Светлана Тома: «К сцене надо относиться серьёзно, иначе она может отомстить»

0
66

Светлана Тома: «К сцене надо относиться серьёзно, иначе она может отомстить» - Пражский Телеграф

Ольга Дорохина

Жители Праги имели возможность побывать на спектакле Геннадия Шапошникова «Заложники любви», роли в котором исполнили Александр Панкратов-Чёрный и Светлана Тома. «Пражский телеграф» поговорил с заслуженной артисткой России о детских мечтах, совершенстве и о том, как найти цель в своей жизни.

Светлана Андреевна, могли бы Вы дать совет себе-студентке ЛГИТМиКа? Повторили бы Вы свой путь?

Я бы пошла опять учиться в театральный институт. Благодаря неожиданному повороту моей судьбы из мечты прийти в одну профессию (Светлана Тома училась на юриста – прим. ред.) я оказалась в совершенно другой. Моя жизнь очень интересная, я бы ничего в ней не поменяла, ни о чём не жалею. Меня вела судьба, я за всё ей благодарна

О чём Вы мечтали в детстве?

Когда я училась в школе, всё было немного по-другому, не как сейчас, мечты были другими, они были достаточно прозаическими с точки зрения сегодняшнего дня. И смешными. Я мечтала, чтобы мама мне купила цветной платочек на голову – ведь ничего не было, нельзя было купить в магазине. Поэтому мечты были детскими, о какой-то кукле или чтобы мама повела на утренник.

И не было мысли стать актрисой?

Я не хотела стать актрисой, даже не помышляла. Я только, как и все девочки, покупала открытки с актёрами, которые продавались в киосках «Союзпечать». Все актрисы (и актёры тоже) снимались в красивых ракурсах, у них были длинные ресницы, хорошие причёски. Только эта сторона актёрской жизни меня касалась, а то, что я когда-то буду выходить на сцену, сниматься…

Встреча с режиссером Эмилем Лотяну перевернула всю мою жизнь. Я с улицы попала на свой первый фильм. Потом уже училась актёрском мастерству в Ленинграде, были фильмы, театр и так далее. Я даже не успела особенно о чём-то мечтать, но судьба была настолько ко мне благосклонна, что преподнесла такой подарок.

А что Вы считаете главным достижением в жизни?

Не думаю, что могу выделить одно какое-то достижение; жизнь настолько сложная, настолько многогранная. Что значит достижение? Самое главное в этой жизни – остаться порядочным человеком. Для всех это разное.

Говорят, что надо родить ребенка, посадить дерево, построить дом. Но сегодня приоритеты меняются. Детей не очень рожают, дома не строят, потому что не хотят привязывать себя к одному месту, ведь мир настолько безграничен, прекрасен, можно путешествовать, жить где ты хочешь. А посадить дерево – это актуально. Это планета, на которой мы живём. Деревья – существенная часть этого мира, деревья нам помогают выживать, а мы безжалостны.

Вообще человек безжалостное существо: чем больше я живу, тем больше я это понимаю. У меня нет ощущения, что человечество стало лучше, если сравнивать с тем временем, когда я была ребёнком.

Но не хуже?

К моему сожалению, стало хуже. Мы стали циничнее, безжалостнее, эгоистичнее, вполне возможно, что так было в другие времена, мы там не жили, поэтому не знаем. Но хотелось бы, чтобы мы, я, все вокруг стремились к совершенству.

А что такое совершенство?

Мы перестали жить в гармонии не только с этим миром, но и сами с собой. Дети, которые сегодня рождаются, – это общество абсолютных потребителей. Почему я говорила, что платочек из детства запомнила на всю жизнь. Или фотоаппарат – я его ждала несколько лет, пока родители купили. Мы ценили каждую вещь. Я не к тому, что надо вернуться к дефициту, но мы, как мне кажется, отучаемся или уже разучились ценить. Мы умиляемся своим деткам, способным уже в три года разбираться в компьютерах, но они пройдут мимо куста и отломят ветку. Они не ценят настоящий мир. Мы уничтожаем этот мир, и это меня расстраивает.

С фильмом «Табор уходит в небо» мне удалось побывать на всех континентах с премьерами, я увидела эту планету. Это был 1976 год, но даже в те времена, с теми скоростями из Москвы в Латинскую Америку я перелетела с посадками всего за 18 часов. Эта планета такая маленькая, а мы даже не отдаём себе отчёта, насколько мы безжалостны к ней: тут сорвал ветку, там срубил дерево или уничтожил колодец.

Мы потребительское общество. Надо ходить в музеи, хотя бы листать книги, читать о великих людях, их биографии, это как-то тебя чуть-чуть выравнивает. Очень сложно достойно прожить на этом свете, это ежедневный труд.

Вашу профессию можно назвать тяжёлой?

Мы выходим к зрителям, а они к нам приходят в ожидании, предвкушении встречи. Важно их не разочаровать. Актеры нервничают. Профессия тяжёлая и психически, и физически, мы всё время в дороге, но это выбор каждого. Это как вера: если ты веришь, значит, ты и работаешь здесь безропотно, а если нет, тогда уходи. Мы можем встать в четыре утра, полететь в новый город, а после обеда уже играть на сцене. Часто каждый день – новый город, но это большая радость.

Когда ты выходишь на сцену, обмениваешься энергией со зрителями. Главное, чтоб они не разочаровались, вот этого я ужасно боюсь. Зрители платят деньги за билеты, они должны уйти из зала со шлейфом эмоций, и хороших эмоций, где они будут смеяться, плакать. Надо, чтобы в своих мыслях они к этому возвращались, чтобы ещё раз хотели это пережить.

«Заложники любви» – это история очень узнаваемая, касающаяся каждого. Все зрители ждут ответы на вопросы, которые возникают по ходу действия, но каждый их решает по-своему.

Каждый человек в этой жизни делает выбор каждый день. Почему сказки полезно читать? Потому что в них мудрость, в жизни по несколько раз в день предлагаются три дороги: налево, прямо и направо. И что ты выбираешь?
Поэтому наш выбор профессии – он об этом.

Вообще жизнь интересная, сложная, таинственная. Жизнь – это тайна, и мы – это тайна. Откуда вообще взялись люди, для чего мы здесь? Каждый день миллионы людей задают этот вопрос. Для чего каждый из нас сюда пришёл в этот мир? Хочется думать, что не зря.

Хотелось бы, чтобы каждый задумывался об этом…

Об этом надо разговаривать, и с детьми особенно. Порой мы обижаемся на своих детей, но всё зависит от того, насколько мы с ними откровенно общаемся, хотим с ними разговаривать, рассказывать что-то. Особенно с маленькими детьми, потому что когда они вырастают, у них появляются другие интересы. Надо разговаривать, вдруг в общении мы найдём истину.

Как Вам понравилась Прага?

Очень хорошая атмосфера в городе, покой, мне удалось немного погулять перед спектаклем. Может, мне показалось, что в Праге нет суеты, как в больших городах, как в мегаполисах типа Москвы.

Я люблю приезжать в небольшие города в Европе и у нас в России. Вообще я считаю, что люди должны жить в маленьких городах, в них уютнее себя чувствуешь. Человек себя чувствует не в небоскребе, а в малоэтажном доме, на земле.

Человечество само себя привело к ужасной жизни, суете, мы не птицы, но мы живем в скворечниках между небом и землёй. Птица может лететь, на земле быть и в облаках, мы же летать не умеем, только самолётом. Мы не можем в большом городе ни к себе прислушаться, ни к тем, кто рядом, даже сам город услышать.

Прага – немаленький город, но это не мегаполис. В таких городах все друг друга знают или хотя бы через одного, тут сложнее людям быть непорядочными, нельзя спрятаться, ты на виду.

Что важно для актёрской труппы?

Один из самых серьёзных для меня моментов – совместимость, в первую очередь, эмоциональная, обмен энергиями: насколько мы подходим друг к другу, возможно ли общение. Все, кто находится на сцене, в обычной жизни должны быть совместимы, иначе это не команда. Почему космическую экспедицию проверяют на совместимость? Здесь то же самое.

Если есть какое-то неприятие, работать можно, но со сцены в зал будет идти другая энергия. Зрительный зал как энергетический шар, но в каждого надо попасть, а они все фокусируются на тебе одной.

Хотя сцена лечит. Человек болен, у него температура, но надо играть, нет замены, его привозят в театр. Как только он выходит на сцену, всё проходит, как отыграл спектакль – всё возвращается. Почему, какие начинают работать внутри человека механизмы? Невозможно дышать, но стоит сделать шаг, и ты попадаешь в волшебную зону, актёры это знают. Другие энергии начинают работать, организм вдруг на какое-то время восстанавливается. Сцена – таинственное и волшебное место, к ней надо относиться очень серьёзно, иначе она тебе может отомстить.

Светлана Андреевна Тома (настоящая фамилия Фомичёва) родилась 24 мая 1947 года в Кишинёве (сейчас – Молдавия). Поступила на юридический факультет Кишинёвского университета, но оставила его ради карьеры актрисы. Окончила Кишинёвский институт искусства имени Музическу и ЛГИТМиК.

В 1965 году дебютировала в фильме Эмиля Лотяну «Красные поляны». В 1976 году исполнила роль цыганки Рады в картине Лотяну «Табор уходит в небо», которая принесла ей огромную популярность. Фильм стал лидером проката в СССР в 1976 году; права на показ купили более ста стран. Также Светлана Тома снималась в таких фильмах Лотяну, как «Лаутары» (1972), «Анна Павлова» (1983). Всего Светлана Тома сыграла более чем в 50 картинах.

В 1970-1973 годах – актриса Тираспольского театра русской драмы. В 1974-1976 годах служила в Русском театре имени Чехова в Кишинёве. В 1976-1990 годах – актриса Театра-студии киноактера киностудии «Молдова-филм».

Участвует в антрепризных постановках.

В 2001 году была удостоена звания заслуженной артистки России. В 2018 году награждена российским орденом Дружбы. Народная артистка Молдавии (2008 год).

Была замужем два раза. Дочь – актриса Ирина Лачина, внучка – актриса Мария Будрина.

Материал опубликован в газете «Пражский телеграф» № 8/553 от 21 февраля 2020 года

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 141 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЗаслуженная награда потомка Рюрика
Следующая статьяОт стальных коней к автомобилям: исполняется 125 лет компании Škoda Auto

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя