Кирилл Ларионов: «Одни собирают монеты, я коллекционирую книги о них»

0
37
Кирилл Ларионов: «Одни собирают монеты, я коллекционирую книги о них»
Кирилл Ларионов: «Одни собирают монеты, я коллекционирую книги о них»

Нумизмат Кирилл Ларионов родился в Петербурге 5 июля 1969 года. Учился в финансово-экономическом институте, ныне ФИНЭК, на специальности экономическая кибернетика. С детства много читал, в том числе литературу по нумизматике, посвятив свою жизнь этому интересному занятию.

Кирилл, расскажите, пожалуйста, каким образом нумизматика стала Вашим основным занятием? Как Вы к этому пришли?

В нашей семье, как и у всех, хранились монеты, царские деньги. Помню, когда я был классе в пятом или шестом, наткнулся на копейку с изображением Петра Первого и годом, записанным буквами. Я обратился в нумизматический отдел Эрмитажа для того, чтобы мне расшифровали год и оценили её. В 1993 году знакомый открыл нумизматический центр и попросил поработать на приёмке. В тот момент я учился на последнем курсе и должен был пройти практику, поэтому интересная работа удачно сошлась с требованиями университета.

Много тогда было нумизматических приёмных пунктов?

Нумизматические лавки тогда только начали появляться, в то время как антиквариаты не были такой редкостью, хотя это тоже относительно. Вторые не так специфичны, ведь можно собирать и книги, и мебель, и посуду, и оружие – много-много всего. Тем не менее антиквариаты предполагают больших вложений: одна картина может стоить миллионы, да и к тому же если что-то коллекционируешь, хочется собрать всё от а до я. Нумизматика, конечно, намного уже.

Как в Эрмитаже относятся к подобным просьбам, охотно выполняют?

Мне там никогда не отказывали. Я сразу подружился с работниками отдела, и мы потом долгое время сотрудничали. Ценность и значение многих экспонатов было определено именно там, а я, в свою очередь, немало им отдал. Антиквариат в Эрмитаже всегда был представлен неплохо, а вот с новыми поступлениями были проблемы, особенно в первой половине 90-х годов: раньше новые экспонаты выкупали у фирм, а в то время этот механизм перестал работать, и получить что-то новое можно было только в качестве дара.

То есть в девяностые Вы уже добились серьёзного успеха в бизнесе и могли себе позволить дарить коллекции?

Ну, во-первых, там мне часто помогали, а во-вторых, я, конечно, дарил не золотые монеты, а простые – медно-никелевые. Кроме того, благодаря нашему сотрудничеству у меня была возможность ездить на выставки и конференции, в которых я даже принимал участие.

А как всё начиналось?

Пройдя практику, я продолжил работать в магазине, набираться опыта. Продал свою первую коллекцию за 300 рублей (зарплата инженера тогда была 120) и купил магнитофон. Начала появляться конкуренция, но как-то все уживались, ведь Питер – город большой, богатый. Один магазин, где я работал, был в районе новостроек, второй – в центре. Контингент был разный, но и там, и там неплохо покупалось-продавалось.

Какими знаниями должен обладать специалист по нумизматике?

Как правило, это выпускники исторического факультета или Академии художественных искусств, прошедшие аттестацию в том числе и по смежным дисциплинам. Кроме того, чтобы научиться безошибочно определять, подлинником ли является экспонат, новоделом или подделкой, требуются годы учения и практики. Механизм определения таков: подержал в руках, ощутил, запомнил. Это, конечно, приходит с опытом.

Каковы отличия между российским и европейским нумизматическим рынком?

По моей оценке, в Европе очень интересное денежное обращение и больше возможностей для бизнеса. Здесь можно найти много экспонатов, которые в России не встречаются, и, более того, запрещены: например, холодное оружие, советские награды. Парадоксально, но покупка царских наград у нас легальна, а за советские – статья. Долгое время нельзя было продавать золотые монеты, да и войны наложили свой отпечаток: монеты переплавляли или продавали почти за бесценок – за еду. Европейцы в этом смысле трепетнее относятся к истории, здесь больше сохранилось.

И на каком этапе своей деятельности в Петербурге Вы всерьёз задумались о переезде?

Когда я почувствовал, что изучил русский рынок, мне захотелось идти дальше, развиваться. Остановив свой выбор на Чехии (а я думал не только о себе и своей профессии, но и о семье), несколько лет назад я открыл магазинчик в центре Праги, чем очень доволен. Отсюда и до других стран рукой подать, есть возможность ездить на выставки, аукционы. И в Чехии очень много аукционов, почти в каждом городе, причём толерантные, поскольку в них могут участвовать конкуренты. И что очень хорошо – можно купить товар прямо «со столика».

Отличается ли покупатель в Чехии, сильна ли конкуренция?

В сущности, коллекционер есть коллекционер независимо от времени и происхождения. Кто-то придёт и часами будет копаться в шкатулке – в итоге купит одну монетку. Кто-то придёт с конкретной просьбой: «Покажите монеты не дешевле 2000 евро». Разница в интересах. Один мой знакомый, например, собирает монеты с изображениями паровозов разных стран. Сейчас ему не хватает монеты с паровозом Северной Кореи, для чего нужно ехать в страну, а это довольно дорогое удовольствие.

От чего зависит ценность монеты?

Главным критерием являются тираж и качество, насколько хорошо монета сохранилась. В качестве вторичного критерия можно назвать автора изображения, но в этом отношении всё довольно относительно. Например, юбилейные десятирублёвые монеты с изображением городов в своём большинстве оцениваются в 30-50 крон, а вот с изображением Чечни – дороже.

Часто ли бывают случаи, когда люди приходят что-то сдать по причине ненадобности, надеясь хоть что-то за это получить, а в итоге оказывается, что это редкие дорогие экспонаты?

Случается и такое. Здесь, в Чехии, например, ко мне приходила одна русская дама со шкатулкой монет, которая осталась от мужа. Монеты были в идеальном состоянии – было видно, что их специально собирали. Я оценил коллекцию в 30 000 крон, чему женщина, конечно, обрадовалась. Помню, она тогда сказала: «Ой, а я и не знала, что у нас дома такие ценности хранятся!».

Вы, наверное, и литературой располагаете?

Безусловно. У меня очень большая библиотека с книгами по нумизматике – около трёх тысяч экземпляров. Когда я только начинал интересоваться, такая литература была большим дефицитом. Но раз уж коллекционером монет мне не было суждено стать (вы, конечно, понимаете, что ты либо коллекционер, либо продавец), то книги я собирать могу. В Прагу, правда, ещё не всё удалось перевезти – такие объёмы руками не унесёшь.

Кирилл, а нужно ли платить за оценку товара?

За оценку платить не нужно, хотя не все об этом знают. Иногда люди просто боятся показать что-то специалисту из-за неуверенности в ценности экспоната. Я же делаю это с удовольствием, тем более мне всегда интересно видеть новые вещи, сравнивать. Как я уже говорил, в Чехии много ещё не изученного мной материала, поэтому я охотно помогаю с оценкой, рассказываю историю принесённой вещи. Приятно и обрадовать людей, как ту женщину со шкатулкой, например.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №43/387

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяОбходные манёвры чешского бизнеса
Следующая статьяОсень с зелёным домоседом

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя