Чех, единоплеменный россиянам

0
11

Чех, единоплеменный россиянам - Пражский Телеграф

Братья! Вы наши плоды пожинаете!
Николай Некрасов. «Железная дорога»

На памятной серебряной медали, изготовленной в честь открытия Царскосельской железной дороги /1838 г./, по периметру лицевой части написано: «Николай I, достойный преемник Петра Великого, ввёл в России железные дороги», а по периметру реверса: «Строителем первой железной дороги был Франц Герстнер, родом чех, единоплеменный россиянам». А спустя 170 лет, уже в наши дни, ему был открыт памятник на Витебском вокзале Санкт-Перебурга.

Отец нашего героя, директор пражской политехнической школы, автор многих трудов по механике и астрономии, разработал проект конной рельсовой дороги из Чешских-Будеёвиц до австрийского Линца. А сын его Франц Антон, он же Франтишек Антонин, изучив в Англии, на родине железных дорог, это новое дело, в 1824 г. получил концессию на реализацию задумки отца.Через несколько лет дорога открылась и получила высокую оценку в Европе.

В поисках новых возможностей реализовать себя в любимом деле талантливый чех обращает свои взоры на восток, на необъятную Россию, остро нуждавшуюся в надёжных путях сообщения. В 1831 г. он посылает директору института Корпуса инженеров путей сообщения Петру Базену книгу своего отца «Руководство по механике» с просьбой передать её в подарок императору Николаю I. И просится на службу, выражая желание «принести пользу России».

Его письмо было встречено положительно, но рассматривалось долго, и отзыв на него затерялся в дебрях российской бюрократии. На счастье оказалось, что молодая жена Франца была дружна с женой Константина Чевкина, который в 1834 г. стал в России начальником штаба Корпуса горных инженеров. Попросить об услуге подругу было в порядке вещей, и Чевкин пригласил Герстнера, так сказать, по своей линии, – для обозрения горных заводов.

Тот прибыл в августе 1834 г. и целых три месяца путешествовал по России, собирая и анализируя всё, что касается транспортного сообщения в стране. К этому времени население Петербурга достигло 441 тысячи человек. Город ежедневно поглощал массу промышленного сырья и продуктов питания. Надёжный подвоз всего необходимого из глубины страны не могли обеспечить ни водные пути, ни открытое в конце 1833 года шоссе между столицей и Москвой.

Требовалось решение на порядок выше, и его предлагал чех. Свои соображения он изложил в документе, вошедшем в историю под названием «Записки Герстнера». В них обосновывается необходимость строительства первых железнодорожных линий в России. Теперь оставалась самая малость – получить добро императора… И тут помог посол Австро-Венгрии граф Шарль-Луи Фикельмон. Через Бенкендорфа он устраивает Герстнеру желанную аудиенцию у Николая I в январе 1835 г.

Похоже, что чешский инженер произвел на императора впечатление. Герстнер был фантазёр, каких мало, и о деле своей жизни мог говорить зажигательно. Впрочем, судите сами, какие дифирамбы он пел железной дороге: «Прощайте, мальпосты (почтовые станции) и дилижансы! Стальные рельсы скоро свяжут Париж с Версалем, Вену с Триестом, Берлин с Потсдамом. Из Петербурга в Царское Село паровая повозка домчит в полчаса. Мы протянем железную дорогу от Невы в Москву, Нижний, Варшаву, Таганрог. Мы соединим Балтику с Каспийским морем. Мы посмеёмся над остряками, которые не верят, что два параллельных пути могут преобразить равнины, долы и горы… Из Петербурга магической силой вы домчитесь в три дня до Парижа… Мы победим пространство и время!»

В беседе с императором Гестнер раскрыл свой далекоидущий план: построить железные дороги Петербург – Москва – Одесса (или Таганрог), Москва – Нижний Новгород и Москва – Коломна. Но для начала он рекомендовал осуществить проект Царскосельской железной дороги.

Проект Царскосельской железной дороги поступил на рассмотрение комиссии учёных и был одобрен. 16 апреля 1836 г. опубликован Указ императора Сенату об утверждении «Положения об учреждении Общества акционеров для сооружения железной дороги от Санкт-Петербурга до Царского Села с продолжением до Павловска». С тех пор и вплоть до 1917 г. в Российской империи ежегодно 16 апреля отмечался День основания железнодорожного транспорта.

Почти полтора года ждал Герстнер этого указа. Но после него события развивались стремительно. Герстнеру, которому было в ту пору всего 42 года, удалось легко создать Акционерное общество с капиталом в 3 миллиона рублей, ибо он вовлёк в проект графа Алексея Бобринского, внука Екатерины II и близкого ко двору крупного сахорозаводчика.

Возникает вопрос, почему строить железную дорогу было решено за счёт частного капитала? По-видимому, здесь сыграл свою роль министр финансов Егор Канкрин, полагавший эту затею несвоевременной, так как она потребует серьёзных капитальных затрат. Канкрин стоял на страже государственной казны, а казна в момент прихода к власти Николая I была пуста.

Позицию министра в какой-то степени разделял и Александр Сергеевич Пушкин, считавший, что «дорога из Москвы в Нижний Новгород ещё была бы нужнее дороги из Москвы в Петербург». Но он вовсе не был противником прогресса. В журнале «Современник» Пушкин написал: «Я просил князя Козловского дать мне статьи о теории паровых машин, теперь, когда Герстнер заканчивает свою чугунную дорогу между столицей и Царским Селом, всем нам нужно понять и усвоить великое изобретение, которому принадлежит будущее».

Герстнер развил бурную активность, нанимал людей, размещал заказы на паровозы, инструменты и рельсы, руководил огромным по тем временам коллективом. Надо было привлечь знающих исполнителей. 31 января 1836 года в пражских газетах появилось объявление, сообщающее о том, что он приглашает на выгодную работу в России выпускников политехнической школы. Объявление сработало – на него откликнулось много желающих, и Герстнер отобрал троих, в том числе своего бывшего студента Яна Пернера, вспомнив его блестящий реферат о пражско-ланской железной дороге и чёткие чертежи. Однако чешские техники отправились в Россию не прямо, а через Бельгию и Англию, где Герстнер поручил им тщательно изучить новинки в железнодорожном деле.

К сожалению, с Герстнером было трудно сработаться. Он был честолюбив и мог иметь лишь помощников, но не равноправных коллег. Пернер был уволен якобы за срыв графика подготовки первого участка и неурядицы с местным населением. На самом деле, вклад его в строительство оценивали и российские наблюдатели, настоящей же причиной разрыва были сложные личностные отношения с шефом. Из зарубежных инженеров мало кто остался до завершения работ. С другой стороны, участие в проекте стало кузницей национальных кадров – многие российские техники прошли на стройке хорошую школу.

На строительстве 25 вёрст (26,5 км) дороги работали три тысячи сезонных рабочих и полторы тысячи солдат из военизированных строительных батальонов Главного управления путей сообщения. При прокладке путей крепостными крестьянами было вырыто и перемещено 97 млн кубометров земли – цифра колоссальная не только для того времени. Каждый рабочий должен был по норме выкопать за день около 5 кубометров грунта (около 10 т) и перенести их на 100 метров. Многие не выдерживали, и невольно всплывают в памяти берущие за душу строки Николая Некрасова:

Прямо дороженька: насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то всё косточки русские…

Трудно сказать, насколько в этом виноват сам Герстнер: вину можно, скорее, приписывать существующим порядкам, крепостному строю. Правда, одно волевое решение Франца Антона всё же сказалось на объёме работ: для большего удобства перевозок он решил изменить английский стандарт колеи Стефенсона с четырёх футов и восьми с половиной дюймов на шестифутовый (с 1524 до 1829 мм). Как бы то ни было, дешёвая рабочая сила на этот раз помогла ему превысить начальный бюджет проекта всего в полтора раза – дорога обошлось в 5 млн руб. ассигнациями.

В ноябре 1836 г. на участке между Павловском и Царским Селом был впервые испытан локомотив Тимоти Гакворта, который провёл его 17-летний сын Джон с небольшой бригадой. Пробная поездка проходила в присутствии Николая I с семьёй и большого количества зрителей.

24 января 1837 г. в воскресенье состоялось публичное опробование поезда с паровозом в присутствии иностранных дипломатов, в частности, посланника Голландии барона Геккерена с приёмным сыном Жоржем Дантесом. В этой поездке мог бы участвовать и Пушкин, знавший о строительстве Царскосельской железной дороги и любивший бывать в Павловске. До его смертельной дуэли оставались считанные дни…

Официальное открытие дороги состоялось 30 октября 1837 года, уже без присутствия императора, находившегося в Москве. Но полное сквозное движение поездов Петербург – Павловск началось 4 апреля 1838 года (по старому стилю). И только осенью 1838 года вступила в строй последняя станция дороги – Московское шоссе.
А теперь небольшое сравнение. Все расстояние от Обуховского моста в Петербурге до Павловского парка (27,5 верст) извозчики преодолевали за 2,5–3 ч и обходилась эта поездка в 15–17 руб. Из Петербурга в Царское Село ходили дилижансы, одно место в них стоило 7 руб. ассигнациями. Стоимость же проезда по железной дороге в вагоне первого класса составила 3,5 руб. до Павловска и 2,6 руб. до Царского Села. Пассажиры радовались, а извозчики плакали.

Окрылённый успехом, Герстнер был полон решимости построить железную дорогу от Санкт-Петербурга до Москвы. Однако российские власти не спешили: они отправили инженера за океан для изучения тамошнего опыта. И Герстнер делает это со всей дотошностью знающего и ответственного человека. Он приходит к выводу: «Дешевизна американских железных дорог основана на здравом смысле, преобладающем в их конструкции» и рекомендует пригласить в Россию американских специалистов.

Между тем в конце 1839 г. в семье Герстнеров, которая обосновалась в Филадельфии, родилась дочь. Но, к сожалению, к этому времени здоровье Франца Антона резко ухудшилось, и хотя путешествие подошло к концу, семья не торопилась возвращаться в Европу. После нескольких месяцев страданий 12 апреля 1840 г. жизнь Франца Антона Герстнера оборвалась. Его имя и дело остаются исторической вехой чешско-российского сотрудничества.

Андрей Фозикош и Леонида Давыдова

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 142 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяНовый Год в Чехии теряет популярность
Следующая статьяПоезда из Москвы в Прагу станут ежедневными с середины декабря

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя