Пётр Савицкий: «Семя идеи – сама жизнь»

0
46
Фото: publboard.ru

«Прежде чем говорить о личности, нужно говорить об идее», – заметил как-то экономист, географ, историк, философ и поэт Петр Николаевич Савицкий. Что касается самого учёного, то одной из таких идей было «евразийство», подарившее ХХ веку обширный философско-политический контекст, актуальность которого живёт по сей день.

В одном из интервью сын учёного, известный пражский историк Иван Савицкий сказал об отце: «Он очень не любил воспоминания, он весь жил теорией». Так перекрестки идейных и жизненных перипетий рождали непростую судьбу одного человека.

Петр Савицкий родился в 1895 году в украинском городе Чернигове и принадлежал к малороссийскому дворянскому роду, известному с XVII века. Отец, Николай Петрович, был председателем черниговской земской управы, впоследствии – членом Государственного совета.

Начиная «Русской мыслью»

В 1916 году Петр закончил Петроградский политехнический институт, где под руководством П.Б. Струве изучал политическую экономию. Одновременно публиковался в журнале «Русская мысль», который позже издавался в трёх столицах Белой эмиграции: в Софии, Праге и Париже. В том же году Савицкий был назначен коммерческим секретарем посланника в русскую миссию в Христиании, ныне – Осло. Спустя год Савицкий возвратился, выполнив задание: «какое-то заключение торгового договора», – вспоминает сын Иван Савицкий.

Савицкий категорически не согласился с большевистским захватом власти, покинул Петроград, переехав в Москву. Отсюда Петр Николаевич отправился на юг, где присоединился к сформировавшемуся там очагу Белого движения. В письме к своему руководителю по «норвежской» миссии К.Н. Гулькевичу он писал: «… со своими друзьями офицерами отстаивал черниговский хутор от различных банд, был освобожден немцами от осады, семь месяцев видел немецкий режим, сражался в рядах Русского корпуса (как нижний чин), отстаивавшего Киев от Петлюры, пережил падение Киева и вместе с отцом не то уехал, не то бежал из него».

К этому непростому времени относится зарождение термина «Евразия». Если основываться на корреспонденции Петра Николаевича, название оформилось к 1918 году. Двумя годами позднее, после эвакуации врангелевских войск, Савицкий занимался обустройством беженцев из России. Здесь же при содействии П.Б. Струве он пытался обеспечить международную поддержку генералу Врангелю. Будучи в составе дипломатической миссии в Париже, Савицкий писал в июле 1920 года: «Несмотря на очарование климата и элегантески парижан – начинаю снова стремиться на Восток».

«Восточная» тяга Петра Савицкого, как ни странно, вытекает из глубин той самой «идеи», оформившейся под общим названием – «евразийство». Манифестом этого направления считается книга Н.С. Трубецкого «Европа и человечество», с которой Савицкий ознакомился ещё в Константинополе. Будучи к тому моменту в руководстве журнала «Русская мысль», Петр Николаевич написал обширную рецензию на труд своего единомышленника. Уже к лету 1921 года П.Н. Савицкий, Н.С. Трубецкой, А.А. Ливен, Г.В. Флоровский и П.П. Сувчинский выпустили первый сборник статей – «Исход к Востоку».

Научная модель евразийства зародилась в эмигрантской среде 20-х гг. ХХ века. Для многих противников «учения» это считалось поводом для толкования идеалистического оттенка, который был присущ евразийству в период его развития. Н.А. Бердяев по этому поводу заметил: «Евразийство есть прежде всего направление эмоциональное, а не интеллектуальное, и эмоциональность его является реакцией творческих национальных и религиозных инстинктов на произошедшую катастрофу [Октябрьскую революцию]».

Рассечённая реками

Между тем теоретическая концепция евразийства определяет Россию как самодостаточный континент с характерным для него способом развития, отличным от океанических держав. По мнению Ивана Савицкого, «эта особость России понималась по-разному, исторически, географически. Это, действительно, поиск научный. У отца, у Вернадского, в конце концов и лингвистические некоторые попытки у Трубецкого, потом у Якобсона».

Внимание уделяется периоду монгольского владычества над Киевской Русью, которая после падения ордынского ига унаследовала «чувство континента», необходимого для условия общеевразийской государственности. По мнению Савицкого, меридиональное расположение Киевской Руси преимущественно по рекам не отвечало единству евразийского пространства в направлении с запада на восток. В этом смысле ордынское иго явилось «наилучшим исходом для древней Руси».

Подчёркивая «недостаточность» термина «географический», Петр Николаевич внедряет более ёмкое научное определение – «месторазвитие», которое объединяет географический, исторический и культурный аспекты одного региона. Савицкий также был основоположником новой для того времени науки – кочевниковедения.

На задворках мирового хозяйства

Разрабатывая систему политической модели евразийства, Петр Николаевич рассматривал вопрос о развитии российской экономики. Савицкий подчёркивал «самостоятельность» как решающий аспект её формирования. По мысли учёного, из-за влияния международных олигархических кругов Россия обречена к изолированию на «задворках мирового хозяйства». Евразийство первостепенно обнаруживает своё родство со славянофильскими традициями.

После эмиграции Савицкого в конце 1921 года в Чехословакию, он, как и многие эмигранты первой волны, не верили в продолжительность большевистского режима. «Это были убеждения не только эмигрантов. На Западе большинству казалось, что большевизм не может выжить – это абсолютно нежизнеспособная система, он должен рухнуть», – вспоминал сын Петра Николаевича Иван Савицкий.

Пётр Савицкий намеревался вернуться на родину для политической борьбы с «советскими западниками». Как и остальные лидеры евразийства, Савицкий пытался вести пропаганду евразийских идей на территории формирующегося СССР. Так в период с 1921 по 1926 годы обширная сеть евразийского течения в Европе стала вдруг неожиданной жертвой мистификации советской контрразведки. В ходе пятилетней подпольной операции «Трест» ОГПУ пыталось втянуть евразийцев в свои замыслы и разведывательную деятельность, что значительно ослабило деятельность «пражских» евразийцев. Пётр Савицкий даже смог побывать в России. После разоблачения в 1926 году советских агентов евразийство как политическое движение начало себя изживать.

По мнению сына – Ивана Савицкого, подход Петра Николаевича к его теории был многогранным: «Для него научная программа евразийства была гораздо больше, чем политика. Но, с другой стороны, он был человеком несомненно увлекающимся, и он, я думаю, поддался тому климату, что просто эмиграция не может жить без политики».

Будучи приглашённым властями Чехословакии, Петр Савицкий сотрудничал со многими образовательными учреждениями страны. Он исполнял обязанности приват-доцента юридического факультета в Пражском университете. Одновременно преподавал географию и экономику в Русском народном университете.

Спасли ученики

С 1930-х гг. Петр Николаевич преподавал русский и украинский языки и россиеведение в Пражском немецком университете. Именно бывшие ученики этого образовательного заведения, выходцы из Германии, впоследствии спасли Савицкого от расправы в концлагерях. Поводом для преследования учёного послужило публичное высказывание Петра Николаевича уже во время нацистской оккупации Чехословакии о том, что «Россия непобедима».

В годы Второй мировой войны Петр Николаевич являлся директором Русской гимназии в Праге. Пост руководителя сохранялся за ним в период с 1940 по 1944 годы. Это была единственная гимназия не только в Праге, но и в Чехословакии. Между прочим, туда ходила большая группа чехов, даже какой-то немец или два были, которые Россией интересовались, тоже были записаны в гимназию. Были калмыки, которым преподавали буддизм. Вот тут – даже намек на евразийскую постановку вопроса», – вспоминает Иван Савицкий.

В 40-х гг. Пётр Николаевич активно занимался антифашистской пропагандой. Савицкий также препятствовал набору молодых русских эмигрантов в ряды добровольцев СС и в армию Власова, за что подвергался преследованию со стороны гестапо. А с приходом победного 1945 года Петра Савицкого арестовывают агенты советского СМЕРШа. Найденные при обыске патриотические стихи Савицкого привлекли особое внимание майора «карательных» служб, который счёл их возможной маскировкой шпиона. В доказательство своих поэтических способностей Савицкий написал: «Нет имени почётнее, чем конник, ведь конник создал Русь и защитил её…»

Знания помогли в лагерях

Одиннадцать лет последовавших лагерей Савицкий отбывал на территории мордовской области. Несмотря на длительность приговора, Петр Николаевич находился под защитой охраны. Пайки в таких местах отбирали на ежедневной основе. По воспоминаниям сына, благодаря своему многомерному кругозору Савицкий легко сближался с местным контингентом, в ответ обретая симпатии и толерантность: «Он прекрасно знал географию, он с каждым мог поговорить о его местности, о его селе. Это производило совершенно фантастическое впечатление. И его назначали в избу-читальню, просто дали топить где-то печь. К нему отношение было относительно сносное. На лесоповале он был только месяцами».

В 1956 года Савицкий был окончательно освобождён и реабилитирован. Он вернулся обратно в Чехословакию. Бывшая преподавательская деятельность сменилась языковыми переводами. Савицкий владел английским, немецким, французским, чешским и норвежским языками. Постепенно возобновил работу над теорией евразийства. В этот период он вступил в переписку с Л.Н. Гумилёвым. Считается, что убеждения Петра Николаевича во многом повлияли на формирование исторической теории пассионарности Льва Николаевича.

В 1960 году под псевдонимом П. Востоков в одном из парижских изданий Петр Николаевич публикует сборник стихов «Посев», где свое отражение также находит и лагерная тематика. На этот раз за стихи патриотической направленности Савицкого арестовывают органы безопасности Чехословакии. Однако заметная реакция общественности с участием авторитетного британского философа и математика Б. Рассела имела решающий успех. Вдохновителем большой кампании за рубежом был историк и друг Савицкого Н.Е. Андреев, на тот момент – профессор Кембриджского университета.

Через год Пётр Николаевич выходит на свободу. В последние годы жизни Савицкий уже не занимался исследовательской деятельностью, лишь изредка – возможными переводами. Между тем научное наследие Петра Николаевича за различные этапы его «творческих изысканий» насчитывает около 195 книг и публикаций. Учёный умер в 1968 году – за месяц до трагических событий Пражской весны.

Наследие Петра Савицкого прагматично по своей природе. «В конце концов, вся судьба евразийства показывает, что… это был поиск, поиск и продолжался во всё время существования евразийства», – заметил однажды Иван Савицкий. На вопрос о взаимосвязи поиска и человека Петр Савицкий писал: «Личность – единство множества и множество единства».

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 142 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /></a><br></div>        </div>

        <footer>
            <!-- post pagination -->            <!-- review -->
            <div class=
Предыдущая статьяМилош Земан принял отставку правительства Соботки
Следующая статьяКуклы вашей мечты

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя