В середине марта в социальной сети Facebook была создана группа «КАРАНТИН.», в которой могут получить помощь все нуждающиеся в Праге и окрестностях. За это время «КАРАНТИН.», в котором число участников подобралось к тысяче, отвёз продукты и товары первой необходимости более чем ста семьям и отдельным людям.

«Пражский телеграф» уже писал о группе, а на этот раз корреспондент «ПТ» Ольга Дорохина пообщалась с Дарьей Ройтер и Владимиром Ванчицким – людьми, без которых всей этой помощи просто бы не было.

Дарья Ройтер
Дарья Ройтер родилась в Москве. Окончила Московский государственный институт культуры, факультет истории искусств, курсы компьютерного дизайна в МГТУ имени Баумана. Работала дизайнером, арт-директором. В 2011 году переехала в Прагу. Воспитывает двух дочерей 27 и 12 лет. Увлекается пением.

Расскажите, как давно вы в Чехии?

Владимир: Я приехал давно, в самом конце 1993 года, ответив на приглашение фирмы Derby. Это был один из самых крупных в Чехии разработчиков банковского программного обеспечения. Я из Львова, окончил университет, кафедру программирования, начал трудиться ещё во время учёбы, так что почти всю свою жизнь работаю по своей прямой специальности – в IT.

Я воспитан советским человеком, хотя какое-то время был адептом ограниченной украинской национальной культуры, но с советским нутром, объездил почти весь СССР как член центральной пионерской организации. Поэтому пещерный национализм, воспеваемый сейчас в моём родном городе, мне не близок. Когда приехал сюда, увидел совсем другую страну, другую ментальность – было с чем сравнивать, и это очень развивает. Уже потом объездил всю Европу.

Приехал с семьёй. Сначала все программисты из Львова жили и работали в посёлке Слушовице, известном благодаря сельскохозяйственному кооперативу и его главе – агроному Франтишку Чубе. Практически посреди деревни был построен мини-Манхэттен, в центре которого возвышалось цилиндрическое семиэтажное здание, где наша фирма занимала этаж, с подземным банковским хранилищем с сейфовыми дверьми толщиной 1,5 метра.

Потом я переехал в Злин, далее меня оторвали от украинцев и перевели в Остраву –мозговой центр разработок компании. Там мне нравилось, характер остраваков соответствует моему по-пролетарски прямолинейному характеру: там ребята с ядром, про труд и справедливость, к ним непросто пробраться под кожу, но если это случится, то они – настоящие друзья.

Позже коллеги, ушедшие из фирмы, поехали в Прагу, и меня перетянули в 2000 году. Свыше десяти лет проработал в Hypoteční banka. Сейчас жалею, что был слишком лоялен к этой фирме, которая в итоге выжала меня как лимон и избавилась, как и положено при капитализме. Но жизнь продолжается, и этим только разнообразилась, я работаю как предприниматель уже с 1998 года, руковожу проектами, включая международные, и весь мой опыт, в том числе в Hypoteční banka и других банках, таких, как ČSOB, помогает работать.

Владимир Ванчицкий
Владимир Ванчицкий родился 19 февраля 1968 года во Львове (Украина). В 1985 году поступил во Львовский национальный университет имени Ивана Франко на физический факультет, в 1986-1988 годах служил в десантно-штурмовом батальоне морской пехоты СССР в Севастополе. После срочной службы вернулся в университет, где в 1993 году окончил факультет прикладной математики. В конце того же года переехал с семьей в Чехию, в Слушовице. Жил в Злине, Остраве, в 2000 году переехал в Прагу. Есть сын, 28 лет. Увлекается пением, любит животных, в Остравском зоопарке «удочерил» чёрную пантеру, разводит цветы.

Дарья: Я – коренная москвичка, приехала в Прагу девять лет назад с двумя дочками, кошкой и большим псом. Окончила Московский государственный институт культуры, где изучала историю искусств и дизайна, потом повышала квалификацию в МГТУ имени Баумана. Работала дизайнером, арт-дизайнером, в собственной фирме полного спектра, занимавшейся компьютерной графикой, сувенирной продукцией, печатью, шелкографией.

Всё было неплохо, но решили переехать. Сначала попробовали в Финляндию, потом поехали в Швецию, где пробыли около трёх месяцев, вернулись в Россию, а потом поездом переехали в Чехию.

В Праге жизнь очень отличается от московской, сначала было очень сложно. В Москве ты в шесть утра встаешь и в полпервого ложишься, иначе ничего не успеваешь. Тут тоже рано встаёшь, но иной ритм: всё медленно и размеренно. Сейчас уже мой менталитет поменялся, но сначала всё было тяжело. Сегодня стало легче, например, за трамваем ты уже не один бежишь, как девять лет назад, а вместе с чешской старушкой.

Постепенно привыкли, адаптировались, я работала логистом какое-то время, в прошлом году пошла на парикмахерские курсы. С августа работала парикмахером.

Как давно вы знакомы?

Владимир: Начать нужно с того, что моё хобби – пение, которое почти переросло в профессию, по крайней мере, по объёму затраченного времени. Меня приглашают в разные страны, пою на различных языках народные и военные песни, оперные арии и дуэты. Прошлой осенью в Гамбурге пел с китаянкой Вэй Чан украинскую песню на китайском в честь 70-й годовщины основания КНР.

С Дарьей познакомился в 2015 году на почве пения, она меня втянула в клуб «ПРАГматики» (русскоязычное сообщество в Чехии, существующее с 2007 года – прим. ред.) после того, как ведущая «Радио Вместе» привела меня на репетицию новогоднего концерта. Потом начали петь разные песни, участвовать в ежегодном концерте «Креветка в космосе», посвященном дню космонавтики, и других, мероприятиях того же «Радио Вместе». Наладилось сотрудничество с РЦНК, параллельно влился в коллектив русской патриотической песни LEGIA.

По сути, благодаря Даше я вернулся обратно к русскоговорящему обществу, иначе не состоялось бы этого нашего разговора.

Дарья: Я тоже пою, пришла в уже организованную музыкальную группу из состава «ПРАГматиков».

Вы видите ситуацию со стороны помогающих. Какова она?

Дарья: Тяжёлая ситуация сложилась у невыездных людей: Чехия перекрыла границы, но не организовала вывоз чужестранцев. Надо было сформировать списки, организовать автобусы до границы. Сейчас же – катастрофа. Сколько понадобилось бы автобусов? Десять в день, за месяц бы всех вывезли, но этого не было. Сколько мог стоить бензин? Это не такие гигантские деньги, чтобы этого не делать. Я этого не могу понять. Люди застряли здесь без работы, без денег и без возможности уехать домой. Они не нужны ни одному государству, ни другому – просто брошены. Например, за продуктовым набором приходил мальчик, рассказал, что работодатель дал деньги, и он сможет уехать домой.

Владимир: Сейчас случился кризис. А когда такое происходит, то всё плохое сразу всплывает наверх, как, простите, известная субстанция. Всё было прекрасно у чехов, спокойно и размеренно, а в кризис у всех вдруг выросли зубы: большинство мещанских обывателей и особенно предпринимателей считают, что им нужно больше, чем остальным. Те же украинцы сейчас либо жёстко эксплуатируемы, либо никому не нужны, ведь каждый сам за себя – это же основа основ капитализма, в нём человек человеку – волк. А мы с Дашей с этим не согласны.

Дарья: Меня звали в общественные организации, в тот же Красный Крест, но я отказывалась, я сама по себе, я им не совсем доверяю. Что они делают? Карточки и значки добровольцев показывают? Плакаты про мытьё рук расклеивают? Маски раздают? Это всё важно, но не совсем то, что людям реально нужно – одной маской сыт не будешь. Да и их самому сшить можно.

Владимир: Если свежий огурец положить в рассол, то он всё равно со временем станет солёным. Меня воспитали коммунисты, но я всё равно здесь изменился, хотел я этого или нет – даже мой внутренний стержень это разъедает как ржавчина. Но всё же остаются такие люди, как Даша, которые не сдались, помогают самоотверженно и самозабвенно, их нужно поддерживать.

Когда люди узнали, что «КАРАНТИН.» бесплатно раздает и развозит продукты нуждающимся, нам звонили, проверяли, искали подвох. Но я понимаю этих людей. Потому что то, что мы делаем, так не бывает: как это – раздавать продукты, веря на слово?

Дарья: С другой стороны, много людей откликается на добрый почин, хотят помочь хоть чем-нибудь, действием или материально – приносят иногда последнее. У добрых людей есть неотъемлемая потребность помочь, и без этого бы ничего не получилось у нас. Люди отзываются, присоединяются, и это очень приятно. Чувствуешь, что ты не один. Помогают и русские, и украинцы, и чехи – здесь нет места национальной вражде.

Владимир: Да, действительно, здесь осталось много людей, у кого есть совесть и желание помогать. Но в этом (чешском – прим. ред.) окружении они чувствуют себя вне системы, и от этого несоответствия, от неиспользуемого добра могут возникнуть даже психосоматические болезни: если у вулкана нет жерла, то может сгореть всё внутри. Даша организовала такое «жерло», и люди потянулись. В людях нужно пестовать добро, тогда оно будет расцветать.

Дарья: На Пасху Владимир взял и приготовил необычные куличи. Помогаешь людям и понимаешь, что жизнь имеет какой-то смысл!

Куличи
Куличи для пасхальных наборов

Владимир: Я называю это «спиралью добра»: люди хотят помочь, когда видят что-то хорошее, и тогда спираль идёт вверх, а не вниз. Я пеку, но себе всегда делаешь что-то попроще, а для других испёк куличи. Это и есть искомый толчок вверх: люди радуются, это же не просто купить что-то и передать дальше, это настроение вкладывается, это действительно ценят.

Дарья: Сейчас мы помогли уже более ста людям. Есть пять-шесть семей, кому помогали постоянно. Они стесняются, сами не звонят, но понятно, что всем нужен не только рис или сахар. Покупали фрукты, а в пасхальные наборы положили конфеты, переданные «Пражским телеграфом», за которые вас благодарим.

Подготовка к развозу продуктов

Как вы понимаете, какая кому нужна помощь?

Владимир: Когда составляли продуктовые наборы, учитывали, кому они достанутся: одно дело – студентам, другое – семьям с детьми.

Дарья: Студентам имеет смысл помочь сосисками, детям – молочными продуктами.
Владимир: Не все готовят, студенту принеси сырую курицу, а он и не знает, что с ней делать. Семья же и суп из неё сварит и второе приготовит.

Как долго будете помогать, как продолжится деятельность «КАРАНТИНа»?

Дарья: Будем продолжать, пока есть потребность.

Владимир: Потребность есть всегда…

Дарья: Значит, пока есть возможность. Иногда выгребаешь и своё из холодильника. Я как-то отдала пачку гречки из своих двух, мне и одной хватит.

Владимир
: Да, Даша отдаст своё последнее, но так нельзя: если хочешь кому-то помогать и раздавать, ты должен сначала хоть как-то обеспечить себя, иначе «умрёшь» в общественном смысле и больше не сможешь помочь. И так в это уже вкладываем столько времени и усилий, что нет времени работать по прямой профессии, а где тогда деньги брать помогать?
Но, несмотря на занятость, Даша очень много всего организует, в этом году вот придумала провести онлайн-концерт к 9 мая, раз уж карантин.

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 110 остальным подписчикам.
Предыдущая статьяИнтервалы приезда поездов в пражском метро будут сокращены
Следующая статьяЗолотая монета «Конец Второй мировой войны в Европе»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя