Максим Горький всё-таки доехал до Праги

0
16
Максим Горький всё-таки доехал до Праги
Максим Горький всё-таки доехал до Праги

Знаменитый русский писатель Максим Горький приехал в Прагу «транзитом»: оттуда его путь шёл в любимую Италию, где Горький хотел поправить здоровье. В Праге писателя с нетерпением ждали, но он предпочитал уединение. Долго не задержавшись, уехал в Марианске-Лазне.

27 ноября 1923 года Горький приехал в Прагу, где вместе со своей семьёй – сыном Максимом, его женой Надеждой и секретарём Марией Будберг остановился в отеле «Беранек». Его сразу же навестил давний приятель, поэт и литературный критик Владислав Ходасевич. Ходасевич был знаком с Горьким ещё до отъезда из России и относился к писателю с теплотой и уважением. Поначалу он попытался вовлечь Горького в культурную жизнь эмигрантов из России, которых в Праге в это время было достаточно, но вскоре понял, что Горький просто избегает людей. Ходасевич позже объяснял, что сообщения в пражских газетах о том, что известный русский писатель по состоянию здоровья прикован к постели, были специально преувеличены, чтобы избежать излишнего внимания.

Хотя, с другой стороны, тем самым писатель даже помог местной интеллигенции, которая опасалась, что после торжественных встреч с Горьким будет сложно поддерживать дальнейшие товарищеские связи с жившими в Праге русскими эмигрантами. Те воспринимали Горького как сторонника большевизма, многим из них его взгляды казались враждебными.

Правда, нельзя было отрицать, что воздух Праги, наполненный угольной пылью, и в самом деле имел неблагоприятное воздействие на писателя, болевшего в молодости туберкулёзом. Но Ходасевич думал, что одна встреча в Праге всё-таки состоится, он хотел организовать встречу Горького с жившей в это время здесь Мариной Цветаевой. Казалось бы, встрече в отеле «Беранек», где Цветаева встречалась с Ходасевичем за чашечкой кофе, ничто не препятствовало, но, похоже не хватало только желания сторон.

Ни Марина Цветаева, ни Максим Горький на инициативу не отозвались. Познакомиться лично им так и не удалось. Ариадна Эфрон, дочь Цветаевой, позже писала: «В Праге Ходасевич не просто предлагал познакомить её с Горьким, которого очень любил, но рвался сделать это, благо до Горького, остановившегося в той же гостинице, было буквально рукой подать. Марина, однако, отказалась – по тому же сложному чувству внутреннего запрета, которое когда-то заставило её раствориться в толпе, окружившей Блока на последнем его выступлении в Москве, запрета, не позволившего просто подойти, просто познакомиться».

О том, что Марина Цветаева ценила творчество Горького, видно из её письма своей знакомой, чешской писательнице Анне Тесковой по поводу присуждения Бунину Нобелевской премии: «Я не протестую, я только не согласна, ибо несравненно больше Бунина: и больше, и человечнее, и своеобразнее, и нужнее – Горький. Горький – эпоха…».

А вот Горький поэзию Цветаевой не понимал. В письме к Борису Пастернаку от 19 октября 1927 г. он резко отозвался о её стихах: «С вашей высокой оценкой дарования Марины Цветаевой мне трудно согласиться. Талант её мне кажется крикливым, даже – истерическим, словом она владеет плохо… Она слабо знает русский язык и обращается с ним бесчеловечно, всячески искажая его…».

Впрочем, как Горького, так и Ходасевича вполне устраивала уединённость, поэтому они уезжают в Марианске-Лазне. Происходит это через девять дней после приезда Горького в Прагу. На курорте они оказались в самое холодное время, отдыхающих там практически не было, и задержались там на четыре месяца, до 3 апреля 1924 года. «Мариенбад – один из самых прекрасных уголков нашей земли», — сказал как-то Горький о городке. Здесь он получил телеграмму от своей первой жены Екатерины Пешковой с сообщением о смерти Ленина. Здесь по настоянию своего секретаря Марии Будберг он писал воспоминания о вожде Октябрьской революции. Горький почти беспрекословно прислушивался к рекомендациям Муры.

Мура – роковая любовь

Ещё в Берлине к Горькому, направлявшемуся через Прагу в Италию, присоединилась его секретарь и последняя любовь – Мария Будберг или Мура. Это была женщина с бурной и авантюрной судьбой,  её считают двойным агентом ОГПУ и английской разведки. Она дважды была замужем, обладала удивительной способностью покорять сердца мужчин при достаточно обычной, по мнению современников, внешности. Мужчины любили её так, что готовы были покорно делить с другими.

С Горьким в 1919 году её познакомил Корней Чуковский, предложив 27-летнюю даму в качестве секретаря. Мура осталась, быстро вытеснив из петроградской квартиры многолетнюю хозяйку и гражданскую жену писателя, бывшую звезду Московского Художественного театра Марию Андрееву. Горький стал просто зависим от энергичной, взявшей всё под свой контроль и опеку Муре. В 1920 году гостем пары стал английский писатель Герберт Уэллс. И сразу же попал под чары этой женщины. Она гуляла с ним по Петрограду, сопровождала повсюду и не сопротивлялась настойчивым ухаживаниям. Горький знал об этом, но простил. Больше ревновал Уэллс, который полюбил Марию Будберг на всю жизнь.

Говорят, что Горький вернулся в советскую Россию опять же по убеждению Муры, она же уехала в Англию, к Уэллсу. Самые отважные исследователи считают, что последняя возлюбленная и отравила Горького, приехав навестить больного писателя в Горки вместе с Генрихом Ягодой, главой НКВД. Максим Горький умер через двадцать часов после этого визита.

В июле 1951 года в Марианске-Лазне на здании отеля, в котором жил Горький, появилась памятная доска. Имя писателя носит отель Maxim.

Фото: Wikimedia Commons

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №45/389

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяОрден крестоносцев у Карлова моста
Следующая статьяНет места без духа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя