Дана Драбова: «Российский проект технически превосходный, но у него есть слабые места»

0
68
Фото: Дана Драбова, председатель Государственного комитета по атомной безопасности

Интерес российской компании «Росатом» к строительству нового атомного реактора АЭС «Дукованы» вызывает много эмоций. Одни предостерегают от участия россиян, другие рекомендуют проверенные технологии. Как это видит председатель Государственного комитета по атомной безопасности Дана Драбова?

Как вы воспринимаете призывы МВД, спецслужб, а также оппозиционных депутатов и сенаторов к правительству исключить компании из России и Китая из тендера на строительство нового атомного блока АЭС «Дукованы»?

У них другой взгляд на безопасность, чем наш. С точки зрения наших задач по контролю и предоставлению гарантий, все потенциальные соискатели могут предложить проект, который будет возможно лицензировать в Чешской Республике. Так что нам действительно легко об этом судить.

Они рассуждают о другой безопасности. И судить об этом ужасно сложно. Я очень рада, что нам не нужно этого делать и что мы решаем измеримые вещи с точки зрения требований.

А вы понимаете требование политиков?

Отчасти их можно понять, потому что, выбирая поставщика, вы выбираете как партнёра также страну его происхождения почти на сто лет. Это непросто. Как и при покупке автомобиля, вы зависите от услуг производителя, потому что вы не можете всё чинить самостоятельно.

И чем современнее технологии, тем больше зависимость, правда?

Это во многом зависит от того, как вы заключаете контракт, который в идеале должен включать максимально возможную скорость трансфера знаний и технологий в Чешскую Республику. Что сложно. Просто посмотрите на аналогию с АЭС «Темелин» и «Дукованы». Людям из ČEZ или «Энергопроекта» всё же иногда приходится обращаться к Москве, когда дело касается чего-то в первом контуре.

Из-за чего?

Хотя во время строительства АЭС «Дукованы» 40 лет назад мы производили 80 процентов оборудования сами и сами контролировали строительство, мы до сих пор не знаем о проекте всего. Очень важно знать не только, как это делать, но и почему это так устроено: в чём суть конкретного технического решения в российском проекте.

Они действительно превосходны в этом, но становится всё более очевидным, что значительная часть информации была в головах и записных книжках людей, и сегодня это очень сложно восстановить.

Это сильный аргумент против российского предложения?

Каждый защищает свои ноу-хау. Скажу по-другому – я считаю, что российский проект технически превосходный. Но в чём слабость россиян, которая всегда проявлялась и снова проявляется, так это в документации проекта и сдаче всех возможных анализов безопасности.

Взгляните на АЭС «Росатома» в Пакше, Венгрия, – создание лицензионной документации на основе того, что считается стандартом в Европе или США, – очень болезненное дело для россиян. И очень утомительное. К тому же у россиян не хватает людей, которые могли бы управлять строительством по западным стандартам.

Наиболее частые аргументы сторонников «Росатома» заключаются в том, что в проект будет вовлечена большая часть отечественной промышленности.

Это мантра тех самых отголосков великой чешской индустрии, которая действительно построила шесть блоков. И по сей день они считают, что только российский проект в очередной раз обеспечит участие чешской промышленности. Это глупо.

Сегодня у нас есть несколько небольших компаний с отличными технологиями, которые хорошо работают. И всякий, кто приедет сюда строить атомный блок, сначала посмотрит, что можно сделать здесь. Потому что так получится дешевле.

Это означает, что чешская компания, если она сможет хорошо производить за разумные деньги, имеет шанс участвовать в строительстве, независимо от того, написано ли это как обещание или нет.

Как вы думаете, президент проталкивает кандидата из России или Китая?

Последний раз я видела его где-то четыре года назад. Я не могу точно сказать, проталкивает ли он что-то или это делает кто-то другой. Я думаю, что это действительно подталкивает традиционная чешская промышленность, что в значительной степени это социальный заказ со стороны промышленности для политиков.

Я хорошо помню, что АЭС «Темелин» представляла интерес для многих компаний, без которых было бы трудно выжить во времена экономических преобразований. Сегодня чешская компания с разумным качеством и разумной ценой действительно имеет шанс участвовать в строительстве в качестве поставщика.

Иногда поступают претензии, что тендерная документация написана под россиян. То есть реактор должен иметь мощность 1200 мегаватт, и это именно то, что производит «Росатом».

Это не так. Местность «Дукованы», даже из-за изучения воздействия на окружающую среду, имеет ограниченные характеристики, поэтому это означает, что мощность блока должна быть до 1200 МВт. Это действительно основано на том, насколько крупный реактор реально охладить водой из реки Йиглава.

Таким образом, мощность может быть максимум 1200 МВт и меньше. Проблема в основном у французов, которые делают только более крупные реакторы.

Для справки:
На данный момент в связи с тендером на строительство нового атомного блока АЭС «Дукованы», который должен быть объявлен до конца этого года, в правительстве ведутся горячие споры о том, компании из каких стран могут принять в нём участие. Оппозиция выступает против участия России и Китая, так как считает их угрозой для суверенитета страны. Остальные политики и глава фирмы-инвестора ČEZ считают, что в тендере должны участвовать все компании («Росатом» – Россия, CGN – Китай, Westinghouse – США, EdF – Франция, KHNP – Южная Корея) для формирование самого выгодного предложения. 

Сообщает seznamzpravy.cz.

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 156 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяПлатиновая монета «Прага – Исторический центр»
Следующая статья3 декабря – День неизвестного солдата

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя