Анна Матвеева: «Я думаю, что члены группы Дятлова стали жертвами испытаний оружия»

0
65
Анна Матвеева: «Я думаю, что члены группы Дятлова стали жертвами испытаний оружия»
Анна Матвеева: «Я думаю, что члены группы Дятлова стали жертвами испытаний оружия»

Уральская писательница и журналистка Анна Матвеева в начале ноября приезжает в Прагу, где готовится перевод её книги «Перевал Дятлова», посвящённый событиям 1959 г., когда в горах на Урале загадочным образом погибла группы молодых туристов. Анна Матвеева выступит в нескольких городах Чехии, проведёт мастер-классы и ответит на вопросы читателей. Накануне визита Анны Матвеевой в Чехию специальный корреспондент ПТ Дарья Подвласова побеседовала с лауреатом российских и международных премий о её творчестве, семье и тайне перевала Дятлова.

Анна, Вы не раз говорили, что идея стать писателем появилась у Вас в голове очень давно, что вы достаточно долго её вынашивали, пока не поняли, как осуществить эту задумку. К тому времени Ввы уже успели заявить о себе как талантливый журналист. Не боялись ли, что Ваше журналистское начало возьмёт вверх над только зарождающимся писательским?

Всё получилось естественно, само собой. Как многие, в детстве и юности я сочиняла рассказы и стихи (стихи были очень плохими, рассказы – чуть лучше), но всерьёз относиться к этому творчеству было невозможно. Лет в девятнадцать сочинила первую повесть и принесла её в журнал «Уральский Следопыт» – к счастью для меня, редактор Юрий Шинкаренко нашёл, за что похвалить этот текст, хотя хвалить его было совершенно не за что. В своих способностях я сомневалась, но поддержка подоспела вовремя, и Юрию Шинкаренко я по сей день благодарна. Параллельно с «литературным» сюжетом в моей жизни развивался роман с журналистикой. Для меня журналистика и писательство всегда были двумя совершенно разными мирами, которые почти не пересекались, и помешать один другому, соответственно, никак не могли.

В одном из интервью Вы сказали, что для того, чтобы начать свой путь в мире литературы, человек «должен обзавестись жизненным опытом, а уж потом писать. Либо же он гений и сразу создает великие вещи. Но это не мой случай». После чего Вы поняли, что пришло время «выпустить на волю» своего внутреннего писателя?

Мои рассказы не сразу стали получаться такими, чтобы их можно было показать кому-то ещё. Как только появился первый рассказ, которым я была, пусть и с оговорками, довольна, я сразу же отправила его в редакцию литературного журнала «Урал». Рассказ попался на глаза Николаю Коляде, возглавлявшему в ту пору редакцию «Урала», и он его стремительно опубликовал. Получаться у меня что-то стало не после какого-то особенного события, а потому что я по-настоящему много работала над своими текстами, сознательно развивала способности, училась и мучилась. В моём нынешнем «успехе» (это слово я поставила бы в кавычки, потому что до настоящего успеха ещё далеко) много труда, и мне кажется, так происходит у всех моих коллег. За исключением гениев.

 

«Перевал Дятлова» можно, по праву, назвать вашим громким дебютом. Как пришла в голову идея совместить в одном произведении разные литературные жанры? 

Когда работала над «Перевалом…», то хотела, чтобы читатель вместе со мной разгадывал эту загадку, но не «перегружался» документами и мог порой отдохнуть, переключившись в режим обычной современной жизни, где есть кофе, компьютеры и коты. Поэтому я придумала для романа особый формат – тем, кого интересовали только документальные сведения, предлагалось придерживаться основного шрифта. У этой книги счастливая судьба – она выдержала много переизданий, стала настоящим бестселлером,  и на любой встрече с читателями любой страны мира, меня обязательно спрашивают: «Что же случилось на перевале Дятлова в 1959 году?»

 

И правда, что же случилось? Какой версии придерживаетесь лично Вы?

Я считаю, что на перевале проходили испытания некоего нового оружия, случайными жертвами которого стали дятловцы. Как видите, никакой мистики.

Работа над историей гибели тургруппы Дятлова потребовала многочасовой кропотливой работы с архивами. Как удалось получить доступ к документам?

Мне очень повезло – впрочем, тем, кто знает, что ищет, почти всегда везёт. Во-первых, когда я начинала работу над книгой, рядом была Елена Коськина, хранительница дятловских архивов, которая щедро поделилась со мной всем, что ей удалось собрать. Во-вторых, родственники дятловцев в ту пору ещё охотно встречались с «прессой» – и передали мне для работы личные дневники ребят. В-третьих, я, действительно, подавала заявку в областной архив партии – разыскивала радиограммы поисковиков и обнаружила их без всяких сложностей.

Дневник, подобно транзистору, передаёт эмоции и переживания не только сквозь расстояния, но и время. Что вообще чувствовали, когда читали личные записи ребят?

Очень точное определение дневника! Помню, как волновалась, когда впервые увидела эти старые записные книжки, потрепанные тетради и блокноты. Даже открыть их решилась не сразу, и, читая, старалась делать перерывы, чтобы полученная информация не мешала иным впечатлениям от работы с этими уникальными документами. Здесь всё было важно: и тактильные ощущения от старой бумаги, и запах истёртых страниц, и выцветшие чернила…

Екатеринбург — ваш родной город. Что значит для вас быть автором, который по-настоящему любит свой родной край, который рассказывает о жизни простых людей там?

По-моему, писатель должен писать о том, что он хорошо знает и любит – а для меня это Урал и уральцы. (Ну и ещё Париж, замечу в скобках). Осенью этого года в Редакции Елены Шубиной (АСТ, Москва) выйдет моя новая книга «Горожане», посвящённая выдающимся людям, сыгравшим важную роль в жизни Екатеринбурга. Девять новелл, восемнадцать героев, парные портреты – всё во славу нашего прекрасного города. Мне очень повезло родиться и жить в этом городе.

Не упомянули ли в своей новой книге об известных уроженцах сердца Урала кого-нибудь из своих предков?

Да, я решила, что имею право посвятить одну новеллу из книги моему отцу и моему деду – Александру Константиновичу и Константину Константиновичу Матвеевым. Оба они были коренными уральцами, оба стали выдающимися учёными, дед – минералогом, отец – филологом, лингвистом. Дед изучал камни, отец – слова… В прошлом году в Екатеринбурге было принято решение назвать одну из улиц нашего города Матвеевской – в честь отца и сына, двух профессоров Матвеевых. Это лучше любого памятника!

Расскажите немного про вашего деда. Это именно он стоял у истоков создания Екатеринбургского горного института и Уральского геологического музея?

Константин Константинович Матвеев немало сделал для развития горной науки и горного дела на Урале – ему принадлежит целый ряд открытий, он основал замечательный Геологический музей и одно время даже приобретал для него экспонаты на собственные средства, в честь деда назван минерал «матвеевит». Человеком он был нелёгким – конечно, моё суждение основано на мнении других людей, так как Константин Константинович ушёл из жизни за много лет до моего появления на свет.

Сегодня совсем немногие авторы, как Вы, готовы влюблять читателей в места, где прошли его детство и юность. Известный критик Виктор Топоров даже называет вас основателем «уральского магического реализма». Вы сами себя относите к какому литературному направлению?

Виктор Леонидович Топоров, к которому я всегда относилась с большой симпатией, так припечатал меня своим определением, что мне теперь остаётся только кивать и соглашаться – ну да, магический, ну да, уральский. На самом деле, я равнодушна ко всяческим попыткам уместить в рамки жанра то, что прекрасно может существовать без них.

«Тайна перевала Дятлова» стал Вашим первым произведением, которое было переведено на иностранный язык (а именно на французский). Как удалось договориться с зарубежной стороной о таком сотрудничестве?

Права на переводы моих книг на иностранные языки принадлежат немецкому литературному агентству Nibbe&Wiedling. Французское издание – заслуга моих агентов Беттины Ниббе и Томаса Видлинга при активном участии Анастасии Лестер. Я ничего для этого перевода не сделала, разве что прилетела на презентацию во Францию. В настоящее время мои агенты готовят сразу несколько новых контрактов, но я не буду о них рассказывать из суеверия.

Сейчас в Праге готовятся переводы двух Ваших книг – «Тайна перевала Дятлова» и «Найти Татьяну». Почему именно эти произведения?

Таким стал выбор чешских издателей. Книжный бизнес – дело очень сложное, у каждой читательской аудитории есть свои особенности, которые нужно учитывать. Я выбором чешской стороны довольна, надеюсь, что и читателей эти книги не разочаруют.

В своей передаче Владимир Познер после разговора с Захаром Прилепиным рассуждал на тему «русскости» в современной российской литературе. Под этим понятием ведущий понимает «гипертрофированное выпячивание» уникальности нашей страны, находящийся в вечном поиске собственного пути, отрицание принадлежности к Европе. Полагаете ли, что это негативное явление, мешающее быть понятыми и принятыми в Европе? Считаете ли Вы, что эта черта присуща и Вашим работам?

Нет, не присуща. Более того, я об этом вообще никогда не задумывалась. Мне, как писателю, интересны не абстрактные понятия, а вполне конкретные люди и те чувства, которые они испытывают, – они, смею полагать, во всём мире одинаковы. К примеру, история дятловцев живо волнует французов, испанцев, чехов и так далее – я получаю письма от читателей из разных стран. Однако не сомневаюсь в том, что французам интереснее читать о французах, немцам о немцах, русским – о русских, и так далее. Своё всегда ближе – вы, наверняка, знаете людей, которые не воспринимают переводную литературу, потому что не любят «путаться» в незнакомых именах и чужих реалиях. Это правило не работает только в тех случаях, когда речь идёт о действительно талантливых, ярких, оригинальных книгах – или о невероятных, способных увлечь каждого, историях, но такие встречаются редко.

Что Вы можете сказать о современном уже не западном, а российском читателе? Каков он? И что ему сейчас по душе?

Читают в России разное и по-разному, кто-то ищет в чтении отдыха, кто-то предпочитает сложные тексты: всё как всегда. Если попытаться определить тенденцию, то сейчас это, как я уже говорила, дневники и мемуары, разного рода нон-фикшн, документальная литература. Прозы, худлита сейчас мало как никогда – это подтвердят и читатели, и авторы, и издатели. К счастью, мода меняется, и читательские вкусы – тоже.

Первые публикации Анны появились в середине 90-х годов. На сегодня отдельными книгами вышли сборники рассказов, повести, романы: «Заблудившийся жокей», «Па-де-труа», «Перевал Дятлова или Тайна девяти» («лучшая вещь в русской литературе 2001 года» по мнению Дмитрия Быкова), «Небеса», «Голев и Кастро», «Найти Татьяну», «Подожди, я умру — и приду», «Девять девяностых» и др.

Встречи с читателями в Чехии.

Среда, 02 ноября,  Усти-над-Лабем,   12.00 – 13.30 Педагогический факультет, Университет в Усти-над-Лабем. Лекция для русистов «Современная русская литература. Fiction и non-fiction. Как документы помогают и мешают писать книги. На примере «Перевала Дятлова».14.00 – 15.30 Показ фильма «Перевал Дятлова. Тайна девяти». Ответы писательницы на вопросы. ul.České mládeže 8, 400 01 Ústí nad Labem

Четверг, 03 ноября, Прага. 10.50 – 12.30 Философский факультет. Карлов университет. Лекция «Современная русская литература. Fiction и non-fiction. Как документы помогают и мешают писать книги. На примере «Перевала Дятлова». 18.00 РЦНК в Праге. Показ документального фильма «Перевал Дятлова. Тайна девяти». Ответы писательницы на вопросы зрителей.

Понедельник, 07 ноября, Прага.  18.00 РЦНК в Праге. Творческая встреча с писательницей. Автограф-сессия.

Вторник, 08 ноября, Оломоуц. 11.30 – 13.00 Философский факультет. Университет Палацкого в Оломоуце. Лекция на тему «Литература fiction и non fiction».  13.15 – 14.45 Показ документального фильма «Перевал Дятлова. Тайна девяти». Ответы писательницы на вопросы студентов. Дискуссия.

 Среда, 09 ноября, Брно.  10.00 – 11.30             Философский факультет, Масариков университет. Лекция «Творческая мастерская Анны Матвеевой. Литература fiction и non fiction».

Фото: Wikipedia

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №43/387

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяКитайцы ведут переговоры о покупке плзеньской компании Škoda Transportation
Следующая статьяНет места без духа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя