Крепость Йозефов – место доблести, страданий и веры

0
93
памятник «Павшим за Отечество»
памятник «Павшим за Отечество»

Газета «Чехия сегодня» в сотрудничестве с представительством Министерства обороны РФ по организации и ведению военно-мемориальной работы в Чехии открывает новую рубрику. Она будет посвящена историческим местам, где захоронены российские воины. Первый материал – о кладбище в крепости Яромерж-Йозефов.

Чуть больше 100 лет назад, в декабре 1916 года, в крепости Йозефов – пригороде западно-чешского города Яромерж был открыт уникальный памятник «Павшим за Отечество», автором которого стал тульский скульптор Николай Александрович Сушкин.

В начале сентября 1916 года Карел Крацик, бывший импресарио, ставший во время Первой мировой войны владельцем небольшого продуктового магазина в крепости Йозефов, получил неожиданный подарок – широкую цепочку, плетёную из мельчайшего бисера. На цепочке была дата «З0.8.1916». Эту цепочку Карел Крацик сохранил до конца жизни. Для него это был один из самых дорогих подарков. Цепочку сплели российские военнопленные, находившиеся во время Первой мировой войны в лагере военнопленных, расположенном в крепости Йозефов, пригороде небольшого городка Яромерж на пути из города Градец Кралова в Наход.

В Чехии с 1914 по 1916 г.г. было несколько лагерей российских военнопленных. В Яромержи – самый большой, откуда пленённых воинов отправляли в другие лагеря.

Славянское братство

Первая мировая, которую в России называли «Великой европейской войной» – это рубежная война. Пожалуй, последняя в современной истории, в которой соблюдались условности, правила приличия и международные соглашения. И как весь мир отражается в капле воды, так и Великая европейская война отразилась в судьбах чешского торговца Карела Крацика и тульского скульптора Николая Сушкина – обычных людей, ставших героями, но никогда себя героями не считавшими.

Карел Крацик до войны и в самом её начале занимался организацией концертов и выступлений театральных коллективов в разных городах Чехии. Он смог стать довольно известным импресарио и вёл жизнь обеспеченного холостяка, не считавшего нужным отягощать себя семейными узами. Его жизнь поменялась в ту минуту, когда в Йозефов приехал первый состав с российскими военнопленными.

Надо отметить, что обезлюдевший сейчас Йозефов во времена Австро-Венгерской империи был известной крепостью, в гарнизоне которой число генералов было ненамного меньше, чем в Вене. О красоте танцевального зала Йозефова ходили легенды, а офицеры по вечерам проигрывали в нескольких казино крепости целые состояния. Впрочем, это всё было до Великой европейской войны.

В конце августа Йозефов почти опустел – гарнизон отправился на фронт. Но скоро до жителей долетел слух о том, что вот-вот прибудут эшелоны с первыми ранеными, а за ними – и военнопленными.

«Первый состав с ранеными и больными прибыл на йозефовский вокзал поздно ночью. Чешские женщины и девушки, члены Красного креста, под надзором усиленной полицейской охраны давали раненым закуски и напитки. Раненые из Австро-Венгрии были полностью отделены от русских раненых, поскольку, согласно суровым приказам высокопоставленных чинов Австро-Венгрии, закуски и напитки раненым русским давать было запрещено.

Законы, однако, создаются для того, чтобы их нарушали, именно это произошло в Йозефове. Сам начальник полицейского участка Йозефова вахмистр Маурер, хотя и был немцем по национальности, не препятствовал членам Красного Креста и нёс свою службу так, что не только женщины, но и мужчины, расхрабрившись, входили в вагоны к раненым русским и давали им закуски».

Эти воспоминания взяты из книги Карела Крацика «Из жизни пленных русских у нас», которую бывший импресарио написал незадолго до своей кончины в 1930 году. Простой и бесхитростный язык повествования, фотографическая точность в изображении деталей доносят до нас неповторимую атмосферу того времени и раскрывают незаслуженно забытые страницы отношений между россиянами и чехами.

«После каждого приезда состава военнопленные разделялись на три группы: русские, поляки и монголы. Оставшиеся представляли собой многонациональную смесь. Больных пленных отправляли соответственно заболеваниям в различные отделения, построенные во время войны при гарнизонном госпитале. Внимание гражданского населения привлекали мощные фигуры широкоплечих русских земледельцев и невысокие фигуры русских солдат азиатского происхождения. Черкесы и солдаты финской гвардии выделялись своей разноцветной военной формой, похожей на французскую», – пишет Карел Крацик.

Город из бараков

В лагере, который по мере поступления новых военнопленных расширялся и превратился в целый город из бараков, были построены пекарни, на реке открыли 35 купален. Для православных верующих в одном из бараков открыли домашнюю церковь.

Сразу после приезда в Йозефов военнопленных отправляли в баню, потом им делали прививки и размещали по баракам, в каждом из которых находилось по 600-800 человек. Прививки были необходимой мерой не только и не столько из-за заботы о военнопленных, сколько из-за опасений распространения инфекционных заболеваний за пределы лагеря, ведь российские солдаты и офицеры частенько оказывались за воротами из колючей проволоки.

Пленные солдаты, вооружённые мётлами, лопатами и скребками, были заняты на уборке города, работали подсобными рабочими у каменщиков и строителей.

Военнопленные создали свой музыкальный оркестр и хор, а также театр, в котором из-за отсутствия женщин среди военнопленных все роли исполняли мужчины.

«Вечером лагерь военнопленных представлял собой удивительное зрелище. При ярком свете электрических ламп производил впечатление большого города. Но сколько горя и бед было спрятано под этим прекрасным освещением! На Рождество 1914 года в Йозефове было 38 700 пленных русских», – отмечает в своей книге Карел Крацик.

Самому младшему из военнопленных, находившихся в лагере, было 12 лет, самому старшему – 60. Охранниками служили в основном венгры. В йозефовских архивах можно найти пометки о тех временах. «Дня 3 октября 1914 года умер первый русский военнопленный Павел Лагудин. Через двадцать три дня после этого первым от холеры умер Моисей Поломужный, и мертвые продолжали прибывать. Дня 3 ноября того же года первым от брюшного тифа умер русский пленный Тихон Орзеренко, и опять прибывали умершие. Дня 22 февраля 1915 года первым от сыпного тифа умер русский военнопленный Тихон Ляхва, и прибывали еще мертвые».

В те времена каждый день на местном кладбище хоронили двоих-троих россиян, бывали дни, когда похороны продолжались от восхода до заката. Священники вспоминали, что отпевали и по 20 человек в день. В отчетах руководства крепости указано, что всего за этот период в Йозефове умерло 1352 российских воина.

В память о павших

А выжившие совершили невозможное. Они добились от австро-венгерского военного министерства разрешения поставить памятник на могилах соотечественников. В начале 1916 года русскими офицерами был организован комитет по созданию памятника. Его возглавил подполковник Агапиев.

В марте был объявлен конкурс на лучший проект, в котором победил один из военнопленных – архитектор Александр Михайлович Макаров. Однако Вена не дала разрешения на его создание, потому что на вершине памятника должен был находиться двуглавый орел. После долгих согласований было принято решение позволить строительство скульптурного комплекса по проекту другого военнопленного – туляка Николая Александровича Сушкина.

Проект прапорщика Сушкина занял в конкурсе второе место. Николай Александрович позже вспоминал, что памятник ему привиделся во сне. На свой страх и риск комендант лагеря полковник Моллик выдал разрешение начать работы по отливке бетонных статуй еще до получения официального разрешения из Вены – в июле 1916 года.

5 месяцев под неусыпным надзором стражников-венгров Николай Сушкин и его помощники – скульптор польского происхождения Леонард Добровольский из Киева, строитель Франтишек Синек из Петрограда и другие каменщики – в морге местного кладбища отливали части будущего памятника.

Местный хроникёр Антонин Гофмайстер в своей книге «Йозефов во время мировой войны 1914-1918 гг.» пишет, что за работу подручные, которых было в разные дни от 20 до 25 человек, получали в день 40 галеров. Памятник обошелся в 4600 крон. Материал для него – цемент, песок и конструкции – подарила воинская казна. Австрийское военное министерство частично финансировало работы, но большую часть денег собрали сами военнопленные.

17 декабря 1916 года в присутствии находившихся в лагере русских офицеров и делегации солдат, а также австрийских офицеров памятник был торжественно открыт. Речь при открытии произнес комендант лагеря. Русский подполковник по-немецки его благодарил. Скульптуры были освящены православным священником Богданом Петровичем из соседнего лагеря военнопленных в г. Броумове.

В основание памятника была вложена медная дощечка с надписью на русском языке: «Основан 16 августа 1916 года в присутствии старшего офицера подполковника Перлика, председателя комитета подполковника Агапиева и скульптора прапорщика Сушкина».

Там же, в основании, находится засмоленная бутылка, в которую вложены листы с подписями русских офицеров, интернированных в то время в Йозефов, и 10 серебряных монеток.

Памятник благодаря заботам мэрии Яромержа сохранился в великолепном состоянии. Он – воплощенное торжество идеи терпимости и веры. Страдания и терпимость символизирует голова Спасителя Христа в терновом венце, как будто высеченная в скале. Между ней и крестом на вершине – строки «Нет большей любви, неж положить душу свою за други своя» (Иоанн, 15,13).

Стоящая на коленях боярская дочь – это Россия, оплакивающая своих сыновей над их братской могилой. Рядом с ней оперся на меч старый воин. Это прошлое России. На противоположной стороне памятника двое детей читают в огромной книге славную историю своих предков. Дети – это будущее России. Один из них поднял голову и будто вчитывается в высеченные над головой строки: «Да сохранится память вовеки в сердцах грядущих поколений о павших за ЦАРЯ и РОДИНУ русских воинах в великую ЕВРОПЕЙСКУЮ ВОЙНУ» ..

Забота о памятнике – общее дело

По-разному сложились судьбы российских военнопленных. Николай Александрович Сушкин в лагере заболел туберкулёзом. В 1917 году его обменяли на австрийских военнопленных, он вернулся на Родину.

А памятник остался. В 2006 г. усилиями посольства РФ в ЧР был проведен его капитальный ремонт. В 2016 г. благодаря активному сотрудничеству чешской общественной организации «За европейское мультикультурное общество» и представительства Минобороны России по организации и ведению военно-мемориальной работы в Чехии во главе с Валерием Конновым были проведены работы по консервации памятника и подготовке к новому капитальному ремонту

«Особо необходимо отметить, насколько искренне руководство магистрата города Яромерж-Йозефов шло навстречу нам при организации работ по консервации памятника. Мэр города Йиржи Клепса лично следил за тем, чтобы все необходимые для этого разрешения были предоставлены максимально быстро, – говорит председатель общественной организации «За европейское мультикультурное общество» Ольга Кондрашина. – Представитель магистрата Йиржи Сватош помог получить разрешение на работы по консервации памятника буквально в течение месяца. Магистрат рассмотрел этот вопрос на внеочередном заседании. Работы проводила компания Bau-AMSTAV trade company».

24 и 25 ноября 2016 года в Чехии прошла серия мероприятий, посвящённых столетию открытия памятника «Погибшим за Отечество».

В 2006 году вышла в свет книга Карела Крацика «Из жизни пленных русских у нас», содержащая 23 очерка о повседневной жизни лагеря Йозефов и помощи военнопленным, которую оказывали местные жители. Книга была издана на двух языках – чешском и русском. В 2016 г. книга была переиздана, в неё были добавлены списки подданных российской империи, которые были похоронены на кладбище в Йозефове. Их фамилии удалось восстановить благодаря работе городского музея Яромержи во главе с бывшим директором Ольгой Мертликовой. Книга на чешском и русском языках увидела свет благодаря помощи Национального фонда поддержки правообладателей.

Юбилейные мероприятия прошли под патронажем Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в ЧР Александра Змеевского и магистрата г. Яромерж-Йозефов при поддержке представительства Россотрудничества в Праге. Партнёрами акции выступили российская корпорация по атомной энергии Росатом, компания CERVA GROUP a.s., Национальный фонд поддержки правообладателей (Россия) и Российско-чешская смешанная торговая палата.

24 ноября в Хрустальном зале Российского центра науки и культуры прошла международная конференция историков  «Чехия и Россия на перекрёстках Первой мировой войны», в которой приняли участие учёные обеих стран – автор книг о Первой мировой войне Либор Недорост, бывший руководитель музея г. Яромерж Ольга Мертликова, представитель русскоязычного меньшинства в Совете по делам национальных меньшинств при правительстве ЧР Алексей Келин, писатели-историки Дина и Александр Муратовы, историк Кирилл Попов, представитель Министерства обороны РФ по военно-мемориальной работе в Чехии Валерий Коннов и другие. С видеообращением к участникам конференции выступила Ирина Авдюшкина, руководитель военного музея Тульской области. Она рассказала о том, как сложилась дальнейшая судьба автора памятника Н. Сушкина по возвращении из плена.

Частью конференции также стало открытие выставки «За веру и верность», в котором приняли участие вице-президент Российского фонда культуры Лариса Назарова и хранитель фонда Ольга Землякова. До конца 2016 года жители Праги впервые смогут увидеть редкие снимки, запечатлевшие образы членов последней царской семьи Российской империи, а также фотографии Царскосельского госпиталя.

Уроки прошлого

24 ноября на философском факультете Карлова университета открылась выставка фотографий и экспонатов, предоставленных городским музеем г. Яромерж, которые рассказывают о повседневной жизни военных лагеря крепости Йозефов. С кратким приветственным словом выступили директор Российского центра науки и культуры в Праге Леонид Гамза и заместитель декана по работе с заграничными организациями профессор Ева Волдржихова-Беранкова. Из кадров прошлого видно, что отношение к военнопленным в Первую мировую войну было более гуманным. Для пленных были созданы человеческие условия.

Профессор Волдржихова-Беранкова поделилась с присутствующими и сегодняшними проблемами: «Меня часто спрашивают как специалиста по международным связям университета, как мне  удается бесконфликтно общаться с представителями разных стран, с утра встречая делегацию из Азербайджана, а в обед – из Армении, из Южной Кореи или Северной? На это я отвечаю, что мне это неважно, главное, чтобы эти делегации не столкнулись на лестнице. Политические цели разных стран неважны для академических целей университета».

На месте событий

25 ноября юбилейные мероприятия продолжились в городском музее города Яромерж. Здесь состоялся круглый стол, участники которого выступили с докладами об истории военных лагерей на территории сегодняшней Чехии. Ольга Мертликова рассказала о судьбе пленных крепости Йозефов, Барбора Тренчанска сделала экскурс в историю лагеря г. Броумов, Иван Роус рассказал о событиях Первой мировой войны в Либерецком крае.

Торжественная панихида с участием Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в ЧР А. Змеевского, старосты г. Яромерж Й. Клепсы, представителей органов власти и совета Краловоградецкого края, российских и чешских исторических и культурных обществ, Всеказачьего Союза Чешских Земель и Словакии состоялась на военной части кладбища Йозефова у памятника «Погибшим за Отечество». Участники акции в память о подвиге солдат Первой мировой войны возложили венки и цветы к подножию монумента.

Серия памятных мероприятий завершилась праздничным концертом, на котором выступили официальные лица. Посол России в Чехии Александр Змеевский поблагодарил жителей г. Яромерж за сохранение памяти о русских воинах, похороненных в чешской земле.

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Предыдущая статьяЗа впечатлениями в Пльзень
Следующая статьяЧешский аристократ испанской крови

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя