрождённом в январе 1927 года журнале «Новый ЛЕФ» (№ 5 стр. 12-13). Возрождение журнала и сама поездка стали для поэта последней надежной возродить былую славу левого художественного течения в искусстве, но наступали другие времена. К 1927 году у поэта почти не осталось единомышленников, с печалью он наблюдал предательство его идей и надежд о создании нового Искусства, многие покинули страну, многие изменили свою точку зрения. Маяковский, будучи максималистом во всём, не желал с этим мириться.

В поисках сторонников мечты

С большой радостью в своих путевых заметках он сообщает, что «На Пражском вокзале — Рома Якобсон. Он такой же. Немного пополнел. Работа в отделе печати пражского полпредства прибавила ему некоторую солидность и дипломатическую осмотрительность в речах».

Роман Осипович Якобсон, российский и американский лингвист и литературовед, один из крупнейших лингвистов XX века, оказавший влияние на развитие гуманитарных наук не только своими новаторскими идеями, но и активной организаторской деятельностью. Участник и исследователь русского авангарда, Роман Якобсон был его товарищем ещё с гимназических времен и Владимир был Владимирович очень рад этой встрече. Он словно возвратился в те времена, когда они вместе «творили, выдумывали, пробовали», но в изменившийся стране больше не нужно было чистое революционное искусство, пришли иные времена – НЭП. Желание строить свой мещанский мирок воспринималось Маяковским как катастрофа. Ненавистные поэту Присыпкины правили теперь миром. На смену чистой мечте о Новом искусстве пришёл Быт, против которого так боролись революционные мечтатели.

Три года спустя Роман Осипович написал в своей статье на смерть поэта «О поколении, растратившем своих поэтов»: «Мы слишком порывисто и жадно рванулись к будущему, чтобы у нас осталось прошлое. Порвалась связь времён. Мы слишком жили будущим, думали о нём, верили в него, и больше нет для нас самодовлеющей злобы дня, мы растеряли чувство настоящего. Мы – свидетели и соучастники великих социальных, научных и прочих катаклизмов Быт отстал».

Мог говорить по-русски

В Праге Маяковский поселился в гостинице «Адрия» на Вацлавской площади. В интервью явившемуся к нему в отель корреспонденту Prager Press он поделился своими сугубо положительными первыми впечатлениями: «Я очень рад, что приехал в Прагу. Прага — единственный заграничный город, где я могу выступать по-русски, не опасаясь, что меня плохо поймут. Я ни в коем случае не хочу задеть переводчиков, но всё-таки ведь совсем другое дело, когда слушатели тебя понимают, чем, когда они вынуждены прибегать к посреднику».

Деятельный и невероятно активный Маяковский в Праге встречался со своими почитателями. Он снова нужен и интересен, а, главное, обожаем! «В Праге встретился с писателями-коммунистами, с группой «Деветсил». Как я впоследствии узнал, это — не «девять сил», например, лошадиных, а имя цветка с очень цепкими и глубокими корнями. Ими издаётся единственный левый и культурно, и политически (как правило, только левые художественные группировки Европы связаны с революцией) журнал «Ставба». Поэты, писатели, архитекторы: Гора, Сайферт, Махен, Библ, Незвал, Крейцер и др. Мне показывают в журнале 15 стихов о Ленине».

Русский авангард оказал серьёзное влияние на чешских художников, поэтов и архитекторов, Маяковского восторженно слушали, его стихи знали, они были переведены на чешский язык. Прага перенесла поэта в тот мир, в котором он был счастлив — в мир открытых диспутов о прекрасном будущем, в его мир.

Замечательный чешский поэт Витезслав Незвал в своей книге «Из моей жизни» так вспоминал о встрече: «Была слякотная весна, вторая половина апреля 1927 года…На наше представление «Малое ревю», которое было составлено из разных литературных поэтических номеров, инсценированных в авангардном духе, должен был прийти Маяковский. Мещанская публика негодовала, наша авангардное общество одаривало нас аплодисментами. После паузы между вторым и третьим номером нас, «актёров», ждал огромный сюрприз: Как гигантский пилон, проломивший крышу, появился на нашей сцене огромный стриженый великан Владимир Маяковский и начал читать свои стихи. Мы в своих театральных костюмах смотрели на него с обожанием, а театральный зал сотрясался от его голоса – голоса Революции. Могучий голос Маяковского с акцентом на второй слог при чтении его «Левого марша» буквально пригвоздил слушателей к стульям. Его потрясающий номер не входил в план нашего представления и даже наши противники наградили поэта бурными аплодисментами. Мы не успели снять свои костюмы, как поэт исчез из театра так же загадочно, как и появился».

Фото: Wikimedia Commons

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №38/382

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЛида Баарова: ангел или демон?
Следующая статьяМесто сборки изменить нельзя

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя