Борис Евреинов: «Кончилась одна жизнь, начинается другая»

0
29
Борис Алексеевич Евреинов

В конце 1933 года известный русский эмигрант и литературный критик Альфред Бем в одной из статей заметил: «Борис Алексеевич Евреинов принадлежал к тем русским людям, которых Бог не обделил талантами. Он был необычайно многообразен в проявлениях своей духовной жизни. Но в этом многообразии было своё единство, своя цельность».

Перед нами портрет незаурядной личности. Историк, педагог, журналист и поэт – Борис Алексеевич был увлечён общественной и политической жизнью. В своих стихах он называл себя «неупокоенным лунатиком», чьи шаги были «стремительны и гулки»: «И насмехается судьба / Над странностью моей прогулки».

Древний дворянский род Евреиновых происходит от выходца из Польши Матвея Григорьевича Евреинова. В начале XVIII века он был первостатейным купцом в Москве и Петербурге. Его сын Яков служил при Петре Великом консулом в испанском Кадисе – самом древнем городе Западной Европы. При Елизавете Петровне он занимал пост дипломатического агента в Голландии. По замечанию историка В.В. Ракова: «Род Евреиновых был внесен в VI часть родословных книг губерний Московской, Курской, Новгородской и Витебской».

Отец Бориса Алексей Евреинов был крупным землевладельцем. В его собственность входило свыше 3 500 гектаров земельных участков. Мать, Антонина Сабашникова, происходила из купеческой семьи Забайкальской области. Её отец разбогател на импорте китайского чая, который поставлялся через всю страну на знаменитые ярмарки России.

Борис Алексеевич родился 21 ноября 1888 года в селе Борщень Курской области. К началу XX века поместье Евреиновых представляло из себя большой владельческий дом в два этажа с 17 комнатами.

После окончания гимназии весной 1907 года Борис поступил на историко-филологический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета. В список его преподавателей входили такие имена, как Николай Ястребов, Эрвин Гримм и Дмитрий Айналов.

С 1911–1912 гг. Борис служил вольноопределяющимся в лейб-гвардии Русской императорской армии и был произведён в прапорщики. Весной 1913 года Евреинов закончил университет, получив диплом I степени за работу «Преобразовательный план М.М. Сперанского 1809 года». По просьбе приват-доцента Михаила Полиевктова Борис был оставлен на кафедре русской истории для подготовки к профессорскому званию.

Изменение жизненных планов

Осенью того же года Евреинов вернулся домой. По словам историка В.В. Ракова: «В это время реализовывалась важнейшая реформа местного суда, предполагавшая уничтожение судебной власти земских начальников и введение института мировых судей вместе с полным преобразованием бывших волостных судов». Борис Алексеевич был избран мировым судьей 4-го участка Льговского судебно-мирового округа. Как вспоминал его сын Алексей Евреинов: «Отец служил по гражданской части…, также как в свое время и его отец». Эту должность Борис Алексеевич занимал до начала Февральской революции.

Летом 1918 года Евреинов переехал на Украину, где последующие несколько месяцев исполнял функцию секретаря учёного комитета при Министерстве исповеданий в Киеве. В начале 1919 года Борис Алексеевич вступил в ряды Добровольческой армии в звании корнета 17-го гусарского Черниговского полка. Воспоминания этого периода сохранились в мемуарах «Последние судороги деникинского фронта». В январе 1920 года бригада Евреинова после долгого отступления от Орла расположилась на Кубани в станице Брюховецкой. Борис Алексеевич писал: «Чувствовали мы себя в станице так, как будто были в совершенно чуждой для себя стране, среди чужих людей. Открытого недоброжелательства не было, но в отношении к нам жителей станицы явно сквозило полное и обидное равнодушие. И невольно в душе поднимались сомнения в том, творим ли мы, борясь с большевиками, истинно народное дело, имеющее великую будущность или же вся наша борьба происходит вне пределов народного понимания и народных чаяний и является лишь волевым актом целого ряда отдельных личностей, не желающих признать советскую власть».

Покидая родину

7 февраля 1920 года Добровольческая армия совершила успешное взятие Ростова-на-Дону. В этом бою погиб личный конь Евреинова, а сам он был тяжело ранен в руку с раздроблением плечевой кости. В сборнике на «Чужой стороне» Борис Алексеевич вспоминал: «Я впал в полубредовое состояние… Весь вокзал был завален больными, ранеными и обмороженными. В товарные вагоны грузили до 50 человек, многие умирали во время погрузки. Медицинской помощи – никакой… Грязные холодные вагоны нашего «санитарного» поезда были переполнены до последних пределов… В тылу, особенно на станциях царил невероятный хаос. Все пути были забиты составами, все железнодорожные здания завалены человеческими телами… Меня в бессознательном состоянии внесли в вагон».

Поезд направлялся в Новороссийск, откуда открывалось окно в греческие Салоники. 5 марта океанский пароход «Новгород» погрузил всех больных и раненых. Солдаты покидали родину, «облитую кровью, затоптанную, униженную». В одном из своих рассказов Евреинов описывал волшебное «причастие зари» в пробудившемся поле: «В тишине затрепетал чистый ликующий голос жаворонка, другой, третий, и все небо запело приветную песнь вздрогнувшим полям и красному солнцу. Человек снял шапку и долго стоял, слушая, вдыхая, вспоминая. Кончилась одна жизнь, начинается другая. Но… всё будет по-иному… другие места, другие мысли, другая вера… И прошлое будет казаться сказочным садом за высокой недоступной стеной».

Продолжение в следующем номере.

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 142 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяПочувствуй себя жуком
Следующая статьяГалина Полунина: «Человек, у которого нет программы самоуничтожения, всегда находит в себе силы»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя