Российский фотограф с кубинскими корнями видит в Москве солнце Кубы

0
18
Российский фотограф с кубинскими корнями видит в Москве солнце Кубы
Российский фотограф с кубинскими корнями видит в Москве солнце Кубы

Очаровательная Вивиан дель Рио — российский фотограф кубинского происхождения признаётся, что самые дорогие для неё работы сделаны в Москве. По словам Вивьен Красная площадь для неё, как магнит. Она счастлива, когда в свободное время снова и снова приходит туда работать.   Вивиан – уличный фотограф», она любит фотографировать улицу. На её фотографиях столицу узнать трудно. «Может быть, дело в  моих кубинских корнях?» — улыбаясь, поясняет она. По специальности она художник и начинала свою творческую  карьеру как живописец. Но с появлением цифровых технологий жизнь, как говорится, перевернулась. Вивиан является автором понятия, которое она сама сформулировала как «бессознательная живопись», и одноимённой серии фотографий. О том, как выстраивались её отношения с «бессознательной живописью», Вивиан, приехавшая в Прагу на пленэр, рассказала корреспонденту «Пражского телеграфа» Татьяне Наумовой, когда  они встретились в Российском центре науки и культуры.

Говорят, что каждый человек видит мир по-своему, в разных тонах. А Ваши фотографии такие яркие, насыщенные. Связано ли это с Вашим мироощущением? Вы позитивный человек?

Дело в том, что у меня папа кубинец, и я всё детство провела на Кубе. А вы знаете, что там всегда солнечно. И я думаю, что именно это и повлияло на моё мироощущение.   Я была художником, работала с книгами, иллюстрациями, а потом в какой-то момент  начала снимать просто для себя. Фотографии выкладывала в социальные сети, а люди советовали сделать выставку. Это было очень  странно, потому что я только начинала снимать. А ведь это был приблизительно 2002 год, когда цифровая камера только появилась. А когда я сделала выставку, все отметили эту яркость в фотографиях, и стали задавать вопросы, как же это получается — делать мир радостным и весёлым?

В Москве же не может быть так ярко, Москва совсем не такая солнечная, как Куба. И тогда я ещё не могла ответить на этот вопрос. Некоторые просто не верили: «А это не фотошоп?», но я им просто не пользуюсь, я выбираю интересные для меня кусочки на улицах и их фиксирую. В 2008 году я оказалась на Кубе. Как только я  вышла из аэропорта, увидела этот яркий свет, насыщенность и в тот момент поняла, откуда корни.

Как художник вдруг оставляет кисти и начинает фотографировать?

Дело в том, что я всегда хотела фотографировать, но у меня очень поздно появился фотоаппарат. В советское время мне подружки давали свои камеры на время, но идти с ними на улицу мне было как-то неудобно: чужое ведь. А фотография — это такая штука: чем больше снимаешь, тем лучше становятся кадры. Вообще фотография — это искусство отбора. Можно сделать много кадров, а потом нужно выбрать лучший. Или его просто не будет. С чужим фотоаппаратом это было невозможно. Ну и плюс пленка. Мало того, что она дорого стоит, так она ещё и быстро кончается, засвечивается, царапается. Я помню, что печатала все ночи напролёт. Это была настоящая страсть. А когда появилась цифровая фотокамера, я поняла — это мой век! Я не люблю, чтобы меня ограничивали, люблю полную свободу во всём. И такая камера  дала мне эту свободу. Плюс социальные сети – они работают как выставочная площадка, это тоже свобода, выкладываешь — и тут же идёт реакция людей.

Но в социальных сетях фотографий столько, что кажется, что в мире все фотографы.

История фотографии всё расставит по своим местам. Всегда лучшими становятся единицы. На самом деле, вся история человечества шла к изобретению фотоаппарата. Людям его не хватало. Ведь хочется запечатлеть то, что ты видишь, что тебя  восхищает. Богатые люди могли заказывать портреты у художников, а бедные не могли себе этого позволить. А теперь это доступно всем! Мы можем зафиксировать всё, что угодно! И это прекрасно, что так много людей занимается фотографией. Я считаю, что фотоаппарат  — это отличный инструмент для доказательства своего  существования. Прекрасно, что люди этим увлечены. Фотоаппарат к тому же (не смейтесь, ради бога) — это дорогая игрушка! Некоторые люди десять раз подумают: пойти погулять с друзьями или начать копить на новый объектив.

Почему Вы выбрали именно стиль уличной фотографии?

Мне нравятся уличные фотографии, потому что они не постановочные. Ты изучаешь пространство города, ты, как охотник, ловишь кадры, и ты никогда не знаешь, что тебя ждёт за углом. Каждый сюжет я снимаю по несколько раз, не люблю стоять долго на одном месте. Но всегда выбираю только один кадр. Всегда очень тороплюсь, быстро перехожу с места на место. И не люблю «сидеть в засаде», потому что в то время, пока я жду, мне кажется, что упущу что-то  любопытное. Но это только мой стиль.

Как возникает ощущение: «это тот самый» кадр?

Я сразу его вижу, я же художник, мне очень важно, чтобы каждая моя фотография была как отдельно взятая выстроенная сцена. Также важно, чтобы моя фотография не давала зрителю даже заподозрить, что за её пределами есть ещё что­то. Всё самое главное у меня внутри фотографии. Слежу за краями, не отрезаю людям руки и  ноги, если это я и делаю, то делаю специально.

Вы ждёте вдохновения?

В любое свободное время я выхожу на улицу и просто ловлю кадры. Иногда мне попадается натура, иногда нет. Когда я нажимаю на кнопку, у меня словно что-то загорается внутри — и уже хорошее настроение.

Где Вы больше всего любите фотографировать?

Всегда тянет на Красную площадь. Может, Москва такая, все дороги ведут туда. Красная площадь и Манежная, Александровский сад — мои любимые места для фотографии, там много цвета и люди расслабленные, снимают друг друга, позируют. Получается много смешных моментов. Плюс красные стены Кремля очень хорошо как фон работает. Меня как магнитом туда тянет.

Вы много путешествуете. А как насчет фотографий в пути?

Когда ты в путешествии, твоя жизнь продлевается, дни кажутся длинными. Но когда меня просят организовать выставку, я всегда достаю фотографии, сделанные в Москве. Почему­то они для меня самые ценные. Может, потому что все остальные мне проще даются? Когда ты в путешествии, тебя всё удивляет, а попробуй удивляться там, где ты ходишь каждый день, где рутина. И когда ты находишь нужный ракурс, это для тебя становится драгоценностью. И работа более кропотливая: ты дотошно изучаешь город, всё, что, казалось бы, знаешь на память. Я даже думаю, что могла бы сотрудничать с московской городской Думой: я знаю каждую подворотню, где что выщерблено, где что не так лежит, где надо что- то поправить, подкрасить.

А почему идёте на улицу?

Может быть тоже из-за того, что видела в детстве на Кубе. Там люди живут практически на улице. Особенно когда жара спадает, они выходят из домов, общаются с соседями, дети бегают, играют в футбол, взрослые играют в шахматы, шашки, домино, кто­то поёт, кто­то ругается — это жизнь, там всё кипит. И не надо быть фотографом, чтобы там снимать, просто поставил камеру на автомат и иди на пляж. Только вот в Москве ничего не происходит на улицах, все просто куда­то бегут и потому уловить жизнь кажется ещё важней.

У Вас очень часто проходят выставки, что это Вам даёт для творчества?

Выставка для фотографа очень важна. Вообще фотографии не существует, пока она не напечатана. Виртуальное — это не фотография, это экран. У всех экраны разные: и цвет, и размер. А у каждой фотографии на самом деле существует свой размер, и надо  всегда решать, в каком размере печатать фотографию. На выставке очень важна  работа печатника, какой человек печатает. Фотографы, которые продают свои работы,  печатают их в ограниченных экземплярах и потом уничтожают плёнку. Печатник и фотограф добиваются определённого качества и цвета, чтобы потом это достойно было представлено на выставке. И за это я люблю фотографии, за то, что там больше, чем я могу придумать.

Но ведь выставки – это и обратная связь?

Была у меня выставка, которая называлась «Бессознательная живопись». Вы обращали внимание, как коммунальные службы закрашивают надписи на стенах разными красками, отличными от цвета домов? И получаются такие необычные цветовые пятна. Фотографии эти пятен  ужасно похожи на живопись, я специально этого хотела добиться, чтобы сложилось такое впечатление, будто это рисовал художник XX века: Малевич, Ньюман, Кандинский. И мне забавно было наблюдать за людьми, хоть фотографии были в рамах за стеклом, люди подходили и пытались сквозь стекло потрогать, не нарисовано ли это.

Чему Вы учите тех, кто приходит к Вам на курсы?

Дело в том, что мой курс короткий, состоит он всего из 6 занятий. За эти занятия я пытаюсь открыть людям глаза, пытаюсь показать свет, который они не замечают. Ведь это так просто: если ты начинаешь на что­то обращать внимание, то ты тут же начинаешь это видеть. Непрофессионал видит те цвета, которые подходят под его настроение, а  профессионал должен видеть все цвета и уметь их сочетать. Я показываю людям,  куда им нужно двигаться, чтобы развить это умение. На занятиях я  заставляю людей рисовать, потому что, чтобы почувствовать цвет,  надо поработать с красками.

Расскажите о своей фотокниге «Habana+Москва».

Идея книги простая. Там идёт сравнение Москвы и Кубы. Я специально подбирала кадры,  чтобы было непонятно, где какой город. Ведь главное, как человек смотрит на это  собственными глазами, не важно, где Москва, где Гавана, где Париж, а где Прага. А процесс создания таков: когда я была на Кубе, много снимала. Когда вернулась, мне  предложили сделать выставку. И к ней должен был быть каталог с работами. Но  выставка в итоге не состоялась, зато макеты остались. И мне пришла в голову идея сделать из этого каталога книгу с моими фотографиями. Потом я приняла  участие в программе, где правительство Москвы поддержало мою идею, и  мне удалось всё опубликовать.

Вивиан дель Рио

Родилась 1 октября 1966 года в Москве. Отец — физик Хенаро Хосэ дель Рио Эрнандес, кубинец испанского происхождения, мама — художник Татьяна Соломатина. В детские годы (1967 по 1974) часто ездила на Кубу в Гавану.

Вивиан дель Рио — российский фотограф, художник-иллюстратор, дизайнер. Но в последнее время её увлекла уличная фотография.

Окончила факультет художественно-технического оформления печатной продукции Московского университета печати по специальности художник-график.

Сотрудничала с издательствами «Вагриус» ,«Октопус», «Свой Бизнес», LAN, Wallpaper, «Огонёк», Madame Figaro, Playboy, Publish, «Интерьер & дизайн» и др.

Фото: Wikimedia Commons

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №40/384

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 142 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяКак воспитать мужчину
Следующая статьяПоэт Михал Горачек выставил свою кандидатуру на выборы в президенты

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя