Евгений Григорьев: «Кинематограф создавался как луч света из-за спины, который освещает дорогу»

0
32

Евгений Григорьев: «Кинематограф создавался как луч света из-за спины, который освещает дорогу» - Пражский Телеграф

«Я задумывал картину поколенческую»

«Если игровое кино – это уравнение, то неигровое кино – это интегральное уравнение»

«Большая работа, две тысячи дней мы работали на картине, 6 лет»

Шесть лет работы, три года съёмок, 300 музыкантов, 400 часов материала о рок-музыке – это всё о документальном фильме «Про рок», который критики сходу после просмотра назвали культовым. Картину продолжительностью 112 минут, которая начиналась как фильм о рок-сцене Екатеринбурга и вышла далеко за границы своего формата, снял режиссёр Евгений Григорьев.

Он был одним из самых желанных героев II фестиваля «Новый русский фильм», сам представил свою картину, долго и подробно отвечал на вопросы зрителей.

О фильме с многозначащим названием «Про рок», силе русского рока и «негероях» нашего времени Евгений Григорьев рассказал в интервью специальному корреспонденту ПТ Ольге Косторминой.

Фильм «Про рок» заявил себя как картина о растерянном поколении. Как Вы считаете, почему современная молодёжь потеряла ориентиры? И, кстати, потеряла ли она их вообще?

Я над этим размышляю 112 минут. Рассказать это в интервью будет довольно сложно. Я думаю, что наше время очень ускорилось. Скорость развёртывания истории выше наших адаптивных навыков, и это не качество молодых людей, это просто время очень трудное сейчас, очень много отвлекающих вещей в жизни. Мир стал доступнее, нам всё сложнее делать выбор.

Мы должны сами себя воспитывать? Правильно?

Даже не воспитывать, просто делать выбор очень сложно. Выбор уже не из двух каналов телевидения и не из двух газет, а из семисот. Сложно. Раньше мы думали, что можно выбрать одну профессию и ей посвятить себя всего, а сейчас люди проживают несколько жизней. Отношения между мужчиной и женщиной изменились. Женщина стала в обществе совсем другим человеком за сто лет. Всё это люди старшего поколения как-то переживают, а молодые приходят вот в эту реальность. Никто уже не стоит в очереди за пластинками, за книжками

Книжки вообще многие не читают…

Мир изменился.

Главное, кино хоть осталось…

Кино тоже… Структура его потребления другая. Кинематограф же не задумывался как поток электронов, который бьёт вам в грудную клетку из вашей плазмы или компьютера. А создавался как луч света из-за спины, который освещает дорогу.

Сейчас это по-другому. Сейчас потребление сериалов в основном ведь в одиночку. А кинозал – это другое. В кинозалах показывают совершенно другие ленты.

Это правда, что шум во время сьёмок фильма был настолько сильный, что члены съёмочной команды работали в берушах?

Да. Когда мы снимали кинопробу, действительно операторы находились от барабанной установки в полутора метрах. Тяжело, когда ты снимаешь это два дня, поэтому, чтобы не повредить слух, у них были беруши. Плюс ко всему беруши нужны были, чтобы на них музыка не влияла, потому что мы снимали изображение, нам надо было, чтобы музыка была на втором плане.

Первоначальный замысел картины – это сюжет о современной рок-сцене Екатеринбурга. Но впоследствии всё трансформировалось в совершенно иной формат. Это случилось самопроизвольно или Вы переосмыслили первоначальный проект?

Мне трудно ответить на этот вопрос. Я не задумывал картину о рок-сцене Екатеринбурга, я задумывал картину поколенческую и, собственно, я надеюсь, что у меня получилось. Можете посмотреть, получилось или нет.

Эту картину можно было снять о поэтах, художниках, журналистах и режиссёрах, о тех, кто сейчас на птичьих правах в этом мире. Вы же ничего материального не производите, и я ничего не произвожу. Вы производите некую информацию, которую нельзя потрогать, нельзя съесть, проехать на ней нельзя.

Вот эти творческие люди, как мы их называем, они же все на птичьих правах. Просто музыканты, которые работают в области рок-н-ролла, – теперь это уже не мейнстрим, это такой уходящий тренд. Почему молодые люди туда идут? Что и кому они хотят прокричать? Вот что меня интересовало.

Русский рок всегда был силён текстом. В этих композициях задавались вопросы поколений и бытия. Собственно, я на это и рассчитывал, это я и получил.

На премьерном показе фильма первый зал кинотеатра «Октябрь» был заполнен на 80%. Для документального кино это серьёзный показатель. Могли Вы предположить, что Ваше творение будет столь успешным?

Он был заполнен на 100%.

По поводу предположений – конечно, нет. Потому что неигровое кино – это как океан, в котором стоишь на серферской доске, и вот ты либо поймаешь волну и прокатишься красиво, либо убьёшься. Я не был уверен, но мы стремились к успеху. Большая работа, две тысячи дней мы работали на картине, 6 лет.

Вы сделали самого себя героем своего фильма. Почему Вы так решили?

Потому что я такой же никому не нужный документалист, гитарист. Мне очень важно уравнивать себя с героями, потому что мы все живём в одном мире на равных правах. Я наблюдал, конечно, за съёмками, у меня были права автора, но это моя личная история. Как, кстати, и многих моих зрителей, которые хотели стать рок-звёздами, или известными телеведущими, или великими режиссёрами, или поэтами.

«Независимая газета» назвала Ваш фильм историей о том, почему у нынешнего времени нет героя. Почему этого героя нет?

Это надо спросить у газеты, я не знаю, почему они так сказали.

Вы говорите, что социальные сети нас деформируют. Или они всё же являются обличителем?

Это такой вопрос: быть или казаться? Вот социальные сети про «казаться». В Инстаграме всё у всех хорошо. Никто не болеет, ни у кого нет прыщей на лице, у всех лакшери жизнь, интерфейс у всех одинаковый.

Когда встречаешься с человеком вживую, то оказывается, что всё иначе. Конечно, социальные сети нас деформируют, у всех всё должно быть хорошо в социальных сетях. Мы вообще не терпим людей с проблемами, а на самом деле мы все люди с проблемами.

Это и есть деформация, потому что человеческая жизнь состоит из проблем. Начиная с того, что первый раз надо вдохнуть, и это больно. Заканчивая тем, что мы умираем непонятно когда, непонятно где и не понятно с кем. Вся жизнь – это решение каких-то ситуаций. Социальные сети делают нас несчастными.

Вот ты смотришь в Инстаграм другого режиссёра, а он вот на Каннской красной дорожке, а я тут как неудачник сижу. А переверни и спроси, чего им стоила эта Каннская дорожка, счастлив ли он там? Это всё фейк.

Какой жанр вам ближе: игровое или неигровое кино?

Я сейчас буду снимать игровую картину, первый свой дебют. Я себя ловлю на том, что не то чтобы я напуган, я озадачен. Я 20 лет занимаюсь неигровым кино. До сих пор я снимал и рекламу и клипы, игровые маленькие работы, но не игровое кино. Если игровое кино – это уравнение, то неигровое кино – это интегральное уравнение. Это на порядок сложнее, на порядок рискованней и на порядок продуктивнее, если получается.

Представьте, образно, что Вы обращаетесь ко всей современной молодёжи – и той, которая ходит на митинги, и той, которую всё устраивает, к тем, кто слушает Элджея, и к тем, кто слушает «Раммштайн». Что бы Вы им сказали?

Я 112 минут с ними разговариваю, мне больше нечего сказать. Но, пожалуй, если говорить коротко, пусть будут счастливы любой ценой.

Евгений Александрович Григорьев (род 17 марта 1979, дер. Кошуки, Свердловская область, РСФСР, СССР) –  кинорежиссёр-документалист, режиссёр театра, сценарист, креативный продюсер, президент Гильдии неигрового кино и телевидения России (2012–2016), член Правления Союза Кинематографистов России.

Учился на факультете журналистики Уральского государственного университета им. А. М. Горького, работал в Екатеринбурге на телевидении. С 1998 по 2001 год был зам. главного редактора и ведущим программы «Уральское времечко». В 2001 году переехал в Москву и основал документальный дом «Первое кино».

В 2005 году закончил ВГИК (кафедра режиссуры, мастерская научного фильма В. А. Мана); в 2013 – Школу театрального лидера (Центр им. Мейерхольда); в 2014 – Школу-студию МХАТ (магистратура факультета режиссуры, мастерская Кирилла Серебренникова).

В 2013 году был избран президентом Гильдии неигрового кино и телевидения, в 2015 году переизбран на этот пост. С ноября 2016 года – вице-президент Гильдии.

Евгений Григорьев снял 10 кинокартин, поставил 2 спектакля. Снял клипы для музыкальных групп «Смысловые галлюцинации», «ROTOFF» и др.

В 2013 году запустил творческую лабораторию «Код города» – проект, в котором кино о своём городе создают его жители. Сняты фильмы о Первоуральске, Ростове-на-Дону.

Выпустил 21 рекламный ролик для компаний IKEA, P§G, Megafon.

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 136 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяФестиваль туризма
Следующая статьяУмерла в 127 лет

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя