Игорь Конюков: «Чтобы не отвечать за чужие ошибки, я делаю кино сам»

0
27

Чешский кинематограф всегда удивлял своего зрителя качественной работой. На киностудии Баррандов (Barrandov Studio) ателье никогда не пустовали, но то, что одним из продюсеров нескольких очень успешных чешских фильмов является наш соотечественник, знают немногие. Такова уж доля продюсера: он дарит зрителю фильм, зажигает новые звёзды, о которых знают все, а сам остаётся в тени.

Игорь Конюков по-своему уникален: он единственный российский продюсер, который занимается кино в Восточной Европе. В Германии есть специалисты из России с немецкими корнями, которые инвестируют деньги в немецкое кино.

«Мне бы хотелось заниматься российским кино, но пока там либо глобальные картины, большие, и показывают их большие каналы, либо чернуха. – говорит Игорь Конюков. – А снимать чернуху не хочется. Мне нравится, например то, что снимает Жора Кожевников. Конкуренция большая, но надежды не теряю, пытаюсь, ищу и надеюсь попробовать силы». Но пока работы хватает на «чешском фронте».

Но попытки делать российское кино уже были, правда, оборвались они неожиданно. «В своё время мы с Андреем Звягинцевым собирались снимать здесь, в Праге фильм „Галина“, – вспоминает продюсер, – уже прошли встречи, мы начали готовить визы для съёмочной группы и актёров, но к этому моменту на режиссёра нацепилось очень много людей, считавших его ничейным. Потом мне позвонила какая-то дама и представилась продюсером картины Андрея Звягинцева. „А тогда, извините, кто я?“ – спросил я у неё». В общем, в тот раз не сложилось. Да, собственно, работы хватало и здесь. К тому же концепция чешского кино Игорю Конюкову уже понятна и ясна, практически как родная. Но к этому тоже нужно было прийти. А дорога оказалась не такой простой.

От звёзд олимпийских к эстрадным

На продюсера Игорь Конюков никогда не учился. Пр образованию он инженер-строитель. С этого и начинал. В конце 70-х со своими коллегами возводил олимпийские объекты, но после Московской олимпиады почти с инженерным умением выстроил совсем другую карьеру, и с 1995 по 1989 год был продюсером Владимира Кузьмина. «Это был период, когда Володя расстался с Аллой Пугачевой, но эти годы были золотым периодом в его творчестве», – вспоминаетИгорь Конюков.

И это был период, когда сегодняшние звёзды только зарождались. Загорались они порой не без поддержки Игоря Конюкова. Он прекрасно помнит, как начинал свою карьеру Олег Газманов, когда-то звукооператор группы «Галаксия». Раньше перед выступлением популярного исполнителя одну-две песни пели малоизвестные артисты или группы. Группа «Галаксия» выставляла аппаратуру перед концертом Владимира Кузьмина. И вот там появлялся Олег Газманов с одной песней, в рамках которой он неизменно исполнял пару сальто.

В это же время в программе «Утренняя почта» появился Родион Газманов с полюбившейся телезрителями песенкой «Пропала собака». «В 1987 году папа был у сына на подтанцовках, – вспоминает Игорь Конюков, – как-то раз просил передать Кузьмину кассету со своими песнями. Понемногу раскрутился, а потом уже пошло и пошло. В конце 80-х мы были очень дружны».

Потом Владимир Кузьмин женился и уехал в Америку, а Игорь Конюков пошёл работать в Госконцерт. Именно там у него сложились хорошие отношения с чехословацкими исполнителями, которые по линии Госконцерта приезжали в Союз, а наших артистов, наоборот, возили показать в Чехословакию.

В эпоху лихолетья

90-е годы для многих наших соотечественников связаны с неприятными воспоминаниями. И хотя Игорь Конюков был работником Госконцерта, а не крупным бизнесменом, и в его жизни не обошлось без бурных водоворотов.  Случилось это в самое благополучное время для звёзд эстрады – так называемыех «ёлок» – новогодних концертов в Лужниках. За две недели на большой спортивной арене олимпийского комплекса «Лужники», вмещающий 70 тысяч зрителей, проходило около 70 концертов. После череды концертов производился расчёт с артистами.

В день, когда в Москонцерте выдавалась зарплата, на Игоря Конюкова и ещё двух его коллег-администраторов, одним из которых была женщина, приехавших за деньгами, готовилось нападение. Грабители были на двух машинах, в одной – вооружённые. Позже об этом писали все газеты, а следователь на Петровке посоветовал участникам событий запомнить день 11 января 1989 года как их второй день рождения.

Ничего не подозревашие два администратора и Игорь Конюков получили в кассе деньги – 90 тысяч рублей, сложили их в чемодан и сели в машину, ждавшую во дворе. Водитель по оледенелым сугробам потихоньку выехал на Ленинградский проспект недалеко от здания театра «Ромэн» и понял, что что-то произошло с колесом.

Когда вышли посмотреть, в чём дело, обнаружили, что нужно менять сразу два колеса, а запаска была одна. Никому и в голову не пришло, что всё это было подстроено, и мужчины, оставив в машине администратора Ольгу, отправились в Москонцерт за колёсами. Разве могли они представить, что вернуться к машине, где их администратор, получивший удар по голове, будет лежать без сознания и без денег. Слава богу, всё с ней обошлось. Это уже позже, когда преступников задержали, на суде выяснилось, что планировалось вооружённое нападение прямо во дворе Москонцерта. Но из-за сугробов водитель сразу и не понял, что колёса проколоты, и потому тяжело, но из двора выехал. То, что мужчины вышли из машины, позволило нападающим обойтись без кровопролития. Преступники, заполучившие чемодан, с разочарованием обнаружили в нём всего лишь 90 тысяч рублей, поскольку были уверены, что денег будет намного больше.

Время искать безопасное место

В конце концов всех участников этой криминальной истории нашли, не нашли только деньги. Преступников посадили, казалось бы, всё должно успокоиться, но в офис к Конюкову стал периодически наведываться один из осуждённых. «Как удавалось ему выходить из тюрьмы – не понятно, – вспоминает Игорь Конюков, – но тогда было время беспредела, и потому удивляться было нечему». Когда однажды вечером Игорь Конюков увидел этого уголовника у дверей своей квартиры, он понял, что пора уезжать.

И семья Конюковых в 1989 приехала в Дубравки недалеко от Братиславы, где они жили полгода в арендованной квартире. Начало 90-х было шумным и неспокойным и здесь, но их это уже не касалось. Для Конюковых Братислава показалась тихим и безопасным местом после московского беспредела.

В Братиславе Игорь Конюков, используя свой прежний опыт и сложившиеся контакты, начал проводить концерты и гастроли. Он работал совместно с коллегами в немецком Бремене и Лондоне. Успешными были концерты Доктора Албана и Пола Янга в Брно, Братислава овациями встречала «Назарет». Большим плюсом при этом было то, что с ними продюсер был знаком и сотрудничал уже давно.

В 1992 году в жизни музыкального продюсера произошёл настоящий переворот, который всерьёз и надолго привёл его в кино. В чешской фирме InterSonic произошёл какой-то раскол и ушедшая оттуда Лида Шандрова создавала свою. «Она позвонила мне и предложила заняться кино, – рассказывает будущий продюсер. – „Я об этом всё знаю и помогу“, – сказала она мне. Но на самом деле я был как слепой, я знал о зарубежном кино на уровне пиратского видео в России, отслеживал интересные фильмы, но на этом всё и заканчивалось. Но предложение было настолько интересным, что я согласился».

Попасть в десятку

В феврале должно было пройти первое крещение: в Лос-Анджелесе проходил AmericanFilmMarcet. Это был кинорынок, куда съезжались те, кто хотел приобрести право на показ новых кинофильмов.Казалось бы, задача ясна: нужно было купить что-то, что можно потом хорошо продать. То есть фильм должен иметь успех. «До конца тогда я не понимал, что буду там делать, но без размышлений собрался и поехал, взяв с собой 30 тысяч долларов».

Среди многочисленных картин, предлагаемых на кинорынке, Игорь знал шесть. Самое интересное было то, что для всех соотечественников, приехавших сюда, это был абсолютно новый рынок. Вместе с Игорем Конюковым там толкались «между прилавками» представители фирмы «ЕкатеринАрт». Специалисты, находившиеся по другую сторону прилавка, называли их «бандиты в Армани». Но были среди российских покупателей и Сергей Сындык, сегодня известный продюсер, который снимает сериалы, и Геворг Мерсисян из компании «Парадиз». Имена актёров и режиссёров, чти фильмы были представлены, большей частью были незнакомы, и было сложно с чем-то определиться. «Я, например, тогда знал, кто такой Джон Траволта, а о Брюсе Уиллисе ничего не слышал. И уж тем более понятия не имел, кто такой Квентин Тарантино».

Но нужно было что-то покупать, и выбор упал на «Криминальное чтиво» (Pulp Fiction). Только благодаря Траволте, на Тарантино ставка не делалась. Дальше события развивались невероятным образом. Покупатель отдал продавцу из компании Miramax Films 15 тысяч долларов, тот их тщательно пересчитал, почему-то держа при этом купюры под столом, потом выписал какую-то бумагу и вместе с ней подарил обескураженному Игорю Конюкову традиционную американскую улыбку. Последующий диалог особой ясности не внёс: «А кино?» «Мы его ещё не начали снимать. Только в 1993 будем делать». Домой Игорь Конюков вернулся с подписанным с фирмой контрактом, без денег и с надеждой на то, что всё закончится хорошо. Что закончится так хорошо, тогда даже и представить себе никто не мог.

Оставалось только следить за судьбой фильма, который после съёмок был отобран на Каннский фестиваль, где получил «Золотую пальмовую ветвь», премию «Оскар» за лучший сценарий, ещё более сорока кинематографических наград и до сегодняшнего дня находится в первой десятке списка лучших 250 фильмов на сайте IMDb. «В общем, ни Траволта, ни Тарантино не подвели», – признаётся Игорь.

Ирина Кудимова

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяПразднование конца и начала
Следующая статьяК однопартийному правлению

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя