Владелец «ипатьевского дома» и брат лучшего химика СССР

0
20

Революция 1917 года заставила тысячи россиян покинуть Родину. Одним из таких людей был блестящий русский инженер Николай Николаевич Ипатьев. В Праге он преподавал в Политехническом институте, его ученики впоследствии строили железные дороги по всему миру.

Николай Ипатьев родился в 1869 году в семье известного в Москве архитектора. У него был старший брат Владимир Ипатьев, который в будущем станет одним из ведущих химиков в России и США, а также сестра Вера.

Образование Николай Ипатьев получил военно-инженерное. В 1885 году закончил Третий Московской кадетский корпус, в 1888 году – Николаевское инженерное училище в Санкт-Петербурге, получив звание подпоручика. Следом прошли два года службы в армии в инженерных частях, а в 1890-1894 годах Ипатьев учился в Николаевской инженерной академии.

В звании штабс-капитана Ипатьев продолжил службу в инженерных частях русской армии. В числе его крупных проектов – участие в строительстве сложнейшей по рельефным и природным условиям Пермь-Котласской железной дороги в 1899-1904 годах. За свою принципиальность, честность и добропорядочность был назначен членом распорядительного комитета офицерского собрания, делопроизводителем комиссии по заведованию офицерским заёмным капиталом.

В 1906 году Николай Ипатьев принял решение оставить военную службу и заняться частным предпринимательством, благо у него был накоплен огромный опыт решения разных инженерных проблем при строительстве железных дорог. Тогда в год укладывалось до 1000-1500 километров путей, Российская империя подходила к завершению реализация самой длинной в мире железной дороги – Транссибирской магистрали. Поэтому расчет Ипатьева оказался верным.

Он селится в Екатеринбурге, женится и покупает себе особняк, который впоследствии получил печальную известность как тот самый «ипатьевский дом», в котором в 1918 году большевики расстреляют царя Николая II и его семью. Но в промежутке 1906-1917 годов Николай Ипатьев вёл обычную жизнь успешного российского инженера. Он консультировал и работал на строительстве трассы Екатеринбург-Кунгур-Пермь, за что в 1910 году по окончании строительства был награжден золотым памятным жетоном. Сотрудничал с Уральским горным институтом, где активно преподавал.

Однако после череды революционных переворотов 1917 года его довольно бесцеремонно выселили из собственного особняка по распоряжению советских властей, а дом передали местному отделению ЧК. В его доме вплоть до 16 июля 1918 года содержалась семья последнего российского монарха Николая II. Вся семья была расстреляна в ночь на 17 июля, а уже 22 июля 1918 года большевики добродушно вернули здание прежнему владельцу. Правда, Ипатьев отказался там жить. После захвата Екатеринбурга белыми бывший царский инженер сотрудничал в местной городской Думе, продолжил преподавать в Горном институте, но дожидаться очередного прихода коммунистов не стал и уехал из города, чтобы затем уже в 1920 году окончательно эмигрировать из России. В конечном итоге Николай Николаевич Ипатьев оказался в Праге, где до 1938 года преподавал в Политехническом институте и работал как инженер. В определенном смысле Николаю Ипатьеву «повезло» – он не увидел захвата Чехословакии германским Рейхом, он не попал, как многие русские интеллигенты-эмигранты, после 1945 года в советские лагеря. Он умер в 1938 году и был похоронен на Ольшанском кладбище в Праге. Более трагично сложилась судьба его старшего брата Владимира Ипатьева.

Блестящий русский ученый, химик европейского уровня, удостоенный Малой премии А.М. Бутлерова от Русского физико-химического общества в 1895 году, Владимир занимался преподаванием в Михайловской артиллерийской академии, защитил диссертацию и опубликовал ряд серьезных научных работ. В Германии работал в Мюнхене у профессора Байера, а в Париже сотрудничал с известным химиком Вьелем в области пороха и взрывчатых веществ. С 1902 года стал приват-доцентом в Санкт-Петербургском университете. Во время Первой мировой войны Владимир Ипатьев работал над организацией химического производства, исследованием и производством химического оружия и методами химической защиты войск. В апреле 1916 года Ипатьев стал главою Химического комитета при Главном Артиллерийском Управлении.

Приход к власти большевиков Владимир Ипатьев встретил сначала равнодушно и даже с некоторым пониманием. Владимир Ленин называл его «главой нашей химической отрасли». Однако во второй половине 20-х годов Ипатьев стал тяготиться жизнью в СССР, где разворачивался маховик репрессий. Находясь на лечении в Германии в 1930 году, он, узнав о расстреле ряда известных советских ученых, принял решение не возвращаться обратно. Это далось ему тяжело, ибо его младший сын Владимир (и единственный из троих остававшийся на тот момент в живых – старший Дмитрий погиб во время Первой мировой войны, средний Николай был участником Белого движения, эмигрировал из России и умер в Африке от желтой лихорадки), по сути, оказался заложником у коммунистов.

Тем не менее на Западе старший Ипатьев добился немалого успеха и признания. В США он стал автором более 200 патентов, стал членом Национальной академии наук, работал профессором Северо-Западного университета в Чикаго и сотрудничал с компанией Universal Oil Products Company. Он и его ученики сделали значительный вклад в органический синтез и перегонку нефти. Крупнейшим открытием Владимира Ипатьева стал в 1936 году каталитический крекинг, позволивший намного увеличить выход бензина при переработке нефти, а также высокооктановый бензин для авиации. До конца жизни, если верить биографам, Владимир Ипатьев хотел вернуться в Россию, но всякий раз получал отказ.

Анна Семёнова

Фото: perevalnext.ru

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяБургер на любой вкус
Следующая статьяСпасение утонувшего

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя